Россия победила. Что выиграла Россия?

Чтобы верно оценить значение событий, происходивших в политической жизни Украины осенью-зимой 2000-2001 года, нужно знать их предысторию. А она (в кратком изложении) такова.

Несмотря на незначительную оптимизацию большинства макроэкономических показателей (имевшую, впрочем, вполне ситуативный характер), к концу лета – началу осени прошлого года экономическая ситуация в Украине подошла к своей критической отметке. Катастрофическое (по сравнению “доперестроечным” периодом) падение промышленного и сельскохозяйственного производства, отраслевая и региональная деформация экономики, нехватка инвестиционных ресурсов для модернизации базовых отраслей промышленности и сельского хозяйства, кризис в топливно-энергетическом комплексе, наличие проблемы внешнего долга и, связанная с нею, финансовая нестабильность в стране, половинчатость и незавершенность экономических реформ, кризис неплатежей, бюрократизация системы управления экономикой страны, с одной стороны, и ее криминализация (уход значительного сектора в “тень”), с другой – все эти факторы обусловливали необходимость перемен институционального масштаба. В силу различных обстоятельств, ответственность реформирование экономики страны в этот период взяла на себя вице-премьер Правительства Украины, Юлия Тимошенко.

При осуществлении реформационной политики Тимошенко ориентировалась на (к сегодняшнему дню) малочисленную и маловлиятельную прослойку украинского среднего бизнеса. В силу этого, ее деятельность с неизбежностью входила в противоречие с интересами мощнейших, приближенных к администрации Президента Украины, олигархических кланов.

Во внешнеполитическом аспекте, группа Тимошенко декларировала приверженность западным моделям демократии. Напротив: в развернувшейся дискуссии о перспективных путях развития экономики, украинские олигархи, как правило, использовали пророссийскую риторику.

На самом же деле, ни Тимошенко (украинский средний бизнес), ни украинские олигархи (крупный капитал) отнюдь не были заинтересованы в массированной интервенции на внутренний рынок Украины ни американских (западноевропейских, корейских, проч.), ни российских ТПГ. И это понятно: “крупный” украинский бизнес является таковым только по украинским масштабам – при соответствующей ситуации, какой-нибудь Потанин или Тернер, если не препятствовать этому административными мерами, способны “проглотить” его в один момент, целиком, без остатка,; что же говорить о малом и среднем бизнесе?

Однако, внешнему наблюдателю “исходная диспозиция” представлялась, как противостояние “русофилов” и “западников”.

Что касается Президента Кучмы, то, в сложившемся противостоянии, он долгое время пытался “оставаться над схваткой”. Между тем, сложность его позиции заключалась в том, что украинские “олигархи” – личные друзья Президента, люди из его “ближнего окружения”, и поэтому, по-человечески, понятно, что в какой-то момент личные симпатии Кучмы стали клониться на сторону “олигархов”. И первым сигналом к возможному изменению внутриполитической ситуации в Украине стала отставка вполне одиозной фигуры, Министра иностранных дел, Тарасюка[1] [1].

К сожалению, в сегодняшней Украине от личного мнения Президента зависит очень многое, если не все. С другой стороны, украинские “олигархи” – вполне подобны монстрам из “хуторского” цикла Н. В. Гоголя: в своей жизни эти люди самостоятельно не заработали ни копейки; все их доходы зиждутся на селективном характере украинской юриспруденции (как известно, в Украине воруют все, но арестовывают только тех, кто отказывается “делиться”).

Взвесив все указанные обстоятельства, “прозападная” группировка украинского истеблишмента решила действовать. Так в украинском парламенте (поклон “социалистическому” депутату Морозу!) был инициирован “кассетный скандал”, в результате которого Кучма оказался поставлен лицом к лицу перед реальной угрозой отстранения от власти.

Политическая борьба – жестокая вещь. И думается, только женский ум Юлии Тимошенко не позволил ей вовремя осознать, что “утонченные экспликации”, запечатленные полузатертой магнитофонной лентой – не обычная матершина малоинтеллигентного мужлана, сподобившегося в одночасье стать Президентом страны, но вполне вероятный прогноз поворота ее личной биографии. В итоге, все завершилось так, как и должно было окончится: заключением и неизбежной расправой над “железной леди” украинского Правительства.

Что – впрочем – вполне соответствует законам украинской политической игры – правилам, по воровать в Украине отнюдь не воспрещается (а в том, что Тимошенко, на самом деле замешана в делах, связанных с коррупцией – нет никаких сомнений: иначе ее бы просто не допустили в “ближний круг” украинской политики, где все таковы), но “наезжать на сюзерена” – смертельно опасно (вспомним пример Лазоренко, чуть ранее – Звягильского и т. д., и т. п.).

Однако все это – внутриукраинские дела. Какова же роль России в сложившейся ситуации?

Прежде всего, нужно сказать, что изначально Россия никак не была замешена в кассетном скандале. Более того: у нас есть все основания утверждать, что о существовании магнитофонных лент, с записью голоса человека, “похожего на Президента Украины” российские компетентные органы узнали едва ли в самую последнюю очередь. Однако, получив информацию о масштабе грядущих в Украине событий, администрация Путина вполне логично приняла решение поддержать Кучму в сложной внутриполитической ситуации[2] [2], выставив, разумеется, к оплате залежавшиеся счета: “сотрудничество” в области энергетики (предполагающее, по сути, “обвал” украинского Оптового рынка), “взаимодействие” в сфере космических технологий (здесь и так все было в порядке), “оптимизация контроля” транзита российского газа в Европу (на “несанкционированном отборе” которого строится практически вся украинская экономика), участие в работе на проектом АН-70 (под обломками которого совсем недавно рухнули надежды украинского самолетостроения выступить в роли “стартовой ступени” украинской экономики), и т. д., и т. п.

В конечном счете, в ходе последней (Днепропетровской) встречи, все “претензии” России к Украине были, в общем и целом, удовлетворены.

Однако остается вопрос: на самом ли деле все происшедшее отвечает подлинным интересам россиян (народов России)?

Дело в том, что, вопреки расхожим утверждениям российской пропаганды, РФ – отнюдь не монолит: в России есть интересы Рэма Вяхирева, а есть – безработного дяди Миши; иначе говоря: интересы политической и экономической элиты РФ и интересы народа.

С точки зрения Чубайсов и Вяхеревых, в сущности, Россия не заинтересована в тесной интеграции с Украиной. Трейдерский капитал интересует в Украине исключительно ее выгодное транзитное положение; промышленников – рынок сбыта.

У “среднего” россиянина отношение к Украине иное. С позиций исторической перспективы, реальное объединение экономических, политических, интеллектуальных потенциалов наших народов может стать основой решительного оздоровления социально-экономической ситуации в обоих государствах (подробнее – см. Манекин Р. В. Россия и Украина: что делать? http://www. e-journal. ru/bzarub-st4-9.html).

В разразившемся в Украине “кучмагейте” Россия отстаивала позиции Вяхеревых и (что вполне закономерно: Россия крупнее Украины; ее экономический потенциал – значительнее; дипламаты – опытнее и т. д., и т. п.), в конечном счете, преуспела. Теперь Потанины и Вяхеревы празднуют победу. Но, что принесет эта победа украинскому или российскому народу?

Судите сами: российская электроэнергия дешевле украинской, следовательно, приход Чубайса на украинский рынок электроэнергии с неизбежностью обусловит обрушение последнего. На практике это означает, закрытие нерентабельных украинских электростанций, высвобождение сотен рабочих мест, эскалацию зависимости чрезвычайно энергоемкой украинской промышленности от российских энергоносителей, дальнейшее обнищание населения страны[3] [3]. Пойдет ли это на пользу украинскому народу?

Главными “организаторами” кризиса в Приморье, как думается, были “выученики” Чубайса. Дело в том, что в “застойные” времена, в ходе подготовки к отопительному сезону “на севера” в завозили топливо, необходимое для зимней загрузки ТЭЦ. Экономически, “фьючерные” закупки топлива обусловливают обездвижение капитала. Поэтому, при Чубайсе, для снижения финансовых затрат, указанные закупки начали делать в самый последний момент. Дороги в России – протяженные. Осенью топливо не поспевало ни “на севера”, ни в Приморье. В результате в сорокоградусные холода люди остались без тепла.

А теперь представим, что такие, с позволения сказать, “экономисты” в результате “кучмагейта” получили контроль над украинской энергетикой. Что остается ожидать? Следует полагаться на то, что весомым фактором “оптимизации российско-украинских отношений” станет то обстоятельство, что “веерные отключения” малых шахтерских городов будет осуществлять не (условно выражаясь) Тимошенко, а Чубайс?

Другой аспект данной проблемы.

Разумеется, не для кого в России не является секретом, мягко говоря, “противоречивость” личности Кучмы (вряд ли этот политический деятель в период ельцинского правления обманывал чаще, нежели российский истеблишмент). В разразившемся в Украине скандале Россия приняла сторону украинских олигархов, да украинского чиновничества – двух наиболее реакционных стратов украинского общества. Да, сегодня украинская бюрократия определяет в стране практически все. Но олигархи и чиновничество тянут Украину к гибели. И это не может продолжаться вечно.

Значит, оказывая поддержку украинским реакционерам, Россия – вольно или невольно – тянет Украину к пропасти или, во всяком случае, ее образ начинает ассоциироваться в глазах украинского обывателя с ликами ретроградов (вы только представьте себе российского орла, одна голова которого имеет лицо Березовского, а другая – Потебенько!) Соответствует ли подлинным интересам России то обстоятельство, что сегодня в историческую память украинского народа закладывается именно такой ее образ? Чубайсы, Потанины, Березовские, Гусинские, Лисовские – когда-нибудь канут в реку истории, а вот, “холодную зиму (условно говоря) 2002” нынешние украинские детишки могут вспоминать всю оставшуюся жизнь. Вспоминать и проклинать – не Чубайса, а Россию.

Об этом нынешний российский истеблишмент, разумеется, не думает.

Что, в сложившейся ситуации, нужно было делать России и что не поздно сделать еще сейчас?

Думается, что сегодня России, прежде всего, следует думать об использовании своего влияния в Украине, для реализации назревших социальных преобразований. Нужно искать и находить в Украине молодых, прогрессивно мыслящих, политически неангажированных людей, прагматиков, понимающих практическую выгоду интенсификации многообразных связей России и Украины. Необходимо всячески содействовать продвижению таких людей (а на Востоке страны их не мало) к рычагам власти в Украине. Нужно помогать этим людям, ибо они – залог будущего процветания Украины, а значит (ведь, в сущности, чтобы не говорили украинские националисты, мы в крайней степени взаимозависимы!) – и России.

Глубоко убежден: без смены (скажем мягче – ротации) правящей политической элиты, никакие позитивные перемены в этой стране – невозможны. И эту ротацию нужно готовить уже сегодня.

Список литературы

Манекин Р. В. Россия победила. Что выиграла Россия?

[1] [1] В этом контексте, уместно вспомнить, что во время визита Тарасюка в Москву (если я не ошибаюсь) поздней весной 2000 года, все сколько-нибудь значимые представители российского бизнеса отказались прийти на организованную Посольством встречу с высокопоставленным украинским чиновником, мотивируя свою позицию отсутствием серьезных экономических интересов в Украине. Вместе с тем, в ходе недавнего (московско – петербуржскского) саммита глав государств, российские “олигархи” проявляли завидную коммуникабельность и активность.

[2] [2] И это – естественно: на самом деле, как показывали все прошедшие выборы, административный ресурс, находящийся в руках окружения Кучмы в условиях современной Украины – на порядок более значимый фактор, нежели “общественное мнение” и прочие институты развитой демократии

[3] [3] Аналогичные процессы будут происходить и в других отраслях украинской промышленности, затронутых указанными соглашениями. Описания их, для краткости, мы опустим.


Россия победила. Что выиграла Россия?