Социальные функции образования

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

1. Образование, коммуникация, средства массовой информации как социальные институты

2. Социальные функции образования

3. Образование, средства массовой информации как институты социализации

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СЛОВАРЬ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Введение

В отечественной социологии исследования коммуникационных процессов занимают определенное место, но вряд ли его можно оценивать как важное. В советское время изучались массовые коммуникации в условиях НТР. В частности, выяснялись типы читателей и зрителей по затратам времени на чтение или просмотр передач, а также особенности и мотивы потребления радиотелевизионной и газетной информации.

Сейчас к академическим целям исследований добавились коммерческие. Пример первого – анализ отношения населения к масс-медиа в условиях реформ. Выявлен большой интерес людей к информации с одновременно низким уровнем доверия населения к СМИ (в январе 1996 г. не доверяли СМИ – 56%). Коммерческие исследования в режиме мониторинга выявляют спрос и рейтинги тех или иных СМИ, что имеет жизненно важное значение для корректирования их деятельности.

Социологический подход требует выделения коммуникаций практически во всех основных разделах социологического знания. На макро – уровне – это проблемы формирования информационного общества, роли глобальных коммуникаций в мировой системе, анализ информационно-коммуникативной продвинутости конкретных обществ и социальных систем, социальной роли СМИ и других видов коммуникаций. В частности, коммуникации в организациях – это не только сфера менеджмента, но и социологии (организаций и коммуникаций). На микро-уровне в центре внимания должны стоять вопросы межличностных коммуникаций.

Цель работы – рассмотреть взаимосвязь между образованием, коммуникациями и средствами массовой информации.

Задачи работы – определить образование, коммуникации, средства массовой информации как социальные институты; охарактеризовать социальные функции образование; определить образование, средства массовой информации как институты социализации.

1. Образование, коммуникация, средства массовой информации как социальные институты

Для того, чтобы лучше понять роль и место социального института образования в современном индустриальном обществе, специфику выполняемых им функций, следует кратко рассмотреть эволюцию системы образования.

В примитивных, первобытных обществах образование являлось составной частью социально-производственного процесса. В те далекие времена не существовало ни школ, ни учителей. В передаче культурного наследия, опыта, знания, традиций участвовали все члены общества. “В жизни подрастающего поколения не существовало и особого периода подготовки к усвоению социальных ролей взрослых, ибо все необходимые знания, навыки и способности приобретались и развивались в ходе непосредственного приобщения детей к практическим делам племени. Характерно, что приобщение детей к трудовым действиям, обучение профессиональным навыкам начиналось с 4-5 лет, а в подростковом возрасте дети наравне со взрослыми участвовали в охоте и рыбной ловле, пасли скот, изготовляли орудия труда, участвовали в приготовлении пищи. Воспитанием и образованием мальчиков занимались мужчины, а девочек – женщины. Когда ребенок подрастал, он подвергался особой церемонии “инициации”, продолжающейся несколько дней, в течение которых юноши и девушки должны были продемонстрировать и подтвердить свои способности и права взрослых членов общества, участвуя в состязаниях, танцах, обрядах и культовых действиях.

В доиндустриальном обществе вместе с расширением масштабов общественного разделения труда, появлением государственной власти и сословного неравенства начинается обособление института образования.

Специальную подготовку и обучение с использованием особой группы учителей получают дети из богатых семей. Наглядным примером первых формальных систем образования могут служить школы в Древней Греции и Древнем Риме, в которых платные учителя обучали детей благородных сословий грамматике, философии, музыке, спорту, красноречию, основам юриспруденции, медицине и др. Обучение детей из других сословий осуществлялось в процессе ученичества, когда подростка на определенный срок отдавали на учебу в дом к торговцу, купцу, ремесленнику и т. п. Работая в качестве подмастерья, ученик овладевал профессиональными знаниями и навыками, искусством торговли, ремесла и др.

Подавляющая часть населения – крестьянство – обучала своих детей, передавая им знания в ходе трудового сельскохозяйственного процесса. Важная роль в воспитании детей принадлежала семье.

В эпоху средневековья начинает складываться более организованная система образования, когда христианская церковь создает в Европе сеть специальных учебных заведений по подготовке лиц духовных званий и возникают первые университеты – в Париже, Оксфорде и других городах.

Несколько позже культурно-образовательные функции университетов расширились, в них начинают обучать медицине и юриспруденции, предпринимаются первые попытки научных исследований в области физики, математики, логики. Характерной особенностью системы формального образования в доиндустриальном обществе являлось то, что оно было доступно ограниченному числу лиц выходцам из богатых и престижных сословий.

Подлинная революция в системе образования происходит в обществе индустриального типа: образование перестает быть элитарным и становится массовым, доступным для широких слоев населения.

Такая радикальная трансформация института образования была вызвана потребностями экономики, научно-технического прогресса, изменениями в культуре и образе жизни людей. В XIX-XX вв. широкое распространение получают средние и специальные школы, растет число высших учебных заведений. Неполное, а затем и полное среднее образование становится необходимым условием получения профессии в основных отраслях промышленности. Особенно бурный рост системы образования приходится на период после Второй мировой войны, когда происходит техническое перевооружение ведущих индустриальных стран и совершается новый мощный скачок в развитии промышленности, науки и техники.

Быстро растет сеть высших учебных заведений – институтов, колледжей, университетов, осуществляющих подготовку специалистов высшей квалификации. Так, в бывшем СССР насчитывалось около 1000 вузов, в которых обучались около 5 млн. чел. и ежегодно выпускалось около 800 тысяч специалистов с высшим образованием. Наиболее впечатляющих масштабов достигло развитие системы высшего образования в США, где общее количество студентов достигает 12,5 млн. чел., из них 8 млн. учатся в высшей школе, а 4,5 млн. – в двухгодичных колледжах, дающих послешкольное специальное образование.

Подобно другим социальным институтам институт образования призван обеспечивать социальную стабильность и интеграцию общества, а его функционирование связано с удовлетворением двух типов взаимосвязанных фундаментальных потребностей общества – социализации его членов и подготовку их к различным социальным ролям, занятию определенных социальных позиций в обществе.

Коммуникации представляют собой важный социальный и политический институт современного общества, выступающий в качестве подсистемы более сложной системы коммуникации в широких масштабах выполняющий функцию идеологического и политического влияния, поддержания социальной общности, организации, информирования, просвещения и развлечения, конкретное содержание которого решающим образом зависит от особенностей общественного строя. Массовые коммуникации свойственны институциональной характер источников и отсроченность обратной связи между источниками и аудиториями. Комплексы технических устройств, обеспечивающих быструю передачу и массовое тиражирование словесной, образной, музыкальной информации (печать, радио, телевидение) собирательно называется средства массовой коммуникации или информации.

Массовые коммуникации и ее практика показала большую значимость и зависимость их эффективности от учета психологической особенности аудитории: внимание, понимание. Также существуют барьеры и помехи и способы преодоления, получения информации через массовые коммуникации[1] .

2. Социальные функции образования

В результате радикальных преобразований российского общества реформированию подвергаются все социальные институты, в том числе и институт образования. Оно обеспечивает непрерывный процесс обучения на протяжении всей жизни. Образование призвано выработать у человека готовность и умение ориентироваться в нестандартных ситуациях, способность к самостоятельному выбору. Оно служит базой будущего развития общества.

Традиционно образование играет значимую роль в процессах социального структурирования общества, являясь одним из наиболее важных каналов социальной мобильности, тем самым выполняя функцию социального контроля. Основная цель этого контроля, по мнению П. Сорокина, – распределение “индивидов в соответствии с их талантами и возможностями успешного выполнения своих социальных функций”. Поэтому школа, наряду с другими социальными институтами, такими, как семья, церковь, политические, профессиональные организации и другими является одновременно “каналом вертикальной циркуляции”, способствующим продвижению вверх или спуску вниз по социальной “лестнице” и своеобразным “ситом”, которое “просеивает” индивидов и определяет им то или иное место в обществе.

Иными словами, школа играет важную роль в социальной дифференциации членов общества, одновременно способствуя процессу социальной мобильности. Дефекты в образовательной системе неизбежно сказываются на всем обществе и, напротив, успешное функционирование данного социального института приводит к его благоденствию и процветанию. В этой связи необходимо также отметить, что П. Сорокин считает школу вторым по значимости после семейного статуса механизмом тестирования способностей индивидов и определения их социального статуса. “Школа – это следующий этап в перепроверке “вердикта” семьи, и очень часто она решительным образом изменяет его”[2] .

Кроме функций социального контроля (тестирующей, селекционирующей, дистрибутивной) образование как социальный институт выполняет такие свои важнейшие функции, как обучающая (в высшей и средней специальной школе – это профессиональная или подготовка кадров) и социокультурная (социализирующая, воспитательная, просветительская). В этой связи необходимо отметить, что, как показывает история становления и развития отечественного образования, эти функции могут быть взаимодополняющими, а могут вступать в противоречие и даже в конфликт друг с другом. Что имеется в виду?

Уже с момента становления школьного образования стало возникать противоречие между потребностями государства и общества, между пониманием роли и функций образования государством и теми, для кого предназначались школы. Особенно выпукло оно проявилось в эпоху петровских преобразований.

“Прорубив окно” в Европу, великий реформатор увидел через него не просто неразвитость российского общества по сравнению с западным, но и ужасающее невежество своих граждан. С таким “материалом” проводить задуманные реформы было нельзя. Сам “материал’ оказался не особо податлив и поначалу не был склонен разделять реформаторские начинания великого преобразователя. Напрасно Петр I, настаивая на необходимости профессиональной подготовки к гражданской службе, убеждал представителей знатных фамилий в пользе обучения, аргументируя тем, что без этого никто не будет произведен в высшие чины. Как до Петра I, так и при нем обществу были известны различные пути попадания на верхние этажи социального здания, “не имеющие ничего общего с профессиональной подготовкой. Даже введение юриспруденции в программу дворянской школы не могло заставить дворян заняться этой наукой”.

Что же касается социокультурной функции, то вплоть до середины XYIII века образование само по себе еще не являлось ценностью, т. е. не было особой потребности в просвещении, приобретении навыков и знаний, характерных, скажем, для европейского образованного, просвещенного человека. Как известно, именно Екатерина II поставила перед образованием новую задачу: школа должна была не только учить, но и воспитывать. Воспитательные задачи Екатерина видела в том, чтобы вкоренить в сердца народа добронравие. С этого момента школе вменялись в обязанности задачи воспитания, т. е. чисто педагогические, которые до сих пор были возложены на семью. Так, одной из важнейших социальных функций образования становится социализация подрастающего поколения.

В результате Великих реформ XIX века народное образование становится объектом заботы органов местного самоуправления – земств. С этого момента усиливается конфликт между государством и обществом, касающийся политики образования. Суть конфликта заключалась в том, что потребность в образовании усиливается в обществе, в то время как правительство начинает “сдавать позиции”, испугавшись плодов собственных усилий в развитии образования.

Отсюда усиление государственного контроля над школьными учреждениями, в частности, над земскими школами, регулирование состава учащихся по национальному признаку (введение в 1887 г. процентной нормы для евреев при поступлении в учебные заведения), а также по сословному (введение в том же 1887 г. “циркуляра о кухаркиных детях”) в целях недопущения в гимназии детей из низших сословий.

Более того, правительство все четче обозначает социализирующую функцию, возложенную на систему образования. А по сути навязывает образованию идеологическую функцию, принося в жертву политическим соображениям и потребность в действительно образованных людях, и возросшее стремление населения к получению качественного образования. Преподавание в те времена в классической гимназии представляло собой безотрадную картину, в них царила обыкновенная зубрежка вместо развития ума. Уровень знаний гимназистов непрерывно падал. От 63 до 79 гимназистов из каждой сотни выбрасывались из школы, как непригодные для нее. Вместо скромных и благонравных юношей, какие были нужны правительству, выходили забитые (те, которые окончили обучение) и озлобленные (которые были выброшены за борт). Политическая роль, навязанная школе, роковым образом сказалась на ней самой. “Из боязни передовых идей и сильных характеров, школа систематически занималась искоренением всяких идей и обезличением индивидуальности”.

Одной из целей политики правительства в конце XIX века было распространение влияния духовенства на все виды элементарных училищ. Цель была проста: помешать росту земской школы, находившейся под влиянием либеральных педагогических идей, к числу которых относились уважение к правам и индивидуальности ребенка, воспитание посредством обучения, подготовка к практической жизни и наглядное знакомство с окружающим миром, ознакомление с естественными науками и т. д. Характерным моментом здесь является взгляд на основную функцию школы: она должна носить не прикладной (к примеру, быть ремесленной или сельскохозяйственной), а общеобразовательной. В то же время правительство видело функции средних школ для людей низших классов в другом: давать “нехитрое, но солидное образование, нужное для жизни, а не для науки”, а для этого начальное образование предполагалось сделать главной опорой для духовенства и церкви в этом деле.

Отчасти этого удалось добиться. К концу XIX столетия церковно-приходская школа начинала становиться опасным соперником земской, но при этом ей самой пришлось измениться, улучшив состав учителей, увеличив срок обучения с 2-х до 3-х лет. Между тем земства начинают менять свое отношение к церковно-приходским школам: вначале поддерживая их, а с конца 90-х годов переходят к позиции их вытеснения. Именно с этого периода и до 1917 г. картина народного образования постепенно изменяется, превращаясь в полную противоположность. Бюрократическое устройство школы с ее религиозно-монархическими чертами уступает такому устройству, в котором заметными становятся общественные инициативы (прежде всего, в лице земств) со светскими и демократичными тенденциями. Революционные настроения проявляются, прежде всего, в среде, связанной со школой. Это заметно и в студенческих волнениях, и в борьбе высшей школы за самоуправление, и в усилении прогрессивных элементов земского и городского самоуправления, и во все лучше организующемся учительстве.

В этих условиях правительство постепенно сдает свои позиции, теряя контроль не только в управлении школой, но и в других областях жизни. В борьбе с правительством общественность выиграла в целом битву за школу, которая в свою очередь успешно выполнила свою культурно-просветительскую функцию, но вряд ли кто в то время мог предсказать, каким окажутся впоследствии плоды этой борьбы. В самом же обществе видно изменение отношения к образованию. Еще в 70-е годы XIX века народ был равнодушен к образованию, постепенно начал проявляться интерес к нему; в начале XX столетия появляется сознательная потребность в просвещении как орудии в борьбе за лучшее будущее. Но последнее было характерно для относительно небольшой части населения. Но не только в этом проявлялась потребность. Был и другой, чисто прагматический расчет, который стал распространяться и в широких крестьянских массах. И особенно это заметно стало в конце XIX столетия. П. Н. Милюков приводит любопытные данные опроса крестьян в одной из губерний России.

Так, 88,4% опрошенных высказались в пользу грамотности. Причем преобладающими оказались утилитарные соображения (48,9%). 31% опрошенных высказалось за грамотность как за средство самосовершенствования; 18,3% видели пользу учения по религиозно-нравственным соображениям; 6,7% – общую пользу. Подводя итоги становлению и развитию образования в дореволюционный период российского общества, можно сделать выводы о том, что образование как социальный институт прошло сложный, трудный, противоречивый путь своего становления и развития. Школа играла важную роль в процессах социальной мобильности, размывании сословных перегородок, появлении новых слоев, выполняя функции социального контроля. Но, каждый раз, когда возникала угроза слома сословных перегородок и, прежде всего, между привилегированными и непривилегированными слоями, государство принимало меры по недопущению этого, что выражалось, в том числе и в ограничении доступа в школу, особенно высшую. “Ситом”, которое “просеивало” и не допускало в верхние слои общества, было социальное происхождение, хотя образование начинало играть все более заметную роль в процессах социальной мобильности, но это больше касалось не самых верхних слоев общества, а осуществление культурно-просветительской функции привело в конечном итоге к радикальной перестройке общественных отношений.

Школа выступала важным фактором социальной дифференциации российского общества: на одном полюсе мы наблюдаем небольшую высокообразованную часть общества, на другом – большой процент неграмотного населения. Несмотря на значительное улучшение грамотности всего населения за период с конца XIX и начала XX вв., около 25% мужского населения страны к 1917 г. оставалось вообще неграмотным, еще выше этот процент был для женского населения). В целом, образованию не удавалось достаточно эффективно выполнять свою важнейшую функцию социального контроля за распределением членов общества по социальным слоям, должностям в соответствии с уровнем получаемого образования, поскольку такой контроль возможен при таких общественных условиях, когда не социальное происхождение является определяющим фактором восхождения индивида по социальной лестнице, а уровень образования, квалификации, личные заслуги. Что же касается нравственного образования, иначе говоря воспитательной (социализирующей) функции школы, заключающейся прежде всего в передаче опыта, культурных образцов поведения от одного поколения другому, образование (по крайней мере, об этом ярко свидетельствует история становления и развития отечественного образования), скорее выполняло инновационную функцию, утверждая новую систему ценностей, идет ли речь об усилиях государства, либо об усилиях общества. Впрочем, это скорее касается относительно немногочисленной части населения. В массе своей господствующей оставалась система ценностей, представлений; сильны были стереотипы, традиции. Столкновение радикализирующейся немногочисленной части населения и консервативного большинства всегда приводила к драматическим коллизиям, будь то история раскола или революции.

Можно ли этого избежать? Если да, то какую роль в этом призвано сыграть образование как социальный институт? В современных условиях можно наблюдать растущую дезорганизацию социальной жизни, ослабление или кризис механизмов социального воспроизводства, что приводит к изменениям функций важнейших социальных институтов, обеспечивающих стабильность и порядок социальной системы в целом. Это касается и системы образования. Традиционно его важнейшей функцией была передача ценностей, норм, правил (всего того, что составляет культурное наследие общества) от поколения к поколению. Вместе с тем, по мнению А. Турена, эта функция в современных условиях “резко слабеет, против образования выдвигаются упреки в том, что оно является архаическим и одновременно выступает силой вдалбливания господствующих норм”[3] .

Эти нападки на систему образования свидетельствуют о проникновении социальных конфликтов в огромную область “частной жизни”, которая до того казалась далекой от них. Одной из сфер частной жизни является воспитание. В современных условиях образование, как полагает А. Турен, в большей мере выполняет другую свою важнейшую функцию, а именно адаптации к профессиональным и социальным изменениям. И именно в этом качестве оно становится ареной социальных конфликтов, поскольку все большее количество субъектов социальной жизни конкурируют между собой за право обладать престижными дипломами. Это можно показать на примере такой проблемы, как неравность доступа к образованию.

Так, по данным опросов первокурсников Московского университета, проведенного Центром социологических исследований МГУ в 1994 г. и в 1999 г., снижаются шансы попасть в число студентов выходцев из семей, родители которых заняты в сфере науки, образования, культуры, здравоохранение. В то же время повышаются шансы попасть в состав студентов у детей, родители которых экономисты, финансисты, бизнесмены. И совсем малы шансы у выходцев из семей, родители которых заняты в сельском хозяйстве. Все эти новые тенденции формирования студенческого контингента, проявившиеся в последние годы, не могли не сказаться на изменениях мотивов получения высшего образования, ценностных ориентациях, предпочтениях, интересах, статусных притязаниях, жизненных стратегиях студентов. Одной из актуальных становится проблема профессионального самоопределения студентов. К критериям эффективности данного процесса можно отнести следующие: удовлетворенность выбором специальности, вуза; четкое представление о социальном статусе, связанном с выбором данной профессии, а также в возможностях трудоустройства после окончания вуза именно по этой специальности[4] .

3. Образование, средства массовой информации как институты социализации

В процессе нормального функционирования и развития общества исключительно важную роль играет социальный институт образования.

Накопленные трудом предшествующих поколений материальные и духовные ценности, знания, опыт, традиции должны быть переданы новому поколению людей и усвоены ими. Поэтому поддержание достигнутого уровня культурного развития, его дальнейшее совершенствование невозможны без овладения культурным наследием прошлых веков. Эта проблема решается в процессе социализации индивидов, задачей которого как раз и является приобщение человека к нормам и ценностям культуры и превращение его в полноправного члена общества. Существенным компонентом процесса социализации индивидов выступает образование – обучение человека с целью передачи накопленных знаний и культурных ценностей.

Более подробно образование можно охарактеризовать как относительно самостоятельную систему, “функцией которой является систематическое обучение и воспитание членов общества, ориентированное на овладение определенным знанием (прежде всего научным), идейно-нравственными ценностями, умениями, навыками, нормами поведения, содержание которых определяется социально-экономическим и политическим строем общества, уровнем его материально-технического развития

В социологии принято проводить различие между формальным и неформальным образованием: Термин “формальное образование” подразумевает, во-первых, существование в обществе специальных учреждений и организаций (школы, училища, техникумы, вузы, институты повышения квалификации и др.), осуществляющих процесс обучения. Во-вторых, господствующая в современном индустриальном обществе система образования подчиняется определенному официально предписанному образцу, как бы “задающему” объем получаемых знаний, научение определенным навыкам и действиям, которые должны соответствовать: а) нормативному канону личности (гражданина), принятому в данном обществе и б) нормативным требованиям исполнения распространенных в данном обществе социальных ролей. Стало быть, функционирование системы формального образования определяется господствующими в обществе культурными стандартами, идеалами, политическими установками, которые находят свое воплощение в проводимой государством политике в области образования.

В социологии объектом изучения выступает, прежде всего, система формального образования, отождествляемая с процессом образования в целом, поскольку образовательным учреждениям принадлежит в нем решающая роль. Что же касается термина “неформальное образование”, то под ним понимается несистематизированное обучение индивида знаниям и навыкам, которые он стихийно осваивает в процессе общения с окружающей социальной средой (друзьями, сверстниками), или путем индивидуального приобщения к культурным ценностям, усвоения информации из газет, радио, телевидения и т. д. Неформальное образование также является важной составной частью социализации индивида, помогает ему осваивать новые социальные роли, способствует духовному развитию, но по отношению к системе формального образования в современном обществе оно играет вспомогательную роль.

Средства массовой информации имеют конкретные социальные функции. Перечислим основные из них: распространение знаний о действительности, информирование, формирование общественного мнения, реализация социальной активности членов общества, организация того или иного поведения людей, какого-либо действия, аудитории, создание определенного эмоционального и психологического тонуса, социальное управление, идейно-воспитательная функция, распространение культурных ценностей, организационно-коммуникативная функция, функция развлечения.

Среди традиционных видов средств массовой информации выделяются следующие: радио, печать, телевидение, кино, Internet. В качестве разнообразных каналов средств массовой информации можно рассматривать: все технические средства передачи информации, межличностное общение, литературу и искусство. Постоянная востребованность в обществе средств массовой информации основана на растущих информационных потребностях личности: в познании нового, в общении, в эстетическом наслаждении, в самосовершенствовании, в психологическом разгрузке, развлечении, в самопознании, получении помощи, в обеспечении уверенности в себе, в покое.

В 90-е годы ХХ века выросло общее количество средств массовой информации для молодежного читателя, телезрителя и радиослушателя. Но в условиях нерегулируемой социально-экономической ситуации, неподкрепленности кадровым потенциалом вновь создаваемых СМИ, вынужденных прибегать к услугам малокомпетентных, а порой и малокультурных людей, обнаружились негативные явления в информационной среде. После экономических и политических катаклизмов произошел вполне объяснимый спад интереса населения к СМИ. Тиражи газет и журналов упали в несколько раз и едва ли когда-нибудь поднимутся до прежнего уровня. Опросы экспертов, проводившиеся Институтом гуманитарных коммуникаций в течение 90-х годов ХХ века, показали, что степень независимости всех типов и видов масс-медиа от власти и крупного бизнеса все это время падала. Владельцы и учредители СМИ видят в них не источник информации или культурную силу, а инструмент влияния[5] .

Заключение

В заключении коснемся вопроса о статусе теории коммуникаций, исследований в этой области и подготовки специалистов. Среди западных исследователей по этим вопросам нет единого мнения. Более того, они разделились на два лагеря: “спасателей” и “реформистов” Первые полагают, что “media studies” должны стать самостоятельной и равноправной среди других дисциплиной. “Реформисты” находят эти амбиции нереалистичными и выступают против коммуникационной уникальности и предлагают совершенствование на основе интеграции с другими дисциплинами. Нас, по всей вероятности, устраивает второй подход, ибо “Социология коммуникаций” как раз интегрирует две области знания. Для нас важно также то, что в США осуществлена академическая специализация и ведется подготовка “коммуникаторов”. И хотя разрыв между университетским подходом и практикой не преодолен, эти усилия внушают нам определенный оптимизм. Для направления социологии коммуникаций полезен западный и отечественный опыт подготовки специалистов по связям с общественностью (бизнес – коммуникаторов), где есть место и для социологов. Развитие исследований и подготовки специалистов, возможно, приведет к возникновению специальности, связанной с социологией коммуникаций. Это позволит готовить социологов – коммуникаторов, т. е. специалистов исследователей и технологов в области коммуникаций.

Словарь

Образование – процесс обучения и воспитания в интересах человека, общества, государства, направленный на сохранение, приумножение и передачу знаний новым поколениям, удовлетворение потребностей личности в интеллектуальном, культурном, нравственном, физическом развитии, на подготовку квалифицированных кадров для отраслей экономики.

Культурное воспроизводство – совокупность элементов системы обеспечивающей условия создания, сохранения, трансляции ценностей.

Коммуникации – (от лат. communicatio – контакт, связь) – средства сообщения и связи, информационные контакты.

Средства массовой информации – систематическое распространение информации (через печать, радио, телевидение, кино, звукозапись, видеозапись) с целью утверждения духовных ценностей данного общества и оказания идеологического, политического, экономического или организационного воздействия.

Список литературы

1. Ансар П. Современная социология // Социологические исследования. 1998. № 2.

2. Бауман З. Мыслить социологически. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006.

3. Ломов А. Н. Социология. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.

4. Сорокин П. А. Структурная социология. М.: Знание, 1992.

5. Фролов С. С. Социология. М.: ИНФРА-М, 2003.

[1] Ломов А. Н. Социология. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. С. 70-71.

[2] Сорокин П. А. Структурная социология. М.: Знание, 1992. С. 112-113.

[3] Фролов С. С. Социология. М.: ИНФРА-М, 2003. С. 66.

[4] Ансар П. Современная социология // Социологические исследования. 1998. № 2. С. 10.

[5] Бауман З. Мыслить социологически. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006. С. 52-53.


Социальные функции образования