Психологическое направление в социальной философии

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО

Всероссийский заочный финансово-экономический институт

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По дисциплине “философия”

На тему:

” Психологическое направление в социальной философии”

План

Введение……………………………………………………………………………………. 3

1. Психологический эволюционизм Л. Уорда……………………………….. 4

2. “Законы подражания” Г. Тарда и теория человеческих действий В. Парето……………………………………………………………………………………………… 6

3. Психологическое направление как субъективный метод в объяснении явлений общественной жизни в русской социологической мысли……. 11

Заключение……………………………………………………………………………… 14

Список литературы…………………………………………………………………. 15

Введение

В данной работе поступательно представлено психологическое направление социальной философии, в целом, а также взгляды ведущих философов, как зарубежных (Л. Уорда, Г. Тарда, В. Парето), так и отечественных (П. Лаврова, Н. Михайловского), особенности, основные идеи и категории психологического направления социологических исследований в работах названных философов.

Принципиальным для психологического направления социологических исследований является то, что рассмотрение человеческой эволюции осуществляется с позиций психологических особенностей человека, а не с позиций его биологического начала, что именнозаконы психики людей, выступают как законы человеческой эволюции, осуществляющиеся под влиянием разного рода психических сил.

Психологическое направление традиционно рассматривается как теоретическое направление, оказавшее большое влияние на развитие социальной философии, которая выступает как система теоретического знания о наиболее общих закономерностях и тенденциях взаимодействия социальных явлений, функционирования и развития общества, целостного процесса социальной жизни. Социальная философия исследует всю систему общественных отношений, взаимодействие всех сторон общественной жизни, закономерности и тенденции развития общества. Кроме того, она изучает особенности познания общественных явлений на социально-философском уровне обобщений [2, с. 320-321].

Психологическое направление социальной философии представляет целостный процесс изменения социальной жизни и развития социальных систем с позиций психики человека, его психологических установок, механизмов социальнро-психологических взаимодействий и взаимовлияний.

Изучение и понимание роли психических установок отдельных индивидов и целых групп в процессах социальной эволюции позволяют описать общество и социальную жизнь не только в структурно-функциональном плане и в ее историческом развитии, но показать первостепенную важность психических особенностей человека в процессе его социализации и участия в социальной жизни.

1. Психологический эволюционизм Л. Уорда

Психологическое направление социальной философии представлено прежде всего в трудах Л. Уорда, Г. Тарда, В. Парето и некоторых других мыслителей.

Лестер Уорд (1841 – 1913 гг.) – американский социолог, которого нередко называют отцом социологии в США. В целом, положительно восприняв идеи эволюционного развития общества, обоснованные в трудах О. Конта и Г. Спенсера, Л. Уорд перенес центр тяжести с биологических моментов на психологические. В своих трудах “Динамическая социология”, “Психические факторы цивилизации”, “Очерки социологии” и других он пытается раскрыть психологические причины деятельности и поведения людей и тем самым обосновать психологические механизмы развития общества. Он писал, что “социальные силы суть силы психологические и заключаются в умственной природе индивидуальных членов общества”

Проблема причин и движущих сил деятельности людей одна из центральных в социальной философии Л. Уорда. По его мнению, в качестве изначальной причины деятельности любого субъекта выступают его желания. Он характеризовал желания людей как “всепроникающий и весь мир оживляющий принцип… пульс природы, главная причина всякой деятельности”. Обосновывая “философию желаний” Л. Уорд выделяет первичные желания, связанные с удовлетворением потребностей людей в пище, тепле, продолжении рода и т. п. На их основе формируются более сложные желания людей, в том числе – в творческой деятельности, гражданской свободе, а также моральные, эстетические и религиозные желания.

“Желания людей, – пишет Л. Уорд, – порождают их волю”, которую он называет “динамическим двигателем общества”. Желания и воля выступают, по Л. Уорду, как основные природные и социальные силы, обеспечивающие развитие общества [9, с. 326-327].

Он рассматривает их как весьма динамические психические силы, действующие чаще всего непроизвольно, стихийно. Эти слепо действующие, во многом иррациональные силы до конца не осознаются людьми и не вполне контролируются ими. Влекомые этими силами, люди действуют в заданном направлении и нередко лишь потом осмысливают свои поступки. Но даже если желания и влечения человека осознаны им, он мало может управлять ими и, как правило, следует им. И все-таки, считает Л. Уорд, очень важно осознавать желания, чтобы хоть как-то управлять своими действиями в соответствии с требованиями цивилизации. Он пишет, что “с тех пор, как действия организма начали определяться сознательными желаниями, начались большие преобразования, которые продолжаются до сих пор”. В качестве основного носителя коллективных стремлений и целей у Л. Уорда выступало государство [6, с. 262].

Поскольку действия людей осуществляются в их взаимном общении, они, по мнению Л. Уорда, являются социальными действиями. В этом смысле действующий в обществе человек выступает как социальное существо. В связи с этим Л. Уорд выдвинул и обосновал проблему законов и принципов социальных действий людей. Ранее проблему социальных законов по-своему решали О. Конт, Г. Спенсер и К. Маркс.

Изучение этих законов Л. Уорд относил к области социальной философии или теоретической социологии, которая, по его словам, “в значительной степени является философией”, поскольку “помогает понять законы общества”. Данные законы выступают, по Л. Уорду, как законы социальной деятельности людей и человеческой эволюции. Они осуществляются под влиянием указанных выше психических сил, прежде всего человеческих желаний и воли. Их Л. Уорд и называет основными психическими факторами цивилизации. Выявление их роли лежит в основе “психологического эволюционизма” Л. Уорда [8, с. 86].

Сознательное воздействие на психические факторы цивилизации (на человеческие желания и волю), насколько это возможно, позволяет придать развитию общества социально направленный характер, совершенствовать его в интересах большинства людей. Именно так высказывался Л. Уорд как ученый и политик, социально-политические взгляды которого выражали в свое время интересы широких демократических кругов США [9, с. 327].

2. “Законы подражания” Г. Тарда и теория человеческих действий В. Парето

Наряду с психологическим эволюционизмом Л. Уорда развивалось направление, которое исследовало проблему психологического подражания и его роли в функционировании общества. Если в трудах Л. Уорда исследуются основными психические факторы цивилизации, эволюции,

То в работах Г. Тарда акцент делается на том, каким образом происходит социальное развитие: каковы механизмы социального развития, его логика, его законы.

Ведущим его представителем был французский мыслитель Габриэль Тард (1843 – 1904 гг.). Свое учение он развил в трудах “Законы подражания”, “Социальная логика”, “Социальные законы”, “Этюды по социальной психологии”, “Общественное мнение и толпа” и др.

Одной из фундаментальных проблем, решаемых Г. Тардом, является проблема взаимодействия личности и общества. Он решал эту проблему, постоянно полемизируя со своим соотечественником Эмилем Дюркгеймом. Если для Э. Дюркгейма общество, коллектив выступают как исходное начало, формирующее человека во многом по своему образу и подобию, то для Г. Тарда первичным элементом во взаимодействии человека и общества является человек. Каждая человеческая личность живет и действует рядом со многими другими людьми. В результате их взаимодействия формируются группы людей с присущей им групповой психологией и общество как сложная система взаимодействия отдельных людей и социальных групп.

Как и Л. Уорд, Г. Тард решал проблему движущих сил деятельности людей, социальных групп и развития общества. Он находил эти силы в индивидуальной и групповой психике людей. Видимо, поэтому он не проводил сколько-нибудь существенной грани между социологией как наукой о развитии общества и социальной психологией. Почти все его социологические труды были посвящены проблемам социальной психологиии. Более того, Г. Тард называет социологию “простой социальной психологией”.

Он исходил из того, что в основе социальной деятельности лежит психологический настрой отдельных людей и социальных групп. В процессе их взаимодействия один человек или социальная группа подражает другим. Во взаимном подражании людей Г. Тард видит изначальный элемент социальности, основной способ существования и развития личности, социальных групп и общества [2, с.108].

Социальный организм по сути своей подражательный, считал Г. Тард. И пояснял, что подражание играет в обществе такую же роль, как и наследственность в живых организмах. Он рассматривал подражание как усвоение и повторение людьми того нового, что появляется в той или иной сфере общественной жизни. Этим новым могут быть малые и большие изобретения и открытия, совершенствующие быт людей, их производственную, познавательную и иную деятельность, расширяющие их власть над природой, обогащающие отношения между ними. “Изобретение и подражание – таков основной элементарный общественный процесс”, – делает вывод Г. Тард [7, с. 149].

Всякие новации, будь то изобретения или открытия, представляют собой акты творчества способных и талантливых людей, которые затем усваиваются и повторяются многими людьми. В результате человеческие изобретения и открытия порождают огромное количество подражаний, распространяемых по всему миру.

Г. Тард указывает на геометрическую прогрессию подражания. При этом он подкрепляет свои выводы многочисленными ссылками на статистику. В частности, он ссылается на статистику потребления кофе, табака и других продуктов, начиная с момента их первого ввоза в Европу и до того времени, когда они заполнили рынок, а также многократного увеличения числа локомотивов, построенных с возникновением железнодорожного дела. “Открытию Америки, – писал он, – подражают в том смысле, что первое путешествие из Европы в Америку, задуманное и осуществленное Колумбом, вызвало множество новых путешествий, совершенных другими мореплавателями в разных направлениях; каждое из этих путешествий было новым маленьким открытием, ответом на открытие великого генуэзца, находившим в свою очередь подражателей” [7, с. 20].

“Общество – это подражание”, – заключает Г. Тард. Изобретения и открытия одних становятся достоянием многих. Он считал, что подражания возникают на почве социально-психологических отношений между людьми и направлены на выполнение вполне определенных функций, связанных с удовлетворением потребностей людей, достижением какой-либо пользы.

При этом Г. Тард указывал на три основных закона, характеризующих содержание процессов подражания и их реализацию в обществе: 1) закон повторения, т. е. усвоения и воспроизведения людьми тех или иных новшеств; 2) закон оппозиции, выражающий борьбу самих новшеств или нового и старого в обществе; 3) закон приспособления, т. е. адаптации людей к появившимся новшествам и изменившимся условиям жизни [10, с. 329].

Разумеется, пишет Г. Тард, подражательные отношения в обществе должны вести не к унификации и обеднению (усреднению) образа жизни и культуры народов, а к их обогащению.

В связи с этим он заявляет, что “душа всего сущего не однородность, а разнородность” . Историю он рассматривал как непрерывную цепь подражаний, как собрание деяний, “имевших наибольший успех” и “которым более всего подражали”. Он считал, что “верховным законом подражания” является “его стремление к бесконечному распространению” [7, с. 347].

В рамках психологического направления в социологии работал итальянский социолог и политэконом Вильфредо Парето (1848 – 1923 гг.). В. Парето развил некоторые оригинальные идеи в рамках психологического направления: логический экспериментальный метод исследования социальных явлений, порождаемых социальными действиями людей; учение о чистой экономии, дающее возможность предвидеть экономические результаты при какой угодно форме общественного устройства; теорию элит, показывающую социальную неоднородность как следствие психологического неравенства людей.

В. Парето обосновал логическо-экспериментальный метод исследования социальных явлений, исходя из того, что выводы социологии как науки об обществе, движущих силах его развития должны базироваться исключительно на точных эмпирических (опытных) данных.

Только это может обеспечить их научную достоверность и надежность, считал В. Парето. С этих методологических позиций он отвергал какие-либо умозрительные подходы к изучению общества, считал также, что те или иные оценочные суждения – моральные, политические, религиозные и другие – неизбежно ведут к искажению социальных фактов, мешают их беспристрастному анализу.

Основную цель социологии Парето видел в выявлении и обосновании функциональных связей и взаимозависимостей социальных явлений, порождаемых социальными действиями людей. Социальные действия он делил на “логические” и “нелогические”. Первые в той или иной степени осознаны и логически обоснованы людьми, вторые – неосознаны, инстинктивны, спонтанны. Неосознанные действия являются, по мнению Парето, более естественными и органически присущими людям. Именно они определяют основное содержание социальных явлений. Неосознанные действия непосредственно определяются психическим состоянием людей, которое является постоянной естественной основой, психической константой их социальной деятельности.

В психических импульсах, склонностях и предрасположениях людей Парето находил “источник социальной жизни”. Так же, как Л. Уорд и Г. Тард, он ставил и решал проблему законов развития общества, коренящихся в психическом содержании действий людей. “Человеческие действия, – писал он. – имеют закономерный характер, и потому мы можем делать их предметом научного исследования” [5, с. 1].

Закономерный характер деятельности людей определяет закономерный характер развития общества, всех его сфер. Задача науки – выявить законы их функционирования и развития, чтобы учитывать их на практике с возможно большей пользой для общества, социальных групп и индивидов. Исходя из этого, В. Парето делает вывод, что “чистая экономия должна найти законы явлений, которые могли бы применяться как к обществу, где господствует частная собственность, так и к обществу с коллективной собственностью… она должна дать нам возможность предвидеть экономические результаты при какой угодно форме общественного устройства”. Другие науки должны выявлять действия социальных законов в иных сферах общества, в том числе социальной, политической и духовной. Соединив данные всех социальных наук, можно составить представление о путях совершенствования общества [5, с. 3-4].

Оригинальной частью социальной философии В. Парето является созданная им теория элит. В рамках этой теории им решались проблемы социальной неоднородности или гетерогенности общества, социального неравенства, борьбы за власть и способы ее осуществления. По мнению В. Парето, социальная неоднородность общества и социальное неравенство обусловлены психологическим неравенством людей, неравенством их способностей.

Наиболее способные представители общества образуют его элиты в разных сферах общественной деятельности. Они добиваются возможностей и прав руководить и управлять этими сферами и всем обществом. Способы руководства и управления могут быть разными соответственно основным качествам самих элит, их вождей и сложившимся условиям. Так, например, в политической сфере В. Парето выделял представителей элит “львов” и “лис”. “Львы” – это политические лидеры и вожди, делающие ставку на применение твердых мер и силы. Они, как правило, абсолютно убеждены в правильности своей политики, обладают сильной волей, не склонны, да и не способны к компромиссам. “Лисы” склонны к более гибкой политике, манипулированию сознанием масс, нередко прибегают к лавированию, обману, демагогии, политическим спекуляциям. Они действуют чаще всего в неустойчивых обществах, в которых динамично меняется социально-политическая ситуация [11, с. 595].

В. Парето указывал на постоянную циркуляцию элит. Она заключается в том, что менее способные члены элиты опускаются в нижние, неэлитные группы. Напротив, более талантливые представители неэлитных групп поднимаются в элитные. В конечном счете, считает В. Парето, творческий потенциал элит определяет возможности развития любого общества.

Социально-психологическая концепция В. Парето, и в частности его теория элит, оказали значительное влияние на развитие социальной философии Запада. Это влияние сохраняется и поныне [9, с. 330-332].

3. Психологическое направление как субъективный метод в объяснении явлений общественной жизни в русской социологической мысли

Психологическое направление как субъективный метод в объяснении явлений общественной жизни получило свое развитие и в русской социологической мысли, в частности, по вопросам о роли социальной активности личности, о роли идеала, о концептах истины и справедливости в эволюции общества.

Видные русские мыслители Петр Лавров (1823 – 1900 гг.) и Николай Михайловский (1842 – 1904 гг.) получили широкую известность как теоретики “субъективного метода” в социологии, который всесторонне разработан в их многочисленных трудах. Их объединяла концепция социальной активности личности, вера в ведущую роль идеала в прогрессивном развитии общества, идеи движения от “правды-истины” к “правде-справедливости” в общественной жизни.

Суть указанного метода П. Лавров раскрывает так: “… волей или неволей приходится прилагать к процессу истории субъективную оценку, т. е., усвоив тот или иной нравственный идеал, расположить все факты истории в перспективе, по которой они содействовали или противодействовали этому идеалу, и на первый план истории выставить по важности те факты, в которых это содействие или противодействие выразилось с наибольшей яркостью”. В развитии нравственного идеала он видел “единственный смысл истории” и “единственный закон исторической группировки событий” [3, с. 43-45].

Основную задачу П. Лавров и Н. Михайловский усматривали в изучении мотивов деятельности личностей и их нравственных идеалов. При этом особое внимание уделялось анализу “солидарных”, как они писали, действий людей, направляемых их общими интересами. Социология, по их мнению, изучает и группирует повторяющиеся факты солидарности между людьми и стремится открыть законы их солидарных действий. Она ставит себе теоретическую цель: понять формы солидарности, а также условия ее упрочения и ослабления при разном уровне развития людей и форм их общежития [4, с. 250].

Объективный анализ явлений общественной жизни, который понимался как постижение “правды-истины”, легко соединялся этими мыслителями с субъективным, оценочным подходом к данным явлениям, чтобы найти “правду-справедливость”. Последняя призвана осветить путь обществу, в котором бы гармонически сочетались интересы всех людей. В этом заключается социальная направленность субъективного метода в социологии. “Безбоязненно глядеть в глаза действительности и ее отражению – правде-истине, правде объективной и, в то же время, сохранять и правду-справедливость, правду субъективную – такова задача всей моей жизни”, – писал Н. Михайловский [4, с. 3].

В своих трудах П. Лавров и Н. Михайловский поставили и по-своему решали целый ряд фундаментальных проблем социальной философии, в том числе о движущих факторах исторического процесса, его объективной и субъективной сторонах, о роли личности в истории, механизме и направленности общественного прогресса. Основным двигателем истории они считали критически мыслящих личностей, составляющих передовой слой интеллигенции. “Развитие критической мысли в человечестве, ее укрепление и расширение есть… главный и единственный агент прогресса в человечестве”, – писал П. Лавров [3, с. 417-418].

Много внимания уделяли П. Лавров и Н. Михайловский решению проблемы взаимодействия личности и общества. На первом плане у них, разумеется, личность, обладающая своей особой индивидуальностью и неповторимостью. Критически мыслящие личности с их более или менее яркими индивидуальностями являются главными действующими лицами в обществе, определяют развитие его культуры и переход к высшим формам общественного устройства. Таковыми являются представители передовой интеллигенции. Целью общества является предоставление каждой личности условий для ее всестороннего развития, наиболее полного проявления ее творческого потенциала. Отсюда требование предоставления личности большей свободы и самостоятельности по отношению к обществу. “Социологическая теория борьбы за индивидуальность” проходит красной нитью через их творчество”, – подчеркивал Н. Бердяев [1, с.141].

Исходя из своих мировоззренческих установок, они решали проблему взаимодействия “героев и толпы”. Эта проблема решалась ими больше в социально-психологическом плане. Так, Н. Михайловский называл героем человека, увлекающего своим примером массу на хорошее или дурное дело. Толпа же – это масса людей, способная увлекаться примером, благородным, или низким, или же нравственно безразличным. Толпа легко поддается внушениям, теряет независимость в восприятии происходящих событий и в собственных суждениях. Она легко подчиняется своим вождям, слепо верит им, теряет способность критически относиться к их словам и делам. Как видно, высказанные сто лет назад, эти рассуждения Н. Михайловского не потеряли своей актуальности и в настоящее время.

Во многом сохраняют свою актуальность основные положения теории общественного прогресса П. Лаврова и Н. Михайловского. Весьма своевременной явилась глубокая и обстоятельная критика Михайловским теории прогресса позитивиста Г. Спенсера, который во многом игнорировал особенности развития общества по сравнению с природой. Н. Михайловский убедительно показал, что в основе развития общества лежат не биологические, а социальные процессы, в том числе разделение труда, борьба нового уклада общественной жизни со старым, передовых и реакционных идей, различных общественных идеалов.

Важное значение имеет решение проблемы диалектики взаимодействия прогресса общества и прогресса личности. Ни один из этих видов прогресса не должен осуществляться за счет другого, подчеркивал Н. Михайловский. Важно, чтобы общество в своем развитии создавало необходимые условия для развития всех личностей. В этом заключается критерий общественного прогресса, что является справедливым и нравственным. Такова “формула прогресса” Н. Михайловского, которая во многом согласуется с пониманием общественного прогресса П. Лавровым [9, с. 333-334].

Заключение

Большое влияние оказали итальянский социолог В. Парето и созданная им теория элит, русские мыслители Н. К. Михайловский, П. Л. Лавров – теоретики “субъективного метода” в социологии, которые внесли и развили свои представления о социальных явлениях в обществе и тем самым обогатили мировую философскую мысль. Изучение данного направления в социальной философии поможет молодым начинающим специалистам лучше понять социальные явления, происходящие в обществе и на основе полученных знаний принимать правильные и взвешенные решения.

В своей работе я постаралась представить и раскрыть взгляды ярких представителей психологической школы в социальной философии.

Список литературы

1. Бердяев Н. Субъективизм и индивидуализм в общественной философии. СПб., 1901 С. 141.

2. Кохановский В. П. Философия: Учебник для высших учебных заведений. – Ростов н/Д.: “Феникс”, 2003. С. 305-307.

3. Лавров П. Л. Избр. соч. М., 1934. Т. 1. С. 417-418.

4. Михайловский Н. К. Соч. СПб., 1898. Т. 1. С. 3.

5. Парето В. Чистая экономия. Воронеж, 1912. С. 1.

6.Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. – М.: Институт психологии РАН, “Академический проект”, 1999. С. 6-15.

7. Тард Г. Законы подражания. СПб., 1892. С 149.

8. Уорд Л. Очерки социологии. М., 1901. С. 135.

9. Философия: Учебник / Под ред. проф. В. Н. Лавриненко. – 3-е изд., исп. и доп. – М.: Юристъ, 2005. – 506 с.

10. Философия: Учебник для вузов / Под ред. проф. В. Н. Лавриненко, проф. В. П. Ратникова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. – 584 с.

11. Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. – 7-е изд., перераб. и доп. – М.: Республика, 2001. – 719 с.


Психологическое направление в социальной философии