Социально-психологические аспекты информатизации

1.Эпоха информатизации. Знание – главный фактор информатизации общества

Знание и информация всегда были обязательными компонентами в жизнедеятельности людей. Знания являются средством завоевания свободы человека, средством его освобождения от влияния стихийных объективных сил, раскрепощением личности. Но в условиях информационного общества знание выступает в новой ипостаси, оно в определенной мере становится самостоятельной силой, центральным фактором технического и социального развития. Для понимания изменения роли знания в информационном обществе, важно указать на обстоятельства, отмеченные М. Кастельсом. Он отмечает, что следует различать два понятия, которые имеются в английском языке – “информационное общество” ( information society) и “информациональное общество” ( informational sotiety). “Я утверждаю, – пишет он, – что информация в самом широком смысле, т. е. как передача знаний, имела критическую важность во всех обществах, включая средневековую Европу, которая была культурно структурирована и в некоторой степени объединена вокруг схоластики, иначе говоря, в основном в интеллектуальных рамках. В противоположность этому, термин “информациональное” указывает на атрибут специфической формы социальной организации, в которой благодаря новым технологическим условиям, возникшим в данный исторический период, генерирование, обработка и передача информации стали фундаментальным источником производительности и власти” [1].

Знанием, информацией все в большей мере насыщаются все сферы жизнедеятельности современного человека. Более того, знание воздействует на само знание. Именно поэтому, наше время по праву получила название информационной эпохи.

2.Социальный аспект информатизации

Социальный аспект информатизации общества заключается, с одной стороны, в социальной детерминации процесса информатизации общества а, с другой, – в воздействии все большего распространения информационной технологи на все сферы общества и способы жизнедеятельности людей.

Действительно, скорость информатизации общества, ее содержание, проявление различных составляющих этого процесса, его эффективность, характер и направленность находятся в органической зависимости от социального климата, реальной исторической обстановки, в которых протекает процесс информатизации. При этом преобразования в социальной сфере оказывают гораздо большее воздействие на процесс информатизации общества, чем технико-технологические инновации. И. С. Мелюхин, отмечая это обстоятельство, пишет, что “формирование основ нового типа общества лишь до определенной степени определяется техническими факторами. Гораздо большее воздействие на этот процесс оказывают преобразования в экономике, социальной структуре общества, политическом процессе, общественном сознании и т. п.” [2].

Таким образом, информатизация общества, органически сочетает технико-технологические и социальные процессы. Именно она является феноменом, определяющим сущность современной эпохи, которую по праву можно назвать информационной.

Вместе с тем, информатизация общества происходит в определенной социальной среде и испытывает свою зависимость от этой среды. Скорость информатизации общества, ее содержание, проявление различных составляющих этого процесса, его эффективность находятся в органической зависимости от технического базиса общества, социального климата, существующего в обществе, от социальных условий, реальной обстановки, в которой происходит процесс информатизации.

Экономические условия информатизации общества заключаются в создании рынка природных ресурсов, труда и капитала, обеспечивающих формирование информационных ресурсов общества и их переход в ресурсы социально-экономического развития. Общество должно создать материально-экономическую среду, обеспечивающую своим членам возможность получения и использования информации.

К благоприятным социальным аспектам информатизации общества можно отнести:

– демократизацию политической жизни общества,

– обеспечение информационной безопасности общества и государства,

– создание эффективной системы обеспечения прав граждан и социальных институтов на свободное получение и распространения информации как важнейшего условия соблюдения прав человека.

При анализе социальных факторов информатизации многие исследователи на первое место справедливо выдвигают факторы политического характера – политику государства, наличие общественных движений, соотношение социальных сил в стране и др. Так, канадский профессор Дж. Грант еще на заре информатизации общества утверждал, что “способы применения компьютера будут так или иначе продиктованы политикой в широком смысле слова”[3]. Аналогичные мысли высказывал и У. Дайзард, выделявший из всех социальных факторов при информатизации общества политический. Он писал, что при всем своем могуществе технико-технологические и даже экономические факторы не могут сами себе создать социальных условий, которые обеспечили бы эффективное использование всех ресурсов информационной технологии в интересах общества.

К важным социальным (в смысле общественным) условиям успешного развития информатизации относится обеспечение гражданам общества доступа к получению информации, ее использованию и ее обмену между членами общества. Эта проблема также весьма актуальна. Н. Н.Моисеев писал, что “свободный доступ к информации, без которого не имеет смысла говорить об информационном обществе – труднейшая социально-политическая проблема”[4]. Само наличие знаний, информации для дальнейшей успешной эволюции и функционирования информационного общества еще недостаточно. Необходимо создание условий для того, чтобы члены общества имели свободный доступ к информации и возможность ее использования в своей практической деятельности.

Свободный доступ всех членов общества к информации – характерная черта информационного общества. В связи с этим, А. И.Ракитов справедливо считает главнейшим признаком информационного общества то обстоятельство, что “любой индивид, группа лиц, предприятие или организация в любой точку страны и в любое время могут получить за соответствующую плату или бесплатно на основе автоматизированного доступа и систем связи любые информацию и знания, необходимые для их жизнедеятельности и решения личных и социально значимых задач”[5]. Это решение предполагает определенную деятельность государства и коренное изменение условий жизнедеятельности человека и общества в целом.

Здесь в первую очередь идет речь об обеспечении материальных условий приобретения людьми технических средств информации и пользования ими. Услуги становятся все дороже, и трудно говорить о возможности граждан повседневно пользоваться новыми техническими средствами коммуникации.

Непременным социально-политическим фактором информатизации общества является ее демократизация. Демократизация не только является гарантом открытости всей существующей информации для всех членов общества, открытости “сверху донизу”, но и гарантом защиты, закрытия информации “снизу доверху”, предотвращает контроль над личной информацией граждан государственными структурами.

К социальным составляющим информатизации общества относятся интеллектуализация общества (развитие образования и использование достижений передовых отраслей науки) и дальнейшее совершенствование и развитие культурного потенциала общества. Рост интеллектуального потенциала общества “очеловечивает” технико-технологические составляющие процесса информатизации. Развитие интеллектуальной составляющей информатизации общества предполагает усвоение всего того научного и культурного потенциала, что достается от предшествующего поколения, усвоения новейших достижений науки, техники, подчинение человеческих действий этическим требованиям, идеалам гуманизма, развития свободы и ответственности индивида за свои действия.

Таким образом, демократизация общества и его информатизация находятся в органическом единстве, предполагают друг друга, что является важнейшим стимулятором этих процессов. Однако это органическое единство, как всякое диалектическое единство, противоречиво. Развитие демократии обостряет проблему контроля над личностью, а контроль над личной информацией ведет к усилению тенденций тоталитаризма и авторитаризма. Информатизация общества приобретает прогрессивную окраску лишь в том случае, если она сочетается с развитием демократии, имеет гуманистическую направленность. Как рационально и оптимально сочетать развитие информатизации с демократизацией общества – важнейшая жизненная проблема.

Социальный аспект информатизации общества заключается также в том воздействии на общество, его социальную и профессиональную структуру, политическую жизнь, труд и быт, которое оказывает применение и все большее распространение информационной технологии в современном обществе, ускоряя происходящие в нем процессы. Современная технология ускоряет темпы изменений не столько тем, что сокращает период до момента своего воздействия на общество, сколько тем, что систематически расширяет области воздействия – политические, экономические и культурные.

Швейцарский ученый К. Хессенг в книге “Страх перед компьютером” попытался представить в лаконичной и наглядной форме социальные последствия информатизации общества. В итоге им была разработана таблица “Последствия информатизации в зеркале общественности”[5], которая является хорошим примером системного подхода к анализу социальных последствий информатизации.

Воздействия информатизации:

Следует отметить, что применение информационной технологии оказывает, прежде всего, непосредственное влияние на трудовую деятельность человека. Напомним, что индустриальное общество ориентировано на массовое производство и потребление. Возникают индустриальные гиганты, производство которых строго стандартизировано и трудно поддается каким-либо нововведениям. По мере распространения информационной технологии происходит переход от массового производства к производству мелкосерийному, учитывающему все разнообразие индивидуальных запросов граждан. Производство становится гибким, способным к быстрым технологическим изменениям, что обеспечивает возрастание номенклатуры производимых товаров. “Новая система выходит за пределы массового производства к гибкому, приспосабливаемому или “демассифицированному”[6]. Благодаря новым информационным технологиям выпускаются мелкие партии чрезвычайно разнообразных товаров.

Изменение характера и содержания труда, его индивидуализация делает возможным переключение работника по мере его желания или производственной необходимости с одного вида деятельности на другую. Гибкое, перенастраивающееся производство требует гибкости трудовой деятельности его участников. “Вызванные конкуренцией и движимые технологией тенденции к гибкости лежат в основе текущей трансформации структуры рабочей силы” – пишет М. Кастельс [1]. Это обстоятельство требует, в свою очередь, гибкой системы образования. Она должна не только изменять свое содержание адекватно изменяющимся обстоятельствам как технико-технологического, так и социального порядка, но и быть непрерывной, чтобы своевременно обеспечить работников производства нужными в его деятельности знаниями.

Таким образом, информатизация производства способствует переходу людей от одного вида деятельности к другому. Это стимулирует создание новых рабочих мест, особенно в области обработки информации.

В связи с этим следует сказать о том, что новая информационная технология изменяя характер и содержание труда, делая труд более производительным, ведет к сокращению трудовых затрат а, следовательно, сокращает число работающих и ведет к безработице. Многие традиционные для индустриального общества отрасли производства, осваивая новую технологию, вынуждены сокращать определенную часть рабочего персонала. Угроза роста безработицы конечно существует.

Не решен однозначно и более социально значимый вопрос о том, смогут ли люди адаптироваться к тем быстро происходящим социальным изменениям, которые вызваны информационно-технологическими нововведениями, что порой остается вне поля внимания государственных структур, занятых текущими делами. Это можно отнести полностью к нашей стране. Информатизация общества, особенно его социальный аспект не реализуется так гладко, как это представлялось в начале пути информатизации. В ходе своего развития информатизация общества преодолевает целый ряд противоречий.

Противоречия информатизации:

Проблема занятости населения. Новая информационная технология, с одной стороны, действительно, неминуемо будет сокращать и уже сейчас сокращает число рабочих мест, и это неизбежно, поскольку эта технология повышает эффективность трудовой деятельности. Возникает технологическая безработица, которую в свое время предвидел известный экономист К. Кейнс, писавший еще в 1930 году: “Эта безработица, возникающая в результате того, что изобретение новых способов экономии труда опережает появление новых областей применения рабочей силы”[7]. Параллельно сокращению старых видов деятельности информационная технология, модернизируя все народное хозяйство, создает новые рабочие места и даже модернизирует определенные традиционные отрасли труда. Нельзя сказать, что таким образом окончательно снимается вопрос занятости населения, однако это сглаживает то противоречие, которое возникает между модернизацией производства и занятостью его участников. “Таким образом, – заключает М. Кастельс, – информационная технология не вызывает безработицы, даже она явно сокращает затраты рабочего времени на единицу выпуска, но при информационной парадигме изменяются род рабочих мест, их количество, качество и характер выполняемой работы”[1].

Перестраивая трудовые процессы и работников, всю структуру занятости, информационная технология изменяет и профессиональную структуру : отмирают старые, и формируются новые профессии, увеличивается значимость труда инженеров и ученых, происходит снижение промышленной занятости населения в пользу занятости в сфере услуг здравоохранения и деловых услуг.

Сфера услуг, сервиса все чаще рассматривается, как важнейшая сфера деятельности, что даже дает известное основание называть формирующееся общество “сервисным обществом”. “Постиндустриальное общество, – пишет Д. Белл, – основано на услугах”[8].

Слово “услуги” обозначает множество различных видов деятельности, которые отличны от деятельности в сфере промышленности или сельского хозяйства. Оно выражает как бы “остаточные” виды деятельности, охватывает все, что не входит в промышленность и сельское хозяйство. Услуговая деятельность предполагает функционирование транспорта, общественных служб обеспечивающих движение товаров, торговли, финансов, сферы личных услуг. Можно выделить три сферы информационных услуг:

– для населения (в основном развлекательные и финансовые услуги),

– для бизнеса (электронный обмен данными, реклама, торговля, групповые методы работы),

– для государства (данные для управления, информация о населении и для населения).

По мере информатизации общества и повышения эффективности трудовой деятельности людей занятость населения начинает перемещаться из сферы производства к сфере услуг. Наиболее быстрорастущими категориями работников становятся программисты, менеджеры, работники сферы образования, науки, здравоохранения. Переориентация производства на предоставление услуг и выработку информации многие исследователи считают фундаментальным признаком информатизации общества. При этом все большее количество работников в сфере услуг заняты деятельностью, связанной с информацией, ее получением, обработкой, распространением.

Рост производства услуг и информации изменяет традиционную для индустриального общества структуру общественного хозяйства. В эту структуру, предложенную в 40-х годах ХХ века известным экономистом К. Кларком, входили три сектора.

– Первичный – добывающие отрасли промышленности и сельское хозяйство.

– Вторичный – отрасли обрабатывающей промышленности и строительство.

– Третичный – разнообразные услуги.

Сдвиг общественного хозяйства к сфере услуг, обработке информации дополняет трехсекторную экономическую модель еще двумя секторами, на которую разбивается сфера услуг. Непосредственно третичный сектор охватывает услуги материального характера – транспорт, связь, складское хозяйство.

– Четвертичный – торговлю, финансы, страхование и недвижимость.

– Пятеричный – личные, профессиональные, деловые услуги и услуги государственного управления.

При этом вторичный сектор становится производителем не только материальных благ, сколько информации и новых технологий, что ведет к изменению структуры материальных благ и услуг. С другой стороны, отрасли четвертичного и пятеричного секторов, ориентированные на производство и обработку информации и знания, приобретают первостепенное значение, как бы становятся первичным сектором. Они снабжают другие сектора важнейшим ресурсом для функционирования всей структуры общественного хозяйства.

Перестраивая трудовые процессы и работников, всю структуру занятости, информационная технология изменяет и профессиональную структуру : отмирают старые и формируются новые профессии, увеличивается значимость труда инженеров и ученых, происходит снижение промышленной занятости населения в пользу занятости в сфере услуг здравоохранения и деловых услуг. Сфера услуг, сервиса все чаще рассматривается, как важнейшая сфера деятельности, что даже дает известное основание называть формирующееся общество “сервисным обществом”.

Под воздействием изменений, происходящих в соотношении различных сфер человеческой деятельности изменяется и социальная структура общества – система социальных отношений между различными социальными общностями людей. Прежде всего, изменяется классовая структура. На одном полюсе постепенно набирает силу социальная общность, в которую входят представители обеспеченных семьей, получивших современное образование и занятых в высокотехнологичных отраслях хозяйства. На другом полюсе – не имеющие высокой образованности малоквалифицированные работники, которые заняты в еще сохранившемся массовом производстве, в примитивных отраслях сферы услуг. Вместе с тем возрастает роль интеллигенции, которая до сих пор выглядела как “прослойка”, слой, расположенный между основными классами и выполняющий функцию обслуживания этих классов. Теперь интеллигенция занимает не менее значимое место в социальной структуре, чем другие социальные общности, она является носителем интеллектуальной собственности, знаний, которые являются в информационном обществе главной социальной ценностью. Одновременно сокращается численно рабочий класс и происходит его разделение на различные слои. Влияние рабочего класса в общественной жизни снижается. М. Вебер: главным при определении сущности той или иной социальной общности является не вопрос о собственности, а хозяйственные интересы представителей этой общности. Не признавая полностью подобные утверждения, все же можно согласиться с тем, постиндустриальное общество формируется как новый тип классового общества.

Изменение социальной структуры общества в эпоху его информатизации и той роли, которую играет знание, не могут не оказывать влияние на власть, ее характер, функции, эффективность руководства обществом и т. д. В примитивных обществах власть опиралась на физическую силу, позже физическая сила сменилась силой экономической, ныне власть переходит к тем, кто обладает знанием. Насилие, богатство и знание – наиболее значимые атрибуты власти. Э. Тоффлер: “Существует немало различных “инструментов” и “уровней” власти. Среди них первостепенно важным являются насилие, богатства и знания… Знания дают власть высочайшего качества”[6].

Разумеется, в данном случае речь идет не о политической власти государства, а о реальном превосходстве власти в деятельности различных организаций. Здесь для руководителя мало авторитета, опирающегося на былые заслуги и административно-командные методы руководства. Руководитель должен обладать определенными знаниями, чтобы рационально воспринимать быстро изменяющиеся обстоятельства, учитывать изменения и эффективно реагировать на эти изменения”.

Поэтому нельзя думать, что процесс информатизации общества, особенно его социальной составляющей, протекает гладко, без сучка и задоринки. К примеру, общество в процессе своей информатизации сталкивается с новым типом неравенства – информационным. Возникает противоречие между информированными слоями населения, отдельными людьми и теми, кто не обладает такой информацией, между “компьютерным” поколением и старо-традиционным. Тот же М. Кастельс, характеризующий многие преимущества сетевого общества, вынужден признать, что ” сетевое общество, как и любая другая социальная структура, не лишено противоречий, социальных конфликтов и вызовов со стороны альтернативных форм общественных организаций” (31, 244).

Рассматривая социальный аспект информатизации общества, мы сталкиваемся с рядом проблем, из них три основных проблемы:

1. Проблема занятости населения в связи с информатизацией общества (дисбаланс: скорость сокращения традиционных видов деятельности больше скорости создания рабочих мест, создаваемых под воздействием информационной технологии).

2. Проблема взаимодействия процесса демократизации общества и защиты тайны жизни личности (информатизация может привести к тотальному информационному контролю над личностью, а так же обостряются угрозы манипуляции сознанием граждан при помощи информационных средств).

3. Проблема определение путей преодоления противоречий между национальными интересами и интересами конгломератов сетевого общества, имеющим наднациональный характер. Это противоречие глобального порядка – оно пронизывает не только сферу экономики и политики, но и область культуры, о чем речь впереди и связано с процессами глобализации и, в частности, с формированием сетевых структур.

3.Психологические последствия информатизации

На современный этапе развития общества информационные технологии (ИТ) завоевывают все новые сферы человеческой деятельности, с ними взаимодействуют самые широкие слои населения. Как и во многих других странах, в России отмечается высокая степень готовности к применению ИТ как в профессиональной, так и в повседневной деятельности. Наряду с этим возникает актуальная проблема выявления и оценки возможных психологических последствий информатизации (ППИ).

ЗОНЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ ИНФОРМАТИЗАЦИИ

Целесообразно выделить следующие основные зоны ППИ. Непосредственное взаимодействие с ИТ в рамках учебной, трудовой, игровой и других форм деятельности образует центральную зону ППИ. Вплотную к ней примыкают некоторые традиционные формы деятельности, связанные с взаимодействием с ИТ (например, консультирование пользователей с экспертами в области ИТ). К более отдаленным зонам можно отнести те виды человеческой активности, которые не напрямую, а опосредствованным образом связаны с использованием ИТ. В этих зонах даже те, кто никогда не работал с компьютерами, являются косвенными пользователями ИТ и испытывают психологические последствия информатизации. Можно упомянуть посетителей специальных аттракционов (например, связанных с виртуальной реальностью), получателей компьютерных списков рассылки информации, владельцев кредитных карточек, зрителей анимационных фильмов и т. д. Когда влияние процессов информатизации осуществляется через СМК, воздействие приобретает особо сложный, многократно опосредствованный и переопосредствованный характер. Проводниками таких воздействий являются также люди, активно взаимодействующие с ИТ.

Можно выделить две основные тенденции распространения преобразований: афферентную и эфферентную. Эфферентная характеризуется распространением новообразований, возникших в центральной зоне, в другие, более отдаленные. Примером могут служить попытки при общении с компьютером как с партнером. Яркие феномены такого “компьютероподобного” общения отмечаются не только в деловой сфере (например, при взаимодействии программистов с пользователями), но и в повседневной деятельности – при обсуждении бытовых проблем, в дружеских беседах, при разговорах с детьми и т. д. К. Брод также отмечает, что такого рода новообразования нередко переносятся во внутрисемейное общение.

Афферентная тенденция заключается в том, что в информатизированную деятельность привносятся компоненты, характерные для традиционной деятельности. Такого рода компоненты зачастую излишни и/или факультативны – так, компьютеры проявляют инициативу, “шутят”, имитируют личностное общение с пользователями и т. п. Даже при отсутствии программно реализованных предпосылок для актуализации афферентной тенденции последняя часто актуализируется благодаря активности самих пользователей. К примеру, и начинающие, и высококвалифицированные пользователи при работе с компьютером нередко выходят за узкие рамки чисто делового взаимодействия с техническим устройством, пытаясь что-либо объяснить ему, обругать и т. п.

С помощью афферентных и эфферентных воздействий осуществляется взаимосвязь между выделенными зонами психологических последствий информатизации и создается сложная и во многом противоречивая структура преобразованных под влиянием информационных технологий форм деятельности.

ЛОКАЛЬНЫЕ И ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ

Выделение зон ППИ проводилось по степени близости анализируемой деятельности к непосредственному взаимодействию с ИТ. Применительно же к самим новообразованиям следует дифференцировать

А) локальные преобразования, относящиеся лишь к более или менее ограниченному кругу психических явлений, распространяющиеся,

Б) глобальные, в том числе преобразования личности в целом.

В рамках изучения ППИ предметом исследования являлись в основном навыки, операции, конкретные действия, отдельные психические процессы, различные виды профессиональной, игровой и учебной деятельности. В настоящее время накоплен обширный материал в этой области (В. П.Зинченко, М. Коул, В. Я.Ляудис, Д. Норман, С. Пейперт, Ш. Текл, О. К.Тихомиров, А. Г. Шмелев и др.). Проблемам распространения преобразований, генерализации, глобальным личностным изменениям уделяется все еще недостаточно внимания.

Наиболее яркие и во многом негативные примеры изменения личности под влиянием ИТ – это компьютерная “игровая наркомания” и так называемое хакерство.

Вместе работы ученых показывают, что рассмотрение хакерства лишь как негативного явления весьма односторонне и неверно. Описанные феномены и особенности направленности личности свойственны лишь части хакеров. Более того, регулярно появляющиеся в СМИ сообщения о противоправных действиях криминальной части хакеров способствуют формированию именно таких наклонностей у новых поколений хакеров. В то же время для других хакеров характерно переживание опыта “потока”, или аутотелического (несущего цель в себе самом) опыта.

Существует ряд положительных моментов информатизации:

– Опасность глобального негативного воздействия ИТ на личность может быть нейтрализована путем психологической экспертизы разрабатываемых проектов внедрения новых ИТ. Необходимо при этом учитывать, что распространение преобразований осуществляется разными путями и с помощью качественно различных психологических механизмов.

– Огромное значение во всем мире придается проектам, связанным с организацией доступа широких слоев населения к Интернету. Ожидается, что это приведет к позитивным глобальным преобразованиям личности путем качественной трансформации коммуникативной и познавательной деятельности, а также стиля обучения. Работа в Интернете позволяет повысить активность познающего субъекта, индивидуализировать процесс обучения, преодолевать стереотипы традиционного (во многом авторитарного) стиля взаимодействия между обучающимся и педагогом, получить доступ к разнообразным источникам информации, знакомиться с различными, в том числе и дискуссионными, точками зрения и т. п.

– Развитие навыков осуществления познавательной деятельности посредством Интернета может стимулировать не только развитие познавательных действий в рамках традиционной деятельности (реализация принципа возвратных воздействий), но и личностный рост (генерализация преобразований). Так, осуществление поиска необходимой информации в гипертексте формирует готовность ознакомиться с несовпадающими точками зрения, конкурирующими теориями по поводу разнообразных явлений природы или общественной жизни. Это расходится с воспитанными тоталитарным строем навыками ознакомления лишь с господствующей (возможно, догматической) позицией, безальтернативного согласия с единственно принятой точкой зрения. Можно предположить, что перенос подобных навыков на работу с традиционными источниками информации будет способствовать личностному росту пользователей Интернета.

– Применение ИТ ведет к преобразованию системы взаимоотношений между обучающимися и педагогом. Известно, что стиль обучения (авторитарный или демократический) оказывает значительное влияние на личностное развитие, на формирование Я-концепции.

Однако перечисленные позитивные примеры влияния ИТ на личностное развитие могут сочетаться с нежелательными последствиями. Все большее количество школьников исключают из школы будущего педагогов-людей, заменяя их доброжелательными и полностью подчиненными их воле компьютерами и роботами. Отметим также, что интенсивное интеллектуальное и творческое развитие не гарантирует успешности социального поведения – данное явление может быть названо феноменом “социального дисбаланса”

НЕКОТОРЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ ИНФОРМАТИЗАЦИИ

Перенос навыков работы с ИТ на навыки традиционной деятельности может осуществляться с помощью аналогии и уподобления своей деятельности работе технического устройства. Применение ИТ способствует полезному преобразованию деятельности, например, путем создания новых эталонов “четкой, эффективной работы, не требующей “лишних слов и обсуждений”.

Ш. Текл вводит представление о компьютерах как о “втором Я” и демонстрирует на ряде примеров возможность преобразования детьми собственного поведения путем опоры на опыт применения ИТ. Так, автор описывает ребенка, оказавшегося способным изменить заниженную самооценку – для него это показалось аналогичным смене программного обеспечения или операционной системы компьютера. Другим детям удалось преодолеть страх перед точными науками после успешного освоения работы с компьютером, обычно ассоциирующимся с математическими дисциплинами. Феномены такого рода могут способствовать увеличению самостоятельности и независимости детей, обучающихся информатике, развитию и трансформации у них познавательных интересов

Выше речь шла о вполне осознанном уподоблении своего внутреннего мира компьютерам. Однако не меньшее значение имеет и формирование неосознаваемых субъектом тенденций к такому уподоблению. Данная тенденция проявляется в сравнении собственных интеллектуальных способностей с возможностями компьютеров и приводить к феноменам персонификации и деперсонификации.

Реверсия

Часто отмечается, что ИТ способствуют возникновению новых видов и форм деятельности, новых навыков, знаний, умений. Вместе с тем одним из последствий информатизации является и своеобразное возрождение ряда ранее весьма значимых, но затем в значительной степени утративших свою роль психических компонентов. Для обозначения этих феноменов можно использовать термин “реверсия” (лат. reversio – поворот, возвращение).

Применительно к ППИ примером реверсии является изменение роли письменной речи. Системы электронной почты возродили навыки письменного общения, которые постепенно сходили на нет после появления телефона и радиосвязи. Спонтанное или обусловленное сценарием групповой деятельности общение посредством компьютерных сетей происходит “в реальном деятельностном контексте”.

При переписке посредством компьютерных сетей усваиваются новые формы и новый “этикет” общения. Так, в электронном письме принято цитировать те фрагменты предшествующих сообщений, на которые дается ответ. Такое внимание к сказанному ранее не типично для других ситуаций письменного общения, и можно ожидать, что перенос этого правила обогатит этикет традиционной письменной речи. В переписке посредством Интернета пользователи все чаще сталкиваются с операциями письменного знакомства, установления и поддержания контакта, обмена вежливыми фразами, демонстрации интереса к партнеру, они учатся сочетать личностное и деловое общение. Интерэтническое общение подразумевает обмен социокультурными сведениями, ведет к интенсификации изучения иностранных языков, актуализации общекультурных и географических познаний.

В то же время современные ИТ, а именно системы виртуальной реальности позволяют реализовать социально одобряемые формы расширения символического опыта.

Экзуция

Информатизацию часто связывают с исключением, отмиранием ранее сформированных, но впоследствии ставших ненужными навыков, умений, видов и форм деятельности. Для обозначения указанного явления может быть использован термин “экзуция” (лат. exutio – исключение, изъятие, истребление). Примерами экзуции являются многочисленные данные о постепенном угасании вычислительных навыков (устного счета, складывания и умножения “в столбик”, извлечения корней, возведения в степень и т. д.).

Имеются разрозненные сведения о том, что информатизация, стимулируя “наиболее удобные” для формализации виды деятельности, способствует постепенному угасанию “конкурирующих” способов познания. Так легкий доступ к информации и эрудиция вытесняют самостоятельную выработку новых знаний, а использование статистических пакетов определяет способы получения и обработки информации. В. П.Зинченко и Е. Б.Моргунов справедливо отмечают, что отдавая должное новым способам оперирования знаниями,” не следует пренебрегать опытом, сложившимся в традиционных формах обращения и оперирования живым знанием”

Опасения по поводу редукции и деперсонификации общения связываются с постепенным угасанием роли эмоций в традиционном общении, происходящим под прямым и косвенным влиянием ИТ. Применительно к познавательной деятельности можно отметить, что прогнозировавшееся отмирание библиотек и утрата интереса к использованию печатных справочников, которые в отличие от их электронных версий содержат устаревшую информацию, не происходит. Применительно к коммуникативной деятельности было показано, что информатизация не только не приводит к сужению сферы общения, а напротив, способствует развитию и расширению связей между людьми за счет расширения круга потенциальных коммуникативных партнеров, развития опыта социальных контактов (деловых и личностных), нахождения новых оснований и причин для вступления в общение и т. п.

АМБИВАЛЕНТНОСТЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ ИНФОРМАТИЗАЦИИ

Ряд наиболее характерных примеров, демонстрирующих амбивалентность (двойственное переживание, когда один и тот же объект вызывает у человека одновременно противоположные чувства: симпатии/ антипатии) психологических последствий компьютеризации.

Социальная перцепция

Опосредствованная ИТ социальная перцепция ориентируется не на целостный образ, а на редуцированные средства, вербальные в своей основе, ибо они опираются на совокупность продуцированных и передаваемых посредством Интернета сообщений, относящихся к личному и/или деловому общению. Наряду с прямыми средствами построения образа другого человека (рассказы о себе, шутки, реакции на чужие шутки) учитываются и косвенные (частота продуцирования сообщений, их стиль, степень подробности высказываний, соответствие этикету электронной переписки и реакции на его нарушение другими людьми и т. п.). Интернет допускает передачу визуальной информации, например, обмен фотоизображениями, что могло бы способствовать обогащению формируемых образов, если бы такая возможность шире использовалась.

Сама по себе возможность осуществления социальной перцепции с помощью ИТ – момент позитивный. Однако, как показали исследования, при этом закрепляются редуцированные способы формирования образа коммуникативного партнера, а также результаты применения таких способов. Преобразованные способы осуществления социальной перцепции могут оказывать негативное влияние на способы формирования образа партнера при традиционном общении (принцип возвратных воздействий) и приводить к феномену деперсонификации общения, в соответствии с которым образ коммуникативного партнера редуцируется до набора (списка) сообщений, продуцированных им за определенный отрезок времени

Наряду с редукцией образа коммуникативного партнера информатизация ведет к расщеплению образа, конструированию противоречивых образов. Так, известен “эффект помалкивания”, который “заключается в нежелании людей передавать или сообщать адресату плохие, неприятные, нежелательные известия или факты” показано, что наибольшую симпатию у занятых совместной деятельностью испытуемых вызвали те оценивающие их деятельность субъекты, чьи оценки постепенно менялись от негативных к позитивным (в отличие от изменения от позитивных оценок к негативным, от постоянно позитивных или постоянно негативных оценок). В свою очередь, симпатия/антипатия к партнеру воздействует на когнитивную сложность формируемого образа этого партнера

Таким образом, особенности преобразования социальной перцепции должны учитываться при создании разнообразных проектов опосредствования общения с помощью ИТ. В противном случае негативные явления, связанные с ППИ, могут распространяться и на традиционные формы общения. Согласно мнению О. В.Соловьевой

Анимизм

Феномен анимизма, связанный с имеющимися у детей представлениями о живом, характеризует существенный аспект психического развития. По Ж. Пиаже, к техническим объектам редко применяются анимистические рассуждения, чаще – естественно-научные (в том числе – ошибочные). Информатизация существенно изменила и обогатила ряд сложившихся представлений об этом феномене. В развитие идей Ж. Пиаже Ш. Текл показала, что для традиционных (например, природных) объектов доля анимистических критериев с возрастом уменьшается, а доля биологических или естественно-научных – увеличивается; для элементов же ИТ (компьютеров, электронных игрушек) растет доля психологических критериев. В обыденных ситуациях, как показано Е. В.Субботскимможно заключить, что феномен анимизации приобретает определенную специфику в условиях применения ИТ. Так, перестает быть строго дихотомической оппозиция “живой-неживой”: при рассуждениях об ИТ дети вводят параметр “словно живой”, или “вроде бы живой”.

В определенной степени анимизм присущ не только детям, но и взрослым, применяющим ИТ показано, что значимыми факторами являются уровень образованности, а также опыт взаимодействия с представителями разнообразных этнических групп и носителями разнообразных культурных традиций. Необходимо лишь дифференцировать анимизм и псевдоанимизм – в последнем случае наблюдаемые формы взаимодействия с ИТ связаны не с реальной анимизацией технического устройства, а лишь с чисто внешним переносом сложившихся в традиционном общении стереотипов взаимодействия в новые условия, в чем-то схожие с этим взаимодействием.

Яркие проявления анимизации компьютера могут серьезно тревожить родителей и педагогов, которые склонны видеть в этом определенную психическую аномалию, начало будущих патологических изменений личности. Анимизация ИТ часто является своеобразным сигналом о дискомфорте в общении, об элементах деперсонификации, технократизации и т. п. “Оживление” компьютера позволяет частично преодолеть этот дискомфорт, наполнив работу с техническим устройством необходимым эмоциональным содержанием.

Ритмическая структура общения

Общение посредством Интернета обычно отсроченно, не синхронно. Длительная задержка сообщений может негативно влиять на мотивацию, в частности, на желание и готовность продолжать общение. Как поддерживать мотивационные ожидания при долгом отсутствии обратной связи? Чисто волевых усилий чаще всего недостаточно. Формирование навыка заинтересованного ожидания существенно не только для информатизированных, но и для традиционных форм взаимодействия (случается также перенос этого навыка из одной формы общения в другую). Предполагается, что преобразование ритмической структуры опосредствованного ИТ взаимодействия между людьми способно оказывать амбивалентное влияние на традиционное общение, в рамках которого формирование навыка заинтересованного ожидания часто протекает далеко не оптимально. В традиционном общении этот навык полезен для прогнозирования степени затруднения партнера при поиске им ответов на заданные вопросы. Вместе с тем имеется опасность, что вопрос останется без ответа, или же будет понят неправильно. Подобная практика походит на обычную систему школьного обучения, когда заданные вопросы часто остаются без ответа, а педагог отвечает на вопросы, которые никто из учеников не задавал. Подобное поведение педагога негативно сказывается на формирование навыка заинтересованного ожидания, на развитие познавательной мотивации и на эффективность самого процесса обучения.

Другой параметр, который может быть зафиксирован и перенесен из опосредствованного ИТ общения в традиционное, – это импульсивность: ответная реакция на сообщение предшествует его прочитыванию до конца. В наибольшей степени это относится к длинным сообщениям. Развитию импульсивности способствует упрощенная техническая процедура генерирования и отправки ответных сообщений при применении ИТ. Отказ от подобной импульсивности требует специальных усилий со стороны педагогов и психологов; распространенной профилактикой импульсивности является призыв к составлению только коротких сообщений, дроблению их на небольшие порции. Однако такого рода профилактика препятствует развитию навыков композиции при освоении письменной речи.

Аутизм

Как отмечалось выше, системы виртуальной реальности позволяют реализовывать социально одобряемые способы расширения символического опыта. Моделирование, проигрывание и своеобразное “проживание” различных ситуаций, использование компьютера для реализации различных творческих идей способствуют развитию воображения, творческих способностей, познавательных потребностей, самоактуализации. Вместе с тем, как показывает опыт, возникающая в этих условиях возможность ухода от трудностей и проблем окружающей человека действительности в заманчивый мир “компьютерных грез в киберпространстве”, в виртуальную реальность может стимулировать явление аутизации пользователей ИТ. Наиболее уязвимыми к негативным влияниям такого рода являются дети.

На опасность развития детского аутизма указывается в подписанном зам. министра образования РФ А. Г.Асмоловым Информационном письме Министерства образования РФ N 42/3 от 12.09.95 “Об информационной культуре в семейном образовании”, в котором отмечается, что ставшие доступными ИТ способствуют уходу детей и подростков от действительности, т. е. аутизации. В силу этого в данном письме формулируются необходимые действия в рамках программы борьбы с аутизацией. Как показывает опыт, к аутизации могут привести компьютерные или электронные игры, а также поглощенность детей разнообразными видами опосредствованной ИТ деятельности (и прежде всего собственно программированием). Замена реального опыта практических действий символизацией, оперированием знаковыми моделями мешает полноценному психическому развитию. Кроме того, отмечается сужение интересов поглощенных ИТ детей за счет внимания лишь к новинкам ИТ, следования моде в этой области (тем более, что дети и подростки подвержены тенденции следования моде). Интересы могут сужаться и за счет ранней специализации, хотя область ИТ – одно из немногих детских увлечений, которые не будут помехой во взрослой жизни.

Отметим еще, что для части детей увлечение ИТ сопряжено с готовностью контролировать каждый этап работы подготовленных ими компьютерных программ; эту склонность

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1)Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. – М.: ГУ ВЩЭ. – 2000. – 608 с.

2) Мелюхин И. С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. – М.: Изд-во МГУ. – 1999. – 208 с.

3)Новая технократическая волна на Западе. – М.: Прогресс.-1986.- 451 с.

4)Моисеев Н. Н. Расставание с простотой.-М.:АГРАФ.- 1998.- 473 с.

5)О средстах массовой информации. Об информации, информатизации и защите информации. – М.: Юринформцентр. – 1999. – 47 с.

6). Тоффлер Э. Метаморфозы власти. Знание, богатство и сила на пороге XXI века. – М: ООО “Издательство АСТ”. – 2001. – 669 с.

7)Новая постиндустриальная волна на Западе. М.: Academia. – 1999. – 640 с.

8) Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. – М.: Academia – 1999. – 956 с.

9)Корогодин В. И., Корогодина В. Л. Информация как основа жизни. – Дубна: Феникс. – 2000. – 208 с.

10)Бондаренко С. В. Информационная стратификация в информационном обществе// Информационное общество. – 2000 – вып.6. – С.16

11)Затуливетер Ю. С. Информационная природа социальных перемен. – М.: СИНТЕГ.- 2001 – 132 с.

12)И. А. Негодаев. Информатизация культуры. – М.: Прогресс. -2000 – 215с.

13) Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е. Психологические последствия информатизации // Психологический журнал, 1998 , №1


Социально-психологические аспекты информатизации