Развитие социологии в Беларуси

МИНИСТЕРСТВО СВЯЗИ И ИНФОРМАТИЗАЦИИ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УО “ВЫСШИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОЛЛЕДЖ СВЯЗИ”

ФАКУЛЬТЕТ ЗАОЧНОГО ОБУЧЕНИЯ

УРОВЕНЬ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА № 1

По дисциплине

” Социология”

Тема: Развитие социологии в Беларуси

Выполнил студент

Гр. МС 762 , 5 курс

Колбик А. О.

Рецензент:

МИНСК 2009

Содержание

1. Эмпирические исследования в 20-30 годах……………………………………………………3

2.Развитие социологических исследований в 60-80-х годах…………………………………..5

3. Основные направления современной социологической мысли Беларуси (90-е годы)……..7

Литература

ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В 1920 – 1930 ГОДАХ

Одной из форм существования социологии в Беларуси в этот период стало создание самостоятельных научных центров, в рамках которых отводилось определенное место и социологическим подразделениям. Так, во вновь созданном Белорусском государственном университете (1921) сразу же была открыта кафедра с четкой социологической ориентацией – кафедра социологии и первобытной культуры. В преподавании социологических дисциплин активно участвовали профессора В. И. Пичета, С. З. Каценбоген, В. Н. Ивановский, С. М. Василейский и др. Для студентов факультета общественных наук читались курсы лекций по социологическим проблемам экономики и труда, государства и права, семьи и брака, истории и теории культуры. Уже в 1923 был опубликован первый в республике курс по социологии (Труды БГУ. Мн., 1923, № 4-5).

Масштабы исследовательской работы значительно расширились после создания в январе 1922 Института белорусской культуры, преобразованного в 1929 в Академию наук БССР. Уже в первые годы деятельности Инбелкульта были организованы систематические исследования в области социально-экономических и социально-культурных проблем развития белорусской нации (Е. Ф. Карский, С. М. Некрашевич), динамики ее социальной структуры (В. И. Игнатовский, М. В. Довнар-Запольский), социологии семьи, религии (С. Я. Вольфсон, Б. Э. Быховский), образования и воспитания (С. М. Василейский, А. А. Гайваронский, С. М. Ривес). Целый ряд работ по социологии, опубликованных в 1920-е, получил широкую известность как в республике, так и за ее пределами (Вольфсон С. Я. “Социология брака и семьи”. Мн., 1929; Он же. “Современная религиозность”. Мн., 1919; Каценбоген С. 3. “Марксизм и социология”. Саратов, 1926; Ивановский В. Н. “Методологические введения в науку и философию”. Мн., 1923; Ривес С. М. “Религиозность и антиелигиозность в детской среде”. Мн., 1930; Василейский С. М. и др. “Из теории и практики профориентации и профконсультации”. Мн., 1929; Касперович М. И. “Краязнаўства”. Мн., 1929 и др.).

В историко-социологическом плане значительный интерес представлял опыт развития социографии и разработки методов эмпирических исследований. В частности, в 1927 в Минске вышла первая в марксистской литературе и единственная в довоенный период монография С. М. Василейского “Введение в теорию и технику психологических, педагогических и психотехнических исследований”, посвященная систематическому анализу методов сбора и обработки эмпирической социальной информации. Предпринятая автором попытка модификации процесса социального исследования отражала растущую потребность в методическом обеспечении многочисленных социальных обследований, проводившихся в Беларуси в 1920-е – начале 1930-х. В этот период Центральное Бюро краеведения Инбелкульта публиковало многочисленные программы, на основе которых составлялись стандартные монографические описания в стиле популярной в конце 19 в. “социальной гигиены”. Многие из таких описаний отличались достаточно высоким методическим уровнем и воспроизводили широкую панораму общественной жизни и быта сельских и местечковых поселений республики. В настоящее время они представляют ценный источник исторической информации.

В 1927 в Минске вышла в свет коллективная монография “Рабочая молодежь Белоруссии. Численность, состав, быт, условия труда и физическое состояние”, подготовленная Б. Я. Смулевичем и другими преподавателями кафедры социальной гигиены. В работе обобщались материалы крупномасштабного обследования влияния социально-экономических условий труда и быта на физическое развитие молодежи. В 1927 под руководством С. М. Василейского было проведено выборочное исследование ценностных ориентаций и уровня культурного развития социальных групп молодежи Беларуси. С помощью анкет и тестов было обследовано более четырех тысяч респондентов. В том же году под руководством П. Я. Панкевича проводилось выборочное исследование образа жизни, состояния нравственного сознания, быта студенческой молодежи. Анкетным опросом было охвачено более 1600 студентов (Асвета. 1928. № 4). В 1920-е активно разрабатывались проблемы профориентации и профотбора, изучались мотивы выбора профессий, жизненные планы молодежи, престиж профессий (Василейский С. М.).

В 1920-е многочисленные исследования были проведены по проблеме быта и духовных ценностей крестьянства. Центральное бюро краеведения при АН БССР разработало специальную методическую справку по изучению белорусского крестьянства. На ее основе специальная комиссия АН БССР обследовала порядка 50 колхозов.

В конце 1920-х – начале 1930-х был проведен ряд крупных выборочных опросов, посвященных изучению религиозности и антирелигиозных установок населения. (Вольфсон С. Я. Современная религиозность. Мн., 1930).

Эмпирические социальные исследования 1920 – 1930-х в большинстве своем имели прикладной характер и были мало связаны с теоретическими концепциями. Обычно они проводились по описательному плану, без предварительной формулировки гипотез. В этих исследованиях применялись наиболее элементарные уровни измерения социальных признаков. Социологические анкеты включали, главным образом, открытые вопросы, что определяло низкий уровень стандартизации процедуры сбора информации. Вместе с тем несомненен и значительный успех белорусской социологической мысли, попытавшейся в новых исторических условиях осмыслить дух революционного преобразования общества, его положительные и отрицательные моменты. Последнее, видимо, не устраивало официальную власть, которая стала с подозрением смотреть на научные разработки в области истории, социологии, статистики и др. Правда, теоретико-методологическая база белорусских исследователей не отличалась оригинальностью, социологические идеи зачастую либо переплетались с работами исторического, этнографического или демографического характера, либо тяготели к работам общего, социально-философского плана. Белорусская социология не выходила еще на уровень конкретно-прикладных исследований, к которым с самого начала Советская власть относилась с известной долей подозрения. Кроме того, не была создана методическая база подобных исследований. Социология в этот период развивалась в русле академических традиций. Важную роль в развитии социально-экономических исследований сыграла система статистической информации. В Беларуси формирование органов государственной статистики завершилось в 1922 году. Многие статистические обследования по предмету и характеру представляли собой тип прикладных социологических исследований. Статистика и конкретная социология взаимно дополняли друг друга. Появляется все больше социологических работ, построенных на статистических данных или полученных специальными эмпирическими методами.

В 30-е годы ситуация резко меняется. Власть все больше и больше приобретает черты тоталитарного режима с запретами, подозрениями и искоренениями. Истинное положение дел в общественной жизни, оказавшееся весьма далеким от коммунистических идеалов, начинает подвергаться идеологической лакировке. Научное познание реалий социалистической действительности становится нежелательным, поэтому исследования социальных явлений либо свертываются, либо попадают под контроль идеологической цензуры. Социологические исследования как в Союзе в целом, так и в Беларуси стали резко сокращаться. Обрушившиеся в этот период на белорусскую интеллигенцию репрессии уничтожили ее наиболее квалифицированное ядро. Эту трагическую участь разделило и большинство белорусских обществоведов. В 1929 году смещается с поста ректор В. И. Пичета, много сделавший для возрождения белорусской науки и культуры, утверждения белорусского языка в качестве государственного (преподавание в университете велось в основном на белорусском языке). В сентябре 1930 года он был арестован и в составе 115 научных сотрудников обвинен в связях с белой эмиграцией по так называемому “делу историка С. Ф. Платонова” и сослан в Вятку (освобожден в апреле 1936 года). Трагически оборвалась и жизнь В. М, Игнатовского – первого президента Академии Наук Беларуси. В конце 30-х годов социология как самостоятельная наука перестала существовать. Накопленные в предшествующие годы материалы стали достоянием архивов и специальных фондов библиотек.

С середины 1930-х и до середины 1960-х собственно социологическая мысль в Беларуси и СССР практически полностью отсутствовала.

РАЗВИТИЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В 60-80 ГОДАХ

Разрушительный вал Великой Отечественной войны, дважды прокатившийся по Беларуси, довершил процесс искоренения национальной культуры, в том числе и ее научных достижений, особенно в сфере общественных наук. Обществоведение становится притягательным для разного рода карьеристов. Лишь после смерти И. Сталина и последовавшей “оттепели” 50-60 годов начинается возрождение социологии как в целом в Союзе, так и в Беларуси. Вновь оживляется интерес к социологической проблематике, хотя каноны исторического материализма долго еще определяли идеологическую и методологическую парадигму обществознания.

Повышение интереса к социальной проблематике и особенно к конкретно-социологическим исследованиям было характерно для специалистов всех стран социализма. На фоне изменения отношения к социологии в Советском Союзе оживляется интерес к социологии и в Беларуси. Интерес к ней начинают проявлять не только ученые, но и партийное руководство республики. Осенью 1965 года вышло постановление ЦК КПБ “Об организации конкретно-социологических исследований в республике”, в значительной мере стимулировавшее разработку ряда важных социологических проблем и решение организационных вопросов, направленных на развитие социологических служб и подразделений. В 1968 году в составе академического института философии и права был создан сектор конкретных социологических исследований, который возглавил профессор Т. П. Давидюк. Активно стали формироваться хоздоговорные группы, деятельность которых позволила расширить диапазон социологических исследований. Все это подготовило почву для открытия в 1990 году в рамках национальной академии Института социологии. С момента создания институт возглавлял профессор, академик НАН РБ Е. М. Бабосов, под руководством которого проведено большое количество конкретных социологических исследований, издан ряд фундаментальных работ. В частности, следует указать трехтомный коллективный труд об основных тенденциях изменения социальной структуры белорусского общества. Большой интерес представляют социологический анализ труда и экономики, осуществленный в монографиях профессора Г. Н. Соколовой и анализ социально-демократической сферы в работах С. А. Шавеля и А. А. Ракова.

Параллельно с академическими структурами социология стала активно внедряться в сеть высших учебных заведений. С конца 60-х годов в вузах республики на базе общественных кафедр начинают создаваться группы и лаборатории социологического профиля, который на хоздоговорных началах изучали проблемы промышленной социологии, трудового коллектива, социального планирования и управления. В конце 60-х – начале 70-х годов такие группы были созданы в Институте народного хозяйства, в Белорусском Политехническом институте, Институте культуры и ряде других столичных и областных вузов.

Большую известность в этот период получили работы профессора В. Н. Семенькова “Совершенствование социализма и общественное воспитание” (1966); “Производственный коллектив: труд, среда, воспитание” (1975); “Комплексный характер воспитания” (1979).

В 1968 году в Белорусском госуниверситете была создана проблемная социологическая научно-исследовательская лаборатория. Первым ее руководителем был профессор И. Н. Лущицкий, затем доцент С. И. Деришев и профессора Ю. Г. Юркевич, Г. П. Давидюк, С. Д. Ларптенок. Начав со штата в четыре человека, лаборатория выросла в крупное научное подразделение, сыгравшее важную роль в возрождении социологической мысли Беларуси. Вначале лаборатория действовала в рамках кафедры истории философии, а затем – в 1971 году, когда в Белгосуниверситете была создана кафедра философии гуманитарных факультетов, которую возглавил профессор Г. П. Давидюк, она вошла в состав этой кафедры. Эти два подразделения – кафедра и лаборатория – и стали базой, на основе которой возрождалась социология как вузовская дисциплина.

Лаборатория проводила конкретно-социологические исследования на многих предприятиях Беларуси (изучались проблемы эффективности воспитательной работы, студенческой молодежи, молодой семьи, трудовых коллективов, социального планирования, совершенствования методов управления). Руководители промышленных предприятий стали прислушиваться к голосу социологов, не без волнения ожидая результатов социологических исследований, когда очевидными становились недоработки управления. Так конкретная социология все шире входила в жизнь белорусского общества.

Важным шагом в становлении белорусской школы социологов явилось учреждение в 1976 году Белорусского отделения советской социологической ассоциации, преобразованного в 1991 году в самостоятельную Белорусскую социологическую ассоциацию, возглавляемую Е. М. Бабосовым.

Достижения белорусских социологов позволили им выйти на всесоюзную и мировую арену. Они активно участвовали в работе крупных социологических форумов международного значения. Все говорило о том, что в Беларуси сложилась школа социологии со своими традициями и достижениями. Не хватало лишь одного звена – подготовки специалистов -социологов с высшим образованием. Ощущалась необходимость открытия этой специальности в одном из вузов республики.

В 1989 году в Белгосуниверситете был открыт философско-экономический факультет, в состав которого вошли отделения философии, политической экономии и социологии. В 1994 году был осуществлен первый выпуск социологов. Открытие отделения социологии потребовало и создания кафедры социологии, которая открылась в 1989 году. Первым заведующим этой кафедры стал профессор А. Н. Елсуков. Первоначально кафедра социологии состояла из заведующего, трех доцентов, одного докторанта и трех учебно-вспомогательных работников. В настоящее время на кафедре работает 7 докторов наук, профессоров, 9 кандидатов наук и два преподавателя. С кафедрой постоянно сотрудничают участвуют в учебном процессе ведущие социологи республики, среди них академик НАН РБ Е. М. Бабосов, член-корреспондент НАН РБ А. Н. Данилов, доктор социологических наук Г. Н. Соколова и др.

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ МЫСЛИ БЕЛАРУСИ ( 90-е годы)

В 1989 г. открывается отделение социологии и кафедра социологии (А. Н. Елсуков) в БГУ. В Академии наук БССР в этом же году создается Республиканский центр социологических исследований, на базе которого в 1990 г. создается Институт социологии АН БССР.

Институт выполнил исследования по следующим направлениям: динамика социальной структуры, интересы и потребности различных групп и слоев населения, особенности их социального статуса и деятельности в обществе, социальная дифференциация и интеграция, взаимосвязь социальных структур и демографических процессов, структура рынка труда и динамики безработицы, мотивация и стимулирование труда в условиях перехода к рыночной экономике, основные тенденции развития науки, социодинамика культуры в ее сопряженности с процессами усвоения духовных ценностей и норм различными социальными группами общества, поведение личности, социальных общностей, их взаимодействие в экстремальных условиях кризисов, конфликтов и катастроф, включая Чернобыльскую, социально-психологические характеристики личности и трудовых коллективов, их социальной активности, анализ и прогнозирование социально-экономических, демографических и политических процессов в Республике Беларусь и развитие международных связей и сотрудничества со странами ближнего и дальнего зарубежья. Институт стал головной организацией по государственной программе фундаментальных исследований “Динамика социальных процессов в условиях государственной независимости Беларуси: социологический анализ и прогнозирование”. Сотрудниками института опубликованы работы по проблемам современной социологии: Е. М. Бабосов “Катастрофы: социологический анализ” (1995), “Социология. Часть первая. Общая социологическая теория” (1998), “Прикладная социология” (2000), “Социология управления” (2000); Г. Н. Соколова в период 1995 – 2000 гг. разработала комплекс учебной и методической литературы по экономической социологии и социологии труда: “Экономическая социология” (1995, 1998, 2000), “Социология труда” (2000); С. А. Шавель “Тенденции изменения социальной структуры Беларуси” (1996); В. В. Бущик “Человек и общество в условиях социально-политических преобразований” (1999) и др.

В 1996 г. создается Центр социологических и политических исследований БГУ (Д. Г. Ротман). Подготовлено новое поколение учебников и учебных пособий по социологическим дисциплинам: “История социологии” (1993, 1997), “Социология” (1998, 2000), “Оперативные социологические исследования” (1998) и монографии: А. Н. Елсуков “Краткий курс теоретической социологии” (1999), А. Н. Данилов “Переходное общество: проблемы системной трансформации” (1997, 1998), “Власть и общество: поиск новой гармонии” (1998), А. И. Левко “Социальные проблемы образования. История и современность” (1993), Р. В. Гребенников “Динамика взаимопотребностей личности с социокультурной средой и системой управления” (1992), А. В. Рубанов “Социальный субъект: мотивы и деятельность” (1994), Л. П. Шахотько “Население Республики Беларусь в конце ХХ века” (1996), В. А. Клименко “Образование в трансформирующемся обществе” (1996), Н. А. Барановский “Специальные и личностные детерминанты отклоняющегося поведения” (1997); С. В. Лапина “Социологическое познание” (1998).

Позитивные перемены не снимают с повестки дня вопроса о том, что социологическая наука в Беларуси пока не избежала недостатков, присущих обществознанию в целом. Социологи “не заметили” многих серьезных общецивилизационных проблем, не дали убедительного прогноза событий, не предложили обществу более рационального и менее болезненного и разрушительного пути развития.

Системный кризис, развившийся с конца 80-х годов, предъявляет новые требования к социологии. Из науки, объясняющей явления, она превращается в науку, активно содействующую созиданию новой социальной реальности. Сущность новой научной парадигмы состоит не в осознании этой новой роли социологии, а в усвоении новой философии смысла и цели человеческого развития, поскольку потребительские подходы выявили свою полную непригодность. К концу тысячелетия мы пришли к пониманию, что в настоящее время в мире нет ни такого государства, ни такой философии, которые могли бы служить единственным примером для будущего развития всего человечества.

Прошедший исторический период, обогащенный практикой произошедших перемен, выявил принципиальные недостатки в подходе к реформационным процессам, обозначил глубокие противоречия современного социального процесса. Кризис, а затем последовавший за ним разрушительный вал системных изменений в постсоветских государствах резко усилили интерес социологов к исследованию социальных изменений белорусского общества, ценностных ориентиров различных социальных групп населения.

Надвигающийся процесс активных социальных изменений, симптомы которого явно проявлялись в социальной сфере, переместил внимание на проблемы роста социальной активности различных социальных групп населения республики, их демографические характеристики, на изучение условий и механизмов их изменяемости под воздействием социальных, экономических, социально-психологических факторов (С. В. Шавель, Г. М. Кучинский, В. М. Секун, Н. Е. Лихачев, А. Г. Злотников, А. А. Раков, Л. П. Шахотько, А. Б. Мискевич, Н. Г. Трапянок, И. В. Левицкая). В начале 90-х годов в экономической социологии и социологии труда произошел резкий тематический сдвиг исследований. Среди новых проблем, которые активно изучаются социологами, – трудовые конфликты и забастовочное движение рабочих, экономическая преступность и ее социальные последствия, многообразие форм собственности на производстве, проблемы занятости и безработицы, переход к рыночным отношениям, предпринимательство, приватизация. По-прежнему актуальны вопросы оплаты труда и материального стимулирования, участия работников в управлении, организация и условия труда, стабилизация коллектива и социально-психологический климат в нем и др. (Г. Н. Соколова, И. И. Куропятник, В. В. Кириенко, О. В. Кобяк, А. П. Морова, А. Б. Александрова, Т. В. Купчинова, В. Н. Яковчук, М. И. Андарало).

Проблематика экономической социологии и социологии труда все больше взаимодействует с социальной экологией, социологией катастроф и экстремальных ситуаций. Крушение прежней системы разделения труда создало проблемы, которые для своего разрешения требуют огромных капиталовложений и многих лет упорного созидательного труда. Сложность задачи усугубляется международным противоборством за разделение сфер преимущественного влияния в трансформирующихся странах. Кроме того, предстоит обеспечить баланс между решением социально-экономических проблем и сохранением окружающей среды, удовлетворением основных жизненных потребностей нынешнего поколения с сохранением таких возможностей для будущих поколений, участвовать в выработке механизма согласования активной деятельности человечества с возможностями биосферы планеты. Это особенно актуально для Республики Беларусь, больше других пострадавшей от аварии на Чернобыльской АЭС.

В условиях постоянного сотрясения кризисами выжить человечеству, используя нынешние формы организации быта и производства, не удастся. Сведя воедино критерии оптимальной модели социально-экономического развития по материалам Всемирного форума-92 в Рио-де-Жанейро прочерчивается образ совершенно иной цивилизации, которая утверждает равноправие народов, ставит в центр перемен новые формы взаимодействия населения, потребления и технологии, указывает на недостаточность прибыли при оценке эффективности экономического и социального развития, подчеркивает принципы коллективизма и общности (А. И. Зеленков, П. А. Водопьянов, П. Г. Никитенко, А. Н. Данилов, В. А. Поликарпов, А. П. Лимаренко, С. В. Сивуха).

Переход к рыночным отношениям не только обнажил прежние, но и обусловил возникновение новых проблем социологии семьи и демографии (Ю. Г. Юркевич, С. Д. Лаптенок, А. А. Раков, Л. П. Шахотько, А. К. Воднева, Ю. М. Бубнов, М. М. Урбан, Н. А. Местовский, С. Ф. Сидоренко). С начала 90-х годов растет интерес к гендерной проблематике в социологии (С. Н. Бурова, З. М. Юк, Л. Г. Титаренко).

Системный кризис, породивший процесс глубоких социальных изменений, усилил интерес социологов к исследованию главного объекта и субъекта социологической науки – человека. Нынешнее состояние дел в социологии свидетельствует о появлении достаточно разнообразных теоретических подходов, основной смысл которых состоит в том, чтобы за видением целостной системы, общества как такового, кризисного социума, трансформационных процессов и т. д. не потерять человека. Белорусские социологи значительно расширили объем исследований ценностных ориентаций различных социальных групп населения республики, особенности их социализации, идентификации (Е. М. Бабосов, А. Н. Елсуков, Л. А. Гуцаленко, А. Н. Данилов, М. В. Тараткевич, В. В. Бущик, Н. В. Ефимова, В. И. Русецкая, О. С. Осипова, Н. М. Канашевич, Е. С. Пендраковская).

Вступая в XXI в., человечество столкнулось во всех сферах своей жизнедеятельности с нарастающими кризисами и угрозами. Преодолеть их можно, только опираясь на силу человеческого разума и его познания окружающего мира, и прежде всего – на возможности науки и образования. Поэтому, начиная со второй половины ХХ в., научная мысль во всех отраслях знания – в естественных, технических, гуманитарных науках – все более заинтересованно, целенаправленно и масштабно занимается исследованием сущности и особенностей фундаментальной науки как специального социального феномена; получила новое развитие система образования.

К концу века в постсоветских странах наблюдается глубокий и затяжной кризис науки. Значительное сужение возможностей для проведения исследований, падение заработной платы ученых привели к тому, что в свою очередь создало проблемы с пополнением науки молодыми кадрами. В социологии науки в связи с резко изменившимися условиями ее функционирования больше внимания стало уделяться западному опыту ее организации. Чтобы переломить негативную тенденцию, науке требуются ресурсы и такая модель ее организации, которая в большей мере соответствует новым социальным условиям: разнообразие источников финансирования, простор началам самоорганизации, интегрированность в мировую науку, наличие инновационной системы и рынка новых технологий, продуманная государственная научно-техническая политика. При этом главное видится в разработке наиболее приемлемых и соответствующих национальным интересам сценариев и социальных моделей развития науки во взаимодействии с обществом, при максимальном сохранении опыта организации и функционирования советской науки.

Мировой опыт свидетельствует, что наука выходила из кризиса только с помощью государства, и в первую очередь это касается фундаментального знания, которое никогда не являлось коммерческим предприятием. Исследования в области социологии науки, начатые в 70-е годы, позволили определить методологические принципы исследования научной деятельности, ее социальные характеристики, особенности познавательной деятельности с ее системой отношений в рамках института науки вообще. К концу ХХ в. Разработаны трансформационные характеристики функционирования науки в контексте глобальных социальных и социокультурных изменений, развития новой инновационной системы, обеспечивающей технологический прогресс, ее непосредственная зависимость от состояния экономики, создания рынка новых технологий, кадрового потенциала; внедрена система мониторинга миграции научных кадров страны (Г. А. Несветайлов, А. А. Сломинский, М. И. Артюхин, В. К. Щербин, И. Ф. Богданова, И. Н. Шарый).

Белорусские социологи А. И. Левко, С. Н. Бурова, И. Н. Андреева, Д. Г. Ротман, Л. Г. Новикова, Н. А. Местовский, В. А. Клименко изучили проблемы эволюции национальной системы образования в условиях системной трансформации общества, ее социально-культурные особенности, что нашло применение при выработке концептуальных основ развития национальной системы образования.

В области социологии культуры – традиционном для Беларуси научном направлении – рассмотрены проблемы развития белорусской нации, социодинамика культуры в ее национальных традициях и особенностях в контексте взаимодействия со становлением и проявлениями специфически белорусского менталитета и национального своеобразия, национального самосознания белорусского народа как в прошлые эпохи, так и в современный период (Е. М. Бабосов, А. Н. Елсуков, С. В. Лапина, Э. К. Дорошкевич, И. Г. Игнатович, А. Н. Покровская, Е. В. Патлатая, И. Н. Красавцева). Со второй половины ХХ в. социологи Беларуси изучают проблемы массовой культуры, ориентированной своим содержанием и формами выражения на усредненный уровень развития массовых потребностей духовных (псевдодуховных) и материальных ценностей. При этом предметом исследований социологов все чаще становится такой специфический социальный феномен, каковым является субкультура (Н. А. Барановский, Л. Г. Новикова, И. Н. Андреева, Н. Я. Голубкова, Е. А. Барковская).

Новая ситуация в постсоветских государствах стала предметом постоянного интереса социологов, так как информация о сущности трансформационных социальных явлений, тенденций и направлений их развития оказалась востребованной руководством политической и экономической сферами деятельности, а также широкими слоями общественности. Стимулом развития такого рода исследований помимо отечественных заказов стали и зарубежные фонды и фирмы. Этот интерес не мог не повлечь за собой формирование обширного рынка социологических услуг.

Движимым желанием получения более точного результата с наименьшими затратами времени, социологи существенно расширили диапазон использования оперативных массовых опросов населения с целью изучения общественного мнения, особенно в сфере управления, идеологии и политики. Широкое применение в социологических исследованиях компьютерной техники, развитие современных информационных технологий позволило во второй половине ХХ в. значительно усовершенствовать систему сбора и обработки социологических данных, привело к существенному развитию математических методов социологического анализа (О. Т. Терещенко, Н. Н. Леонова, Е. А. Кечина, Л. В. Соловьева). В Беларуси удалось сформировать методологию социологических исследований “жестко практической направленности” – оперативные социологические исследования (Д. Г. Ротман).

На этот период приходится становление политической социологии. Богатый эмпирический материал, полученные теоретические выводы убедительно свидетельствуют, что в социологической науке обозначилась новая, относительно самостоятельная область научных исследований, широко использующая общесоциологические методы, но имеющая свой предмет, свои исследовательские задачи, свою концептуальную базу. Эта область социологического знания позволяет выявить социальную детерминированность политических процессов, политической деятельности и политического поведения различных групп населения с учетом изменяющихся условий, выявить особенности становления и функционирования новых элит, проанализировать процесс гармонизации государственных институтов и гражданского общества. Одним из важных направлений исследований, привлекающих постоянное социологов, является электоральное поведение различных групп населения (Д. Г. Ротман, С. А. Шавель, В. А. Бобков, В. В. Бущик, Ж. М. Грищенко, А. П. Вардомацкий, И. В. Котляров, Г. М. Евелькин, В. Н. Тихонов, А. В. Рубанов, Л. Н. Михейчиков, Р. А. Смирнова, Н. Г. Глушонок, Л. А. Соглаев, Е. И. Дмитриев, Е. А. Корастелева, А. А. Тарнавский и др.). Период “активного вхождения в рынок” оказался сопряжен с расстройством финансовой системы, инфляцией, ростом безработицы, ослаблением общего культурного фона, всплеском национальной розни, конфликтов, преступности, наркомании, распадом семей, падением уровня здоровья населения. Социологи стали больше изучать проблемы культурной идентичности и самоопределения народов, межнациональные отношения в условиях становления суверенитета, проблемы региональной политики, развития массового самоуправления (Е. М. Бабосов, П. П. Украинец, В. И. Русецкая, И. Д. Розенфельд, Г. Н. Щелбанина, В. В. Кириенко, В. И. Шайков, Е. Е. Кучко, Н. Е. Лихачев, А. Г. Злотников, В. П. Шейнов, Д. К. Безнюк и др.).

Особое внимание социологи Беларуси сосредоточили на разработке различных аспектов анализа социального развития молодежи (Е. П. Сапелкин, Т. И. Матюшкова, Н. Я. Голубкова, И. Н. Груздова, Н. А. Залыгина, О. В. Иванюто, Н. П. Веремеева). В монографиях “Молодежь и демократизация советского общества: социологический анализ” (1990), “Молодежь Беларуси: социальная политика и условия самореализации” (Под ред. М. Н. Хурса) (2000); “Молодежь и гражданское общество: белорусский вариант” (под ред. О. П. Манаева) (1999); А. Н. Данилова “Молодежь кризисных лет: иллюзии и новые надежды” (1999) анализируются противоречия интересов и ценностных ориентаций поколений, между идеалами и реальной ситуацией, в которой молодежь оказалась на пороге тысячелетий.

Значительным событие стало участие белорусских социологов в течение более 20 лет в международном лонгитюдном исследовании “Выбор пути” (Е. М. Бабосов, С. П. Винокурова, С. А. Шавель, Е. А. Барковская, Я. В. Ливеровская, О. Г. Лушакова, А. Л. Пушкин). Это позволило изучить динамику ценностных ориентаций и жизненных планов юношества в условиях системных социальных изменений, вызванных распадом Советского Союза и обретением республиками суверенитета, выявить новые тенденции в молодежном движении. Результатом многолетней работы с социологами прибалтийских республик стали совместные монографии: “Социологические исследования в прибалтийских советских республиках” в двух частях (1986); “Проблемы нравственной культуры личности” (1986); “Выпускник перед выбором пути: Социально-нравственный облик” (1988); “Выбор молодежью жизненного пути” (1988) и др.

На протяжении ХХ в. социология претерпела значительные изменения, менялось общество – изменялась и наука его изучения. Главное достижение ХХ в. – научно-технический прогресс вывел социологическую науку на новый более высокий уровень своего развития, обогатил ее уникальным опытом социального созидания, подвел к необходимости разработки новой парадигмы жизнедеятельности в гармонии с природой. Преобразования общественных отношений последнего десятилетия в постсоветских странах оказались настолько глубокими, что во многом изменили облик планеты, вызвали гигантские геополитические смещения, и новое равновесие мир обретет не скоро.

Литература

1. Данилов А. Н. Социология // Наука Беларуси в ХХ столетии / НАН Беларуси. Комис. по истории науки; Редкол.: Н. А. Борисевич (председатель) и др. – Мн.: “Белорусская наука”, 2001. – 1006 с. – С. 190-202.

2. Статья Г. П. Давидюка “Социологическая мысль Беларуси: становление и этапы развития”

3. Официальный сайт кафедры социологии БГУ: “История кафедры социологии БГУ”


Развитие социологии в Беларуси