Роль идеологии в современном обществе

РОЛЬ ИДЕОЛОГИИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

С. Г.ПАРЕЧИНА

Государство сильно законами, общими правилами, целями, стратегией развития, которые находят свое отражение в идеологии. Ни одно государственное образование не может существовать без духовно-идеологических основ, которые составляют фундамент его единства, целостности и одновременно содержат целенаправленную программу социальной жизнедеятельности народа, общества и государства. Как отметил Президент Республики Беларусь А. Г.Лукашенко: “Общество не может существовать без целостного свода идей, ценностей и норм, объединяющих всех граждан. Государство без идеологии, как и человек без мысли, не может жить и развиваться, тем более противостоять внутренним и внешним угрозам и вызовам “[1] .

Отсутствие идеологии приводит к социокультурному расколу общества, к дестабилизации политической и социально-экономической ситуации в стране. Яркие примеры – события в Киргизии, Грузии и Украине. Попытки существования государства без идеологии неминуемо приводят к ослаблению механизма государственного управления, обострению социально-экономических отношений и упадку духовно-нравственных ценностей в обществе.

Роль идеологии в обществе определяется теми функциями, которые она выполняет. Так, можно выделить следующие функции идеологии[2] :

– когнитивная (познавательная) функция состоит в том, что идеология создает определенную модель существующего общественного устройства и положения человека в нем; идеология предоставляет социальным субъектам возможности для ориентации в мире политики как своего рода схема или карта; эта же функция способствует политической самоидентификации индивидов и социальных групп;

– легитимизирующая (оправдывающая) функция состоит в том, что идеология но природе своей всегда стремится дать обоснование тому или иному политическому устройству; если идеология критична, она обосновывает желаемый будущем строй и порядок; если она аппологетична, ее содержание сводится по большей части к оправданию социально-политического статус-кво;

– нормативная функция выражается в том, что идеология задает социальному субъекту систему норм социального поведения; тем самым идеология очерчивает ценностные параметры, критерии оценки тех или иных политических явлений, событий, процессов;

– интеграционная функция состоит в том, что в значительной мере па основе именно идеологической приверженности происходит реальное объединение людей, укрепление целостности политического сообщества;

– мобилизационная функция находит свое выражение в том, что идеология способствует сплочению людей на основе определенных идей, программ и лозунгов, побуждает их к политическим действиям.

Несмотря на это, в западном обществе делаются заявления “о конце идеологи”. Для того, чтобы разобраться в этом сложном вопросе необходимо рассмотреть эволюцию термина “идеология”.

Термин “идеология” впервые был введен в научный оборот в 1796 году французским философом Д. де Траси для обозначения науки об идеях, о закономерностях их возникновения и эволюции. Но первоначальный смысл за понятием “идеология” не закрепился. На протяжении всего периода существования термин “идеология” наполнялся разным содержанием, что было обусловлено как уровнем развития социального знания, так и собственно идеологическими установками, обусловленными социальными интересами.

Следует отметить, что на протяжении длительного периода времени было сформировано негативное отношение к идеологии. Революционные потрясения девятнадцатого столетия хорошо показали, как идеи, систематизированные мыслителями в особые теории, превращаются в социально-значимые ценности, а затем и в символы веры, и в политических битвах происходит заклание живых людей на алтарях идеологических абстракций. Трактовка идеологий в тот период связывалась с оторванной от действительности игрой мысли, спекулятивными, умозрительными конструкциями.

Первым критиком выступил Наполеон Бонапарт. По его мнению, любая идеология не выражает и не может выражать никаких потребностей, тенденций и интересов общественного развития. “Идеологами” он считал людей, оторванных от жизни, теоретиков, у которых отсутствует чувство реальности. Наполеон утверждал, что “учение идеологов – это туманная метафизика, повинная во всех ошибках и несчастьях прекрасной Франции”. Тем самым было положено начало традиционной для многих мыслителей XIX- XX вв. критики идеологии[3] .

Большой вклад в эволюцию понятия “идеология” внесли известные немецкие ученые К. Маркс и Ф. Энгельс, которые подходили к анализу идеологии с классовых позиций, (“Немецкая идеология” и “Святое семейство”). Марксизм рассматривал идеологию как часть “надстройки” над экономическим базисом, опосредованным социальной структурой общества. Они использовали термин “идеология” для обозначения такого сознания, когда знание об обществе и его конфликтах преломляется сквозь призму социально-классовых интересов. Основоположники марксизма считали идеологию ложным сознанием, искажающим окружающую действительность.

С позиций марксизма политическая идеология – это система идей, взглядов, представлений, содержащая теоретическое осмысление политического бытия с точки зрения интересов определенных классов. Она является квинтэссенцией социально-классового интереса.

Свое учение Маркс и Энгельс не считали идеологией. Они подчеркивали, что в отличиеот идеологов, сумели найти научный метод познания социальных процессов. Термин “научная идеология” принадлежит В. И.Ленину, который применил данное понятие к марксизму[4] .

Еще один немецкий ученый К. Маннгейм занимался научной разработкой термина “идеология”. Его позиция близка к марксистскому пониманию идеологии. К. Маннгейм воспринял марксово положение о зависимости сознания людей от бытия, т. е. идеологии, от существующих общественных отношений и, в первую очередь, экономических. По его мнению, любая идеология представляет собой взгляды класса, заинтересованного в сохранении статус-кво, и потому она является апологией существующего общественного порядка.

В. Парето также негативно относился к идеологии. Разочаровавшись в политике буржуазных либеральных партий, неспособных к эффективному действию, погрязших в интригах и борьбе за власть, и стремившихся с помощью идеологии замаскировать свои неблаговидные политические цели. Вместе с тем рост популярности марксизма в Италии убеждал в силе и общественной значимости идеологии.

Для обозначения идеологических концепций, теорий В. Парето ввел термин “деривации”, что значит “производные”, подчеркнув тем самым их вторичный, производный характер от чувств. В качестве общественного базиса он рассматривал не социально-экономические отношения, а совокупность “остатков”, интересов и связанной с ними социальной гетерогенности.

Итальянский социолог разработал классификацию дериваций, разделив их на четыре класса[5] . Первый класс образуют утверждения, преподносимые как абсолютные истины, аксиомы или догмы. Второй класс – некомпетентные суждения, оправдываемые ссылкой на авторитет. Третий класс составляют апелляции к общественным принципам и чувствам. Последний четвертый класс дериваций образуют чисто словесные доводы, “вербальные доказательства”, выражения, не имеющие никакого объективного эквивалента.

Следует отметить, что В. Парето замыкал проблему идеологии в узкие рамки (границы) индивидуальной психики, отрывая ее от реальной истории и борьбы политических сил, в которой непосредственно и происходит развитие идеологии.

Вступление западного общества в стадию постиндустриального развития привело к изменению его структуры, основу которого стали составлять не классы, а страты, которые уже не находились в состоянии антагонистических противоречий. Это явилось основанием для возникновения в конце 50-х годов ХХ века теории деидеологизации, авторами которой принято считать Д. Белла, Э. Тоффлера, Дж. Гэлбрейта и др.

Поскольку западное общество стало более консолидированным, прежняя острота социальных конфликтов исчезла. К тому же, развитие науки и техники позволило существенно повысить уровень благосостояния всех слоев населения, и тем самым, снять социальное напряжение, существовавшее в доиндустриальном и индустриальном обществах. Это позволило западным ученым утверждать о том, что время идеологии прошло, что на смену идеологиям приходит научно-рационалистический подход к решению конкретных естественных проблем, а на смену идеологам приходят научные эксперты.

Однако, по мнению белорусского политолога В. А.Мельника: “Теория деидеологизации отражает снижение значения частных идеологий в новом обществе и выдвижение на приоритетное место теоретических, а по сути, идеологических построений, отражающих общенациональные интересы и цели” [6] .

Действительно, заявления о “конце идеологии” оказались несостоятельными. События, происходившие в западном обществе в конце 60-х – начале 70-х годов ХХ столетия, выявили новые противоречия, и в первую очередь, в духовной сфере. Отсутствие четкой системы ценностей и идей породило волну оппозиционных течений и асоциальных действий (движения социального протеста “панки”, “хиппи”, “новые левые” и др.). Стало очевидным, что наука не способна решить вопросы, связанные со смыслом человеческой жизни, а повышение уровня благосостояния людей не делает их автоматически счастливыми. Западные ученые были вынуждены частично признать важность идеологии в современном обществе.

Вторая волна деидеологизации связана с крушением биполярной системы мира и, в частности, с распадом Советского Союза. Основные положения изложены в труде американского философа Ф. Фукуяма “Конец истории?” (1989).

В основе этой работы лежит идея конца истории, которая была заимствована, как подчеркивает сам автор, у Гегеля и А. Кожева. Эти философы рассматривали историю человечества как движение, определяемое заданной целью. Для Гегеля такой целью вы­ступала свобода, и ее воплощением была государственная нравственность. Становление мирового унифицированного порядка означало для него тор­жество принципов, заложенных еще Великой французской буржуазной ре­волюцией.

Для А. Кожева конец истории означал конец религиозного мира и торжество технократизма, атеизма и тоталитаризма. Этот мыслитель ра­ботал в середине XX века и на него огромное впечатление произвел совет­ский опыт. Ф. Фукуяма в качестве цели мировой истории называет торже­ство либерализма как идеологии, основанной на таких ценностях, как сво­бодный рынок, частная собственность, правовое государство, демократия.

В XX веке, по его мнению, основным содержанием была борьба идеологий коммунистической, националистической и либеральной. Победу одержала либеральная идеология, что и свидетельствует о конце истории. “То чему мы, вероятно, свидетели, – не просто конец холодной войны или очередного периода послевоенной истории, но конец истории как таковой, завершение идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правления”[7] .

Концепция Ф. Фукуямы имеет и другое, не философско – историческое, а чисто политическое измерение. Она задает новое понима­ние политической реальности, не разделенной на враждующие лагеря, а представляющей монолитный мир. “Триумф Запада, западной идеи очевиден, прежде всего, потому, что у либерализма не осталось никаких жизнеспособных альтернатив”[8] .

Данную концепцию используют определенные политические лидеры и движения для оправдания и осмысления принимаемых политических решений. Политологи, работающие в русле глобализациейных концепций, считают, что постсоветские республики обязаны следо­вать в русле интересов западного мира[9] .

Как известно, Запад стремиться создать “Новый мировой порядок”, что предполагает унификацию, “системность”, своеобразное “стирание граней” национальных, политических, культурных и религиозных. Вот высказывание директора Всемирной организации здравоохранения при ООН: “Чтобы прийти к созданию единого мирового правительства, необходимо освободить людей от их индивидуальности, от привязанности к семье, национального патриотизма и религии, которую они исповедуют”[10] . “Современное государство должно быть частью мирового порядка, который зиждется на определенных общих принципах” – изрек Строуб Тэлботт, первый заместитель госсекретаря СШАв своей статье, опубликованной в “Независимой газетой” 11.12.97.[11] .

Таким образом, заявления западных ученых и политических деятелей о “конце идеологии” в первую очередь обусловлено не отказом от идеологии вообще, а желанием создания одной идеологии и навязывания ее всему остальному миру. Данная идеология базируется на основе принципов либерализма и полностью игнорирует национальные и культурно-исторические особенности иных государств.

Поэтому каждое государство должно иметь свою идеологию. Ведь как справедливо заметил Президент Республики Беларусь А. Г. Лукашенко : “Идеология для государства – то же самое, что иммунная система для живого организма. Если иммунитет ослабевает, любая, даже самая незначительная инфекция становится смертельной. Точно так же и с государством: когда разрушается идеологическая основа общества, его гибель становится только делом времени, каким бы внешне государство ни казалось сильным и грозным”[12] .

Миф о деидеологизированном обществе не выдержал соприкосновения с практикой. Вся история прошлого столетия показывает, что все широковещательные кампании “деидеологизации” общества, “освобождения” его от “идеологических пут” всякий раз были не чем иным, “как лукавым прикрытием не устранения идеологии как таковой, а стыдливой формой отказа от прежней идеологии во имя “новой”, в качестве которой сплошь и рядом выступало давно известное идеологическое старье, облаченное в модные наряды. Опыт ХХ – века свидетельствует о том, что общество успешно развивается и решает свои задачи только до той поры, пока ему удается осуществлять перемены в своей идеологии соответственно изменениям и потребностям общественной жизни. Отсутствие в обществе цементирующей идеологии при определенных условиях может привести к расколу и даже распаду общественных связей”[13] .

Особо сложно переступить через идеологию в сфере управления. Устойчивость общественных систем определяется многими функциями идеологии.

Во-первых, вне ее нельзя представить целей социальной деятельности, значит – нельзя определить стратегию общественного развития, его ориентиры, призванные выравнивать решения в практической деятельности.

Во-вторых, идеология скрепляет (в той или иной степени) общественное сознание, влияет на психологическую и моральную атмосферу в обществе. В мироощущении и эмоциональном настрое людей уже содержится идеологический момент. Перед каждым, так или иначе, встает вопрос о смысле существования, любой ответ на который уже несет идейную нагрузку.

В-третьих, идеология призвана служить “отправной базой” для упорядочения мыслей, идей, концепций, имеющих хождение в общественном сознании. Политические, правовые, этические, религиозные, эстетические, философские взгляды в разрозненном, “несвязанном” состоянии лишаются практической силы, их качественный уровень проявляется в единой системе[14] .

Руководство нашей страны выступает за создание идеологии белорусского государства, которая должна быть эффективной, выработанной в соответствии с потребностями общества и государства, глубоко проникать в сознание людей и выстраиваться “на своем, родном фундаменте”. Идеология призвана мобилизовать и объединить белорусских граждан по приоритетам развития белорусского общества и государства, путям и средствам достижения намеченных целей: способствовать гражданскому согласию на основе национально-государственной идеи как глобальной концепции развития белорусского народа.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бабосов Е. М. Основы идеологии современного государства. – Мн.: Амалфея, 2004.

2. Бутенко А. П., Кочеткова Л. Н. Идеология в России: проблемы и перспективы // Российское образование. – www. auditorium. ru/books/197/Glava19.html.

3. История социологии в Западной Европе и США / Учеб. пособие для вузов. – М.: Норма, 2001.

4. Матусевич Е. В. Национально-государственные интересы Республики Беларусь в контексте процесса глобализации. – Минск: ИНБ Республики Беларусь, 2005.

5. Мельник В. А. Государственная идеология Республики Беларусь: концептуальные основы. – Мн.: Тесей, 2003.

6. Основы идеологии белорусского государства: Учеб. пособие для вузов/ Под общ. ред. С. Н.Князева, С. В.Решетникова. – Мн.: Акад. управления при Президенте Респ. Беларусь, 2004.

7. О состоянии идеологической работы и мерах по ее совершенствованию: Материалы постоянно действующего семинара руководящих работников республиканских и местных государственных органов. – Мн.: Акад. управления при Президенте Респ. Беларусь, 2003.

8. На пути к “новому мировому порядку” – исторические параллели // Информационно-аналитический сайт НАМАКОН. – http://www. namakon. ru.

9. Рыбаков С. Миф “деидеологизации” // Духовное наследие. – www. nasledie. ru/oboz/N07_97/7_11.HTM.

10. Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. – 1990. -№ . 4.

Статья опубликована // Науч. труды Акад. управления при Президенте Респ. Беларусь. Вып. 7. -2006. – С. 208-216.

[1] Доклад Президента Республики Беларусь А. Г.Лукашенко на постоянно действующем семинаре руководящих работников республиканских и местных государственных органов “О состоянии идеологической работы и мерах по ее совершенствованию”. – С. 5.

[2] Мельник В. А. Государственная идеология Республики Беларусь: концептуальные основы. – Мн.: Тесей, 2003. – С. 51.

[3] Бабосов Е. М. Основы идеологии современного государства. – Мн.: Амалфея, 2004. – С. 17.

[4] Основы идеологии белорусского государства: Учеб. пособие для вузов/ Под общ. ред. С. Н.Князева, С. В.Решетникова. – Мн.: Акад. управления при Президенте Респ. Беларусь, 2004. – С. 9.

[5] История социологии в Западной Европе и США / Учеб. пособие для вузов. – М.: Норма, 2001. – С. 242-243.

[6] Мельник В. А. Государственная идеология Республики Беларусь: концептуальные основы. – Мн.: Тесей, 2003. – С. 28­29.

[7] Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. – 1990. -№ . 4 – С. 135-135.

[8] Там же. – С. 134.

[9] Матусевич Е. В. Национально-государственные интересы Республики Беларусь в контексте процесса глобализации. – Минск: ИНБ Республики Беларусь, 2005. – С. 15-16.

[10] Цит. по: На пути к “новому мировому порядку” – исторические параллели // Информационно-аналитический сайт НАМАКОН. – http://www. namakon. ru.

[11] Там же.

[12] Доклад Президента Республики Беларусь А. Г.Лукашенко на постоянно действующем семинаре руководящих работников республиканских и местных государственных органов “О состоянии идеологической работы и мерах по ее совершенствованию”. – С. 5.

[13] Бутенко А. П., Кочеткова Л. Н. Идеология в России: проблемы и перспективы // Российское образование. – www. auditorium. ru/books/197/Glava19.html.

[14] Рыбаков С. Миф “деидеологизации” // Духовное наследие. – www. nasledie. ru/oboz/N07_97/7_11.HTM.


Роль идеологии в современном обществе