Социальный феномен студенческой занятости в современном обществе

На правах рукописи

ВОРОНА Мария Александровна

СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН СТУДЕНЧЕСКОЙ ЗАНЯТОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Специальность 22.00.04 – Социальная структура,

социальные институты и процессы

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени

Кандидата социологических наук

Саратов 2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО “Саратовский государственный технический университет”

Научный руководитель:

Доктор социологических наук, профессор

Е. Р.Ярская-Смирнова

Официальные оппоненты:

Доктор социологических наук, доцент

С. А.Константинов

Кандидат социологических наук, доцент

К. Ю.Добрин

Ведущая организация:

ГОУ ВПО “Самарский государственный университет”

Защита состоится “25” сентября 2008 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.242.03 при ГОУ ВПО “Саратовский государственный технический университет” по адресу: 410054, Саратов, ул. Политехническая, 77, Саратовский государственный технический университет, корп. 1, ауд. 319.

С диссертацией можно ознакомиться в научно-технической библиотеке ГОУ ВПО “Саратовский государственный технический университет”.

Автореферат разослан “_25__” августа 2008 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета В. В.Печенкин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования обусловлена растущим рассогласованием условий получения высшего профессионального образования с требованиями и предложениями со стороны рынка труда. Следствиями трансформации системы высшего образования в нашей стране стали девальвация дипломов многих специальностей на рынке труда и рост безработицы среди выпускников вузов. Растущий поток дипломированных специалистов и отсутствие возможности их трудоустройства привели к дисбалансу в сфере занятости.

Данное противоречие нашло отражение в сознании и поведении молодежи: сложившаяся ситуация свидетельствует о коренных изменениях в структуре ценностных ориентаций молодого поколения, что сказывается на жизненном самоопределении молодых людей. Указанные трансформации происходят в условиях смены государственной идеологии и затянувшегося периода системной и структурной трансформации российского социума, что привело к кардинальным изменениям социально-статусной иерархии, повысив роль высшей школы и профессионального самоопределения в достижении жизненных целей. Современное общество характеризуется множественными направлениями социального развития, где для молодежи нет строго определенной и единственной социальной перспективы. В этих условиях возможны различные стратегии поведения и варианты социальной динамики, что имеет особое значение для социально-демографических групп, вступающих в сферу труда и осуществляющих выбор профессиональных ориентаций. Одной из таких групп является студенческая молодежь, поскольку именно период обучения в вузе совпадает со временем формирования профессиональных и личностных качеств, необходимых для будущей конкурентоспособности индивида во всех сферах общественной жизни.

Учитывая то, что высшее образование сегодня уже не является гарантией востребованности и успешной профессиональной самореализации, студенты очной формы обучения изменяют модель жизненно-стилевой стратегии посредством интеграции на рынке труда, получения профессионального опыта в сфере вторичной занятости и сокращения времени и усилий на обучение в вузе. Все это указывает на актуальность изучения феномена студенческой занятости в противоречивом контексте конфликта интересов вторичного рынка труда с профессиональным образованием, предпосылок перехода от статуса “студент” к статусу “работающий студент”, траекторий социальной мобильности учащихся вузов на рынке труда, которые являются основными исследовательскими проблемами данной работы.

Степень научной разработанности проблемы. Теоретико-методологические вопросы изучения вторичной занятости и специфики социального поведения молодежи являются в настоящий момент предметом пристального изучения как отечественных, так и зарубежных авторов. Основу изучения проблем вторичной занятости заложили экономическая социология М. Вебера, социальная теория Р. Мертона, посвященная изучению общества в условиях противоречий и конфликтов, теории человеческого капитала Г. Беккера, социального капитала Дж. Колмана, символического капитала П. Бурдье, а также теория возникновения новых форм экономического поведения Г. Зиммеля. Кроме того, в классических трудах М. Вебера, Э. Дюркгейма, К. Роджерса, А. Маслоу, Э. Эриксона намечены важные подходы к исследованию субъекта социального действия, применяемые в социологии молодежи, социологии образования и социологии труда, в рамках которых рассматриваются проблемы студенческой занятости, самоактуализации и самореализации молодежи.

Труд как объект и предмет исследований общей социологии изучался Е. Ф.Молевичем, О. В.Ромашовым; проблемы занятости, развития социально-трудовой сферы, социально-профессиональных изменений в современном обществе исследовались в трудах В. Ю.Бочарова, С. Г.Землянухиной, С. А.Константинова, Б. Г.Тукумцева.

С начала 60-х гг. ХХ в. многочисленные исследования отечественных ученых (И. В.Бестужев-Лада, В. Н.Боряз, В. Б.Голофаст, Б. А.Грушин, С. Н.Иконникова, И. С.Кон, А. Г.Кузнецов, В. Т.Лисовский, А. А.Матуленис, В. А.Мансуров, М. Н.Руткевич, М. Х.Титма, В. Н.Шубкин) были посвящены изучению ценностных ориентаций, жизненных планов, представлений молодежи о себе и своем поколении. В 70-80-х гг. ХХ в. Л. В.Сохань предложил для описания жизненного пути молодежи использовать понятие жизненной программы. Е. И.Головаха рассматривал жизненные перспективы как интегральное описание будущего. Жизненная стратегия молодого поколения как результат трансформации притязаний личности нашла отражение в работах В. С.Магуна и его соавторов, проблематика жизненного пути исследовалась О. Н.Ежовым, социальные аспекты человеческого капитала изучались Ю. Г.Быченко.

В конце 80-х – начале 90-х гг. В. Н.Ярская руководила саратовской группой исследователей в рамках Всесоюзной программы “Общественное мнение” (руководитель проф. А. А.Овсянников)по исследованию факторов становления молодого специалиста. В это же время становится актуальной проблема изменения ценностных ориентаций молодежи, которой посвящен ряд исследований. В. А.Ядов указывает на отличительные особенности современной молодежи: в большей степени индивидуалистична, способна адаптироваться к рынку, в большей мере полагается на собственные возможности в решении жизненных проблем. Изменения механизмов самоидентификации, социализации и поведения молодого поколения изучались Л. С.Яковлевым, К. Ю.Добриным, культурные практики и жизненно-стилевые стратегии современной молодежи рассматривались в работах Е. Л.Омельченко, гендерные аспекты трудового поведения молодых людей на рынке труда анализировались в трудах Н. В.Гончаровой, Е. Р.Ярской-Смирновой, проблемы социальной интеграции молодежи в условиях нестабильности нашли отражение в работах Ю. А.Зубок.

Социальный облик студенчества, его переходный характер, мотивационные предпочтения и ценностные ориентации исследуются в работах Е. М.Авраамовой, Т. Ф.Алексеенко, В. И.Добренькова, И. И.Ильинского, Ю. С.Колесникова, Д. М.Логинова, О. А.Раковской, Б. Г. Рубина, И. П.Савченко, В. Е.Семенова, А. В.Соколова, В. И.Филоненко, А. А.Шабуновой, В. А.Шаповалова, Л. И.Щербаковой, И. С.Якуниной. В широком спектре мнений преобладает позиция, фиксирующая такие характеристики современного студенчества как прагматизм, практичность, реалистичный взгляд на окружающую действительность, подкрепленный тенденцией индивидуализма.

Студенчество как социальная группа, проблемы его профессиональных ориентаций, трудоустройства и вторичной занятости как научные проблемы также нашли отражение в трудах отечественных исследователей Е. С.Баразговой, В. А.Житенева, Е. Н.Заборовой, Г. Е.Зборовского, Г. Б.Кораблевой, Н. Б.Костиной, А. В.Меренкова, Т. Э.Петровой, В. Г.Попова, Л. Я.Рубиной, Б. А.Ручкина, Ф. Э.Шереги, И. В.Шапко.

Значительный вклад в разработку различных аспектов вторичной занятости студентов был сделан Г. Балян, Ю. Р.Вишневским, Е. В.Вознесенской, В. И.Герчиковым, Ю. Комениковым, Е. Б.Константиновой, Д. Л.Константиновским, Ю. В.Куприяновой, Т. В.Лисовским, П. Ф.Лисс, А. В.Меренковым, И. В.Холодняк, Г. А.Чередниченко, Р. Черновым, В. Т.Шапко, Е. В.Щепкиной.

Признавая значение и роль указанных исследователей и их трудов в анализе проблем молодежной занятости и молодежи как социальной группы, проблем ценностных и профессиональных ориентаций молодых людей, их трудоустройства, следует отметить, что в отечественной социологии еще недостаточно исследованы особенности формирования трудовой мотивации студенческой молодежи, проблемы влияния вторичной занятости на выбор жизненно-стилевой стратегии и профессиональных маршрутов, отсутствуют комплексные методики социологического измерения успешности студента на рынке труда, практически не поднимается вопрос о возможности совмещения противоречивых интересов высшей школы и работодателей, и требуются дальнейшие исследования этих проблем.

Цель диссертационной работы заключается в социологической интерпретации явления вторичной занятости студенческой молодежи в современном российском обществе. Выдвижение данной цели обусловило постановку следующих задач :

1) провести теоретико-методологический анализ подходов к изучению вторичной занятости студентов и выявить методологические аспекты ее комплексного исследования в контексте эволюции научного знания;

2) проанализировать особенности феномена студенческой занятости в современной России; выявить масштабы и степень легитимации вторичной занятости студентов как социального явления;

3) разработать программу, инструментарий и провести социологическое исследование ключевых аспектов студенческой занятости; осуществить интерпретацию полученных данных;

4) провести анализ факторов выхода на рынок труда учащихся вузов; выявить систему профессиональных маршрутов студентов на рынке труда; показать роль вторичной занятости в процессе формирования жизненных стратегий студенчества;

5) сформулировать основные модели жизненно-стилевых стратегий работающих студентов; раскрыть специфику процесса выбора жизненной стратегии.

6) спрогнозировать развитие ситуации, сложившейся в сфере взаимодействия институтов высшего образования и рынка труда.

Объектом исследования выступают траектории социальной мобильности студенческой молодежи в аспекте вторичной занятости, в качестве предмета – социальная мотивация, дифференциация и мобильность работающих студентов как факторы формирования жизненно-стилевых стратегий.

Теоретико-методологическая основа диссертации. В основу понимания сути явления вторичной занятости были положены идеи Г. Зиммеля о социальном смысле денег, теория социальных систем Т. Парсонса, концептуальные положения по социальной структуре Р. Мертона, концепция двойственного рынка труда П. Дерингера и М. Пиоре. Особое значение для понимания роли высшего образования в процессе жизненного самоопределения молодых людей имели теория “фильтров-сигналов” К. Эрроу, а также идеи У. Бека о меняющемся значении образования в обществе риска. Типология социального действия М. Вебера, теория престижного потребления Т. Веблена, а также пирамида человеческих потребностей А. Маслоу стали определяющими для анализа поведения работающих студентов и выбора жизненно-стилевых стратегий. Базовым концептуальным положением является представление о студенчестве как специфической социально-демографической группе, обладающей “промежуточным” статусом и находящейся на этапе жизненного самоопределения, в процессе которого формируются основные мотивы выбора жизненно-стилевой стратегии, закладываются основы будущей конкурентоспособности в различных сферах деятельности. В разработке методологии прикладного исследования и инструментария использовались разработки П. Романова, И. Шмерлиной, В. Ядова, Е. Ярской-Смирновой.

Эмпирическую базу диссертационной работы составляют результаты авторского социологического исследования вторичной занятости студентов, вторичный анализ результатов опросов и социологических исследований по изучаемой проблеме, а также авторский анализ репрезентации проблемы студенческого труда в классической русской литературе. Эмпирические данные были собраны в два этапа с применением количественных и качественных методов, позволяющих зафиксировать траектории социальной мобильности студенческой молодежи в аспекте занятости, и сопоставлены с данными общероссийских опросов в синхронной перспективе и динамике. На первом этапе исследования (весна 2007 г.) было проведено анкетирование студентов очной формы обучения из трех вузов г. Саратова (СГТУ, СГУ, СГК), совмещающих работу и учебу (N=300). На втором этапе (весна 2008 г.) была проведена фокус-группа с работающими студентами-очниками указанных вузов (N=10).

Основная гипотеза исследования. Переход к статусу работающего студента обусловлен совокупностью внешних и внутренних мотивирующих факторов трудовой деятельности, структурными изменениями в жизни современного молодого человека. При определенной комбинации личностных характеристик (включая возраст, семейное и материальное положение, получаемую специальность), молодые люди переходят из социальной группы “студенты” в социальную группу “работающие студенты”. При этом жизненно-стилевые стратегии учащихся вузов на рынке труда напрямую зависят от их включенности в определенные социальные группы, от траекторий социальной мобильности и мотивационной структуры. Данные процессы усиливают конфликт интересов между агентами высшей школы и сферы занятости, что приводит к девальвации ценности высшего профессионального образования и росту студенческой занятости на вторичном сегменте рынка труда.

Научная новизна диссертации заключается в постановке, обосновании и решении задач социологического анализа вторичной занятости студентов в современной России и может быть сформулирована следующим образом:

1) по-новому осуществлена концептуализация студенческой занятости как социального феномена в условиях повышения динамичности и неопределенности социально-трудовой сферы;

2) впервые особенности феномена студенческой занятости в современной России рассматриваются в широком контексте управления социальными процессами, с учетом его взаимного влияния на другие социальные институты;

3) разработаны авторская программа, инструментарий и проведено оригинальное социологическое исследование ключевых аспектов вторичной занятости среди учащихся вузов; по-новому проинтерпретированы объективные и субъективные факторы детерминации занятости студентов, обучающихся по базовым специальностям (гуманитарной, технической, естественно-научной, экономической);

4) детализирован процесс выхода на рынок труда учащихся вузов; предложена четкая мотивационная структура вторичной занятости студенчества, представленная двумя основными группами мотивов: тактическими и стратегическими;

5) выявлены основные тенденции трансформирования ценностно-трудовых ориентаций студенческой молодежи: девальвация общественной значимости труда в сознании студенчества; перераспределение молодежи из материально-производственного сектора в сферу услуг; стремление к участию в предпринимательской деятельности; ориентированность на достижение материального благосостояния; преобладание установок на труд как средство, “инструмент” достижения намеченных целей;

6) сформулированы основные модели жизненно-стилевых стратегий работающих студентов, способствующих их адаптации в современном социуме: работа-деньги, работа-опыт и работа-статус; сформулирован сценарий дальнейшего взаимодействия институтов образования и рынка труда в контексте вторичной занятости студентов.

Достоверность и обоснованность результатов исследования подтверждаются непротиворечивым теоретическим обоснованием концепции исследования, применением социологических подходов в рамках исследования проблем вторичной занятости студентов, комплексным анализом с точки зрения различных подходов к изучению процесса перехода к статусу “работника”, соответствием методов и методологии исследования современным подходам к интерпретации качественных и количественных социологических данных, сопоставлением полученных данных с результатами исследований отечественных и зарубежных социологов.

В ходе проведения теоретического и прикладного социологического исследования получены следующие основные результаты, формулируемые как положения, выносимые на защиту :

1. Распространение феномена студенческой занятости протекает в условиях посткризисного социального пространства с ограниченным спросом на работников многих специальностей и нестабильностью инновационного социального сегмента, в котором возможна профессиональная самореализация будущих выпускников вузов. Столь неблагоприятные социальные условия усугубляют неустойчивость и непредсказуемость положения молодежи в социуме. Это ведет к пролонгации транзитивности молодежи, невозможности обретения устойчивого социального статуса, маргинализации значительной части молодого поколения, что имеет особое значение для слабозащищенной группы студентов с особыми потребностями, студентов-инвалидов. Трансформация системы социальных норм и образцов поведения, связанная с переходом к рыночной системе, оказывает непосредственное влияние на процесс жизненного самоопределения молодых людей. Современные абитуриенты осуществляют стихийный выбор будущей специальности, исходя из экономии ресурсов на получение образования и низкой материальной обеспеченности, что, по данным авторского исследования, в 74% случаев приводит к выходу студентов на рынок труда.

2. Материальное вознаграждение играет важную роль в процессе принятия решения о совмещении учебы в вузе с работой, являясь основным мотивом выхода на рынок труда. Но, помимо экономических, важное значение имеют стремления и потребности, связанные, в частности, с будущей профессиональной деятельностью, а именно: налаживание контактов, социальных коммуникаций и самореализация в профессии, общение, которые могут стать ресурсом для получения будущих бенефиций. С некоторыми допущениями приведенные мотивы можно сгруппировать в две основные категории: тактические – установки на получение дополнительных денег на карманные расходы или средств к существованию, необходимость оплачивать обучение или участвовать в семейном бизнесе; и стратегические – стремление приобрести репутацию, стаж и опыт работы. Иными словами, речь идет о накоплении социального капитала как индивидуального атрибута, дающего серьезные преимущества в достижении жизненных целей, карьере, доступе к информации.

3. По итогам анкетирования и фокус-группы было выявлено три основные группы поведенческих стратегий работающих студентов: “работа-деньги”, “работа-опыт” и “работа-статус”. Работа ради денег не требует специальных навыков и, как правило, приносит сравнительно большие доходы (с точки зрения человека, не имеющего высшего или другого профессионального образования и стажа работы). Исследование показало, что такую работу в большинстве случаев выбирают студенты с низким уровнем экономического дохода. Те, кто выбирают второй вид стратегии, рассчитывают, прежде всего, на получение опыта по специальности и руководствуются расхожим мнением о необходимости практического навыка работы для успешного трудоустройства. С целью получения опыта студенты устремляются на работу, не придавая значения денежному вознаграждению за труд. Для третьей группы студентов характерно наличие возможности получения дополнительной записи в трудовой книжке, накопления символического капитала и восприятие юридически оформленных трудовых отношений как атрибута встроенности в отношения занятости.

4. Критическая рефлексия встроенности студенческой молодежи в систему новой социальной ткани, синхронизации индивидуального развития и социальных изменений показала, что даже в том случае, если работа не совпадает с получаемой специальностью, она в значительной степени способствует профессиональной интеграции и самореализации, поскольку расширяет сферы общения, позволяет накапливать социальный опыт и связи. Если характер трудовой деятельности совпадает с будущей профессией, то работа в данном случае является своего рода “заменителем”, компенсацией малоэффективной на сегодняшний день производственной практики. А приобретенный опыт работы по специальности, наличие которого является обязательным условием при приеме в большинство организаций и фирм, в значительной мере расширяет возможности достойного выхода студента на рынок труда. В ситуации, когда направления на работу выпускников вузов стали единичными случаями, вторичная занятость студентов, соответствующая их специализации, нередко преобразуется в полноценное рабочее место после получения диплома.

5. Профессионально-трудовая адаптация студентов и молодого поколения в целом может быть осуществлена лишь при условии, если инклюзия молодых людей в экономическую сферу будет происходить параллельно с процессом формирования позитивной самоидентификации с рыночными структурами. Однако выход студентов как одной из наиболее слабозащищенных и легкоуязвимых социальных групп на российский рынок труда сопровождается эскалацией социальных противоречий. Профессионально-трудовая адаптация осложняется конфликтом между реальной трудовой деятельностью молодых людей и мотивацией, включением в сферу занятости и самоидентификацией с ней. Легитимация студенческой вторичной занятости создается агентами высшей школы, заинтересованными одновременно в росте списочного состава обучающихся и в своевременной адаптации своих выпускников на рынке труда. Разрешение противоречия между учебой и работой находит свое выражение в символическом контракте между высшим образованием и сферой занятости, легитимирующем регулярное пополнение вторичного рынка труда дешевыми человеческими ресурсами со студенческой скамьи.

6. В контексте роста вторичной занятости студентов и конформности высшей школы, происходит вытеснение приоритета образования, которое получает по преимуществу номинативный характер. Нивелирование контрадикторных отношений представляется возможным посредством трансформирования схемы администрирования в вузах (создания единой адаптивной системы практики и трудоустройства, расширения полномочий студенческих кадровых служб, введения гибкой системы академических кредитов, предусмотренных Болонской декларацией). Решению обозначенной проблемы также может способствовать оптимизация системы трехстороннего взаимодействия государства, вузов и работодателей, которая подразумевает под собой не возврат к советской системе бронирования рабочих мест без учета личных предпочтений студента, а поиск новых форм социального партнерства (развитие системы образовательного кредитования, бизнес-инкубации, создание единой региональной информационной базы студенческих вакансий, корректировка учебных планов при активном участии объединений работодателей).

Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты диссертационной работы имеют теоретическое и практическое значение для развития сферы социального прогнозирования, а также вносят определенный вклад в разработку проблем молодежной занятости в российской социологии. Полученные выводы и результаты диссертационного исследования могут быть использованы в реализации программ социальной поддержки и защиты молодежи. Основные положения и выводы, сформулированные в диссертации, могут быть использованы в разработке учебных курсов по социологии молодежи, социологии труда, методам и технологиям социальной работы для студентов, магистрантов и повышения квалификации специалистов и преподавателей социально-гуманитарных дисциплин, педагогов, психологов, политологов, работников социальных служб и служб занятости.

Апробация работы. Основные положения, выводы и рекомендации, изложенные в диссертации, докладывались на методологических семинарах, заседаниях кафедры социальной работы и социальной антропологии СГТУ (2005-2008), на межвузовских, межрегиональных, всероссийских и международных научно-практических конференциях: “Проблемы и перспективы развития непрерывного профессионального образования в эпоху социальных реформ” (Саратов, 2006), “Основные направления совершенствования качества подготовки специалистов” (Саратов, 2007), “Образование как фактор социальной мобильности инвалидов” (Саратов, 2007), “Проблемы социально-экономической устойчивости региона” (Пенза, 2007), “Проблемы труда, трудовых отношений и качества жизни в современной России” (Самара, 2007), “Полипарадигмальный подход к модернизации современного образования” (Саратов, 2008). Основное содержание работы также было использовано в ходе разработки учебных материалов по курсам “Проблемы социальной работы с молодежью” и “Экономические основы социальной работы” для студентов специальностей “Социальная работа”, “Социальная антропология”.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 9 научных работ, в том числе 3 в изданиях, рекомендованных ВАК, общим объемом 3,35 п. л.

Структура диссертации включает введение, две главы (четыре параграфа), заключение, список использованной литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении к диссертационному исследованию обосновываются выбор и актуальность темы диссертации, определяется проблемное поле исследования, анализируется степень разработанности проблемы, формулируются цели и задачи, объект, предмет, методы и гипотеза исследования, представлены методологические основы диссертации, сформулированы положения, отражающие новизну и теоретико-практическую значимость работы.

В первой главе “Социальная легитимация феномена студенческой занятости” , состоящей из двух параграфов, представлен анализ легитимации явления вторичной занятости студентов в контексте социальных изменений современного российского общества, сформулирована теоретико-методологическая база изучаемого явления, выявлены специфика и причины распространения студенческой занятости в ракурсах различных социологических объяснений. В первом параграфе “Легитимация студенческой занятости в контексте социальных изменений” проводится анализ социального признания, легитимации вторичной занятости студентов как социального феномена в масштабах современного общества.

Автор рассматривает студенчество как особую социальную группу, характеризующуюся специально организованными, пространственно и временно структурированными бытием, условиями труда, быта и досуга, социальным поведением, системой ценностных ориентаций. К системообразующим признакам студенчества автор относит маргинальность всех сторон его бытия, субкультуру, относительную независимость психологии и поведения, доминантное влияние половозрастного фактора и, наконец, особенности менталитета студента, формировавшегося в течение долгих столетий. Опираясь на методологию А. Е.Иванова, автор проводит историческую ретроспективу системы профессиональных маршрутов российского студенчества, а также анализ репрезентации проблемы студенческого труда в классической русской литературе.

Современный студент-работник, в отличие от своих предшественников, представляет собой своеобразный “проводник-транслятор” между высшей школой и сферой труда и занятости. Теоретические знания и навыки, приобретаемые в процессе учебы, относительно широкий культурный кругозор, динамизм и ориентация на инновационное мышление транслируются студентом на рынке труда; при этом в образовательную среду привносятся дух реальности и практические навыки, полученные в производительном процессе, что бесспорно способствует сближению сферы высшего образования с практикой и реалиями современного общества.

Авторский анализ эффективности современной сферы образовательных услуг с точки зрения динамики образовательных потребностей свидетельствует о том, что высшая школа сегодня не успевает давать своим выпускникам ту (по профилю и уровню) профессиональную подготовку, которая соответствовала бы столь быстро меняющимся требованиям социальной жизни и способствовала бы плавной транзиции студентов в профессиональную среду. В числе основных проблем автор отмечает резкое и значительное по величине ухудшение экономического положения вузов и, как следствие, расширение платности обучения; использование устаревших программ и методов обучения; бедность фондов библиотек и недостаточное техническое оснащение учебного процесса; резкое сокращение всех видов необязательной для обучения деятельности. Указанные процессы протекают на фоне интеграции российской высшей школы в глобальное образовательное пространство, что значительно углубляет обозначенные выше проблемы. Кроме того, высокий темп инфляции, создающий у массового студента острый недостаток средств на существование, социально-культурное потребление, на расходы, связанные с процессом обучения в вузе, приводит к тому, что вне зависимости от получаемой специальности и возможности совмещения графика труда и расписания занятий, эпизодическая занятость студентов вузов во внеучебное время сменяется систематической работой. Естественными последствиями становятся снижение уровня посещаемости занятий, академической успеваемости и, в конечном итоге, девальвация статуса знания.

В связи с активным вниманием к данному явлению со стороны социологов, экономистов и журналистов, автор проводит анализ репрезентации проблем студенческой занятости в российских СМИ. На страницах популярных газет студенчество разделено на две крупные категории: первую группу составляют студенты с опытом работы, но, как правило, с существенными пробелами теоретических знаний, вторая группа состоит из студентов, не имеющих опыта вторичной занятости и полностью посвятивших себя обучению в вузе. Дискурсивное поле общественной полемики о явлении, которое можно обозначить как “работающий студент”, сконцентрировано вдоль осевой линии с двумя противоположными полюсами: “+” – положительное и “-” – отрицательное отношение к проблеме. Но если для первой, наиболее обширной, группы статей (со знаком “+”) характерен дух морализаторства, призыв к активным действиям и нравоучительно-патетический тон, то во втором случае (статьи со знаком “-“) реализуется в целом ценностно-нейтральный подход. Дискурсивные акценты, расставленные на страницах газетных статей, склоняют к тому, что развитие позитивной концепции жизни студенчества разворачивается в общем пространстве совмещения образования и работы, а не терпящая опровержения трактовка феномена большинством журналистов не способствует формированию объективного общественного мнения о проблеме и не позволяет выявить структурные причины изучаемого явления.

Второй параграф “Вторичная занятость студентов: ракурсы социологических объяснений” посвящен анализу теоретико-методологической базы изучения вторичной занятости студентов, как объекта пристального внимания со стороны отечественных и зарубежных исследователей, а также анализу и интерпретации классических подходов к изучению феномена студенческой занятости в современном обществе.

С позиции функционализма образование представляет собой социальный институт, выполняющий функции подготовки и включения индивида в различные сферы жизнедеятельности общества, приобщения его к культуре данного общества. Образование является единственной специализированной подсистемой общества, целевая функция которой совпадает с целью общества. Если различные сферы и отрасли хозяйства производят определенную материальную и духовную продукцию, а также услуги для человека, то система образования “производит” самого человека, воздействуя на его интеллектуальное, нравственное, эстетическое и физическое развитие. Согласно Т. Парсонсу, это определяет ведущую социальную функцию образования – гуманистическую. Опираясь на теории Э. Дюркгейма и Р. Мертона, автор отмечает, что образование во всем мире закономерно становится главным каналом социальных перемещений, как правило, восходящих, ведущих индивидов к более сложным видам труда, большим доходам и престижу и является единственным легитимным путем достижения высокого статуса в системе разделения труда.

Неразрывная связь института образования с институтами рынка труда, выраженная в законодательстве о труде и трудовых соглашениях, установленном размере минимальной заработной платы, системе страхования по безработице, а также в государственных программах по обеспечению занятости населения, подкрепляется важнейшей функцией институтов рынка труда – удовлетворением полного спектра потребностей индивида и общества. Опора на труды А. Маслоу о структуре человеческих потребностей позволяет диссертанту определить, что ориентация на высшие ступени иерархии потребностей в современном обществе диктует необходимость интегрирования на рынке труда с помощью социально одобряемого средства достижения целей – получения образования, что противоречит функциям института вторичной занятости.

Сегодня явная функция образования (получение знаний) подавляется стремлением к получению диплома, документа. Сложившаяся ситуация является иллюстрацией теории “фильтра-сигнала” К. Эрроу, согласно которой образование трактуется как средство отбора, устройство, сортирующее учащихся по производственным качествам в сфере труда и занятости. Здесь на первый план выходит факт получения определенного “диплома” (креденциализм), который служит неким сигналом для работодателя о качестве нанимаемой рабочей силы.

Проецируя теорию К. Маркса на проблему “работающий студент”, автор отмечает, что ситуация экономического неравенства на молодежном сегменте рынка труда вынуждает студента вступать в сферу вторичной занятости с целью улучшения собственного материального положения: студенты работают, чтобы учиться, а учатся, чтобы работать. Опираясь на типологию социальных действий М. Вебера, диссертант характеризует вторичную занятость студента как целерациональное поведение. В установке молодежи на труд с мотивационной доминантой “деньги” скрыто действие важного эмоционального фактора социальной стратификации: готовности и способности изменить уровень своего благосостояния на основе формирования новой трудовой этики. В структуре целей и мотивов работающих студентов сегодня доминирует стремление к получению дополнительных материальных благ. В этой связи автор обращается к теории денег Г. Зиммеля, давшего глубинный анализ института денег как рациональной основы большинства человеческих действий. Выбор жизненного пути человеком сугубо индивидуален, а традиции, групповые интересы и даже полученное образование не сковывают личность в ее жизненном выборе. Гораздо большее влияние здесь оказывает важнейшая социальная стихия – деньги, обращение которых подобно обращению знаний.

Но на микроуровне неизбежен и конфликт: при встрече с рыночной ситуацией социальные ожидания молодежи не оправдываются, ведь сознание индивида, согласно теории А. Шюца, еще не обладает необходимым “жизненным опытом”, еще не накоплен необходимый “запас повседневного знания”. В такой ситуации неизбежно возникновение сложных эмоциональных состояний, сопровождаемых ощущением безысходности в условиях невозможности трудоустройства. Столкновение с трудовой реальностью провоцирует переориентацию, либо деградацию базовой системы ценностей, что негативно влияет на социально-личностное развитие молодежи и приводит к исчезновению взгляда на труд как средство личной самореализации, нарушая процесс нормальной социализации.

Задача второй главы “Траектории социальной мобильности студенческой молодежи в аспекте занятости ” заключается в эмпирическом изучении социального феномена студенческой занятости, а также в выяснении социальных факторов, которые определяют выбор жизненно-стилевой стратегии студентом в контексте вторичной занятости. В третьемпараграфе “Социальная дифференциация и мобильность работающих студентов” проводятся анализ и интерпретация данных, полученных по результатам проведения авторского исследования вторичной занятости учащихся вузов. В 2007 г. диссертантом было проведено анкетирование среди студентов различных специальностей очной формы обучения из трех вузов г. Саратова. Полученные в ходе исследования данные свидетельствуют, что 73,7% студентов имеют опыт совмещения работы и учебы (34% опрошенных работают в настоящее время и 39,7% имеют опыт совмещения в прошлом). Предположив, что переход студента к статусу работника связан с рядом мотивирующих факторов, автор операционализировал понятие “мотивация”, понимаемое, согласно определению О. С.Виханского, как совокупность субъективных и объективных причин, побуждающих человека к труду и придающих этой деятельности направленность, ориентированную на достижение определенных целей.

Из полученной диссертантом структуры мотивационных приоритетов видно, что работа не является для студентов ключевым условием жизнеобеспечения, а материальные потребности студентов, несмотря на лидирующее положение, – далеко не единственное, что ставит их перед необходимостью выходить на рынок труда. Помимо экономических, важную роль играют стремления и потребности, связанные с будущей профессиональной деятельностью: налаживание контактов, социальных коммуникаций и самореализация в профессии, общение, которые могут стать ресурсом для получения будущих бенефиций. Приведенные мотивы автор группирует в две основные категории: 1) тактические – установки на получение дополнительных денег на карманные расходы или средств к существованию, необходимость оплачивать обучение или участвовать в семейном бизнесе; и 2) стратегические – стремление наладить социальные связи, приобрести репутацию, стаж и опыт работы, т. е. речь идет о накоплении социального капитала, дающего преимущества в достижении жизненных целей, карьере, доступе к информации. Исходя из данной классификации, диссертант выявляет две группы поведенческих стратегий работающих студентов: “работа-деньги” и “работа-опыт”. Работа ради денег не требует специальных навыков и, как правило, приносит сравнительно большие доходы. Работу с целью получения опыта выбирают те, кто зачастую не придают значения денежному вознаграждению за труд, но нацелены на получение специфических профессиональных знаний.

Автор исследует мотивационные структуры работающих студентов с точки зрения половозрастного состава опрошенных, получаемой специальности, курса обучения, уровня материального дохода и проводит комплексный сравнительный анализ полученных результатов, свидетельствующий об экономической несостоятельности современного студента. Традиционный патернализм государства в отношении студенчества, выраженный в форме выплаты стипендий по успеваемости, а также материальная поддержка со стороны родителей имеют место и в современном российском обществе. Однако сегодня существенная доля расходов на содержание студента покрывается за счет его собственных заработков, что позволяет в некотором смысле компенсировать недостаточную финансовую поддержку государства и сэкономить родительский бюджет.

Кроме того, в фокусе внимания автора оказываются основные элементы схемы действий, к которой студенты прибегают в ходе трудоустройства: основные каналы вступления на рынок труда; влияние знаний и навыков, которыми обладает студент, на поиск работы и процесс трудоустройства; легитимизация и юридическое оформление трудовых отношений и, наконец, сферы деятельности, которые выбирают студенты для приложения своего труда. Их можно, с некоторыми допущениями, объединить в две группы – “интеллектуалы” и “неинтеллектуалы” (56,7% и 43,3% от общего числа опрошенных соответственно). Понятийным индикатором первой группы выступает интеллектуальная трудовая деятельность, предполагающая наличие квалификации. Основными целями данного вида трудовой деятельности могут быть удовлетворение познавательных и социальных потребностей, поддержание высокого уровня самооценки. Для второй группы студентов характерна неквалифицированная трудовая деятельность, в основном в сфере обслуживания.

Вопросы синхронизации учебы и работы и ее последствия также являются ключевыми для характеристики феномена вторичной занятости студентов. Негативный характер влияния студенческой занятости в ее современной форме на академическую успеваемость студентов является общепризнанным фактом и проявляется, прежде всего, в пропусках занятий и отсутствии возможности и/или желания активного участия в учебном процессе. Кроме того, авторское исследование подтвердило значительную степень включенности работающего студента во внеучебную деятельность – это, прежде всего, работа, досуг, молодежное потребление, позволяющее поддерживать студенческий образ жизни.

Полученные данные позволили также выявить положительное влияние вторичной занятости (в т. ч. и не по специальности) на дальнейшую профессиональную интеграцию и самореализацию за счет накопления социального опыта, связей, увеличения круга общения. Дефицит успешных практик трудоустройства выпускников вузов по направлениям приводит к трансформации вторичной занятости студентов, соответствующей их специализации, в полноценное место работы дипломированного специалиста.

Последний параграф “Жизненно-стилевые стратегии работающих студентов” посвящен анализу данных, полученных по результатам проведения качественного исследования вторичной занятости студентов методом фокусированного группового интервью. Автор подтверждает мотивационную структуру выхода на рынок труда, приведенную в первой главе диссертации, но проводит детальное исследование структуры бюджета студентов-работников. Было установлено, что вторичная занятость для студента – важный, хотя и не основной источник существования. Подавляющее большинство студентов находятся на содержании родителей; собственный заработок является вторым источником денежных средств по объему в структуре бюджета; стипендия как источник финансовых средств в структуре бюджета играет незначительную роль, сохраняя при этом высокую символическую значимость и выступая в роли маркера полноценности социального статуса индивида. Сравнение мотивационной структуры студенческой занятости со структурой расходования зарабатываемых денег позволяет увидеть, что действительность вносит существенные изменения в намерения молодых людей. Главная статья расходов связана с обеспечением ежедневного существования, что вкупе с расходами, связанными с учебным процессом, составляет почти две трети бюджета, приходящиеся на потребности материального порядка.

Высказывания информантов фокус-группы позволили также выявить третью группу поведенческих стратегий студентов на рынке труда – “работа-статус”, характеризующуюся стремлением к получению “зафиксированного”, формального трудового стажа, юридическому оформлению трудовых отношений с работодателем.

Проведенный автором анализ профессионально-трудовой адаптации студентов на рынке труда, оценочных суждений информантов относительно влияния занятости на процесс обучения, рефлексия взаимоотношений респондентов с работодателями показал, что в своем порыве не сделать остановку в собственном социальном развитии молодые люди отводят одно из главных мест в иерархии жизненных приоритетов именно работе, объясняя это возможностью самореализации, социализации и построения успешной карьеры в будущем. Но, подменяя понятия профессионального образования, карьеры и не отдавая себе в этом отчета, студенты ступают на путь легких приработков, работы не по специальности, что снижает вероятность успешности их профессионального будущего.

Отмечается также высокая значимость престижного потребления и досуговых практик в процессе формирования студенческой самоидентификации: для образования и поддержания стилевой идентификации необходим сравнительно немалый регулярный доход. Поэтому работа и обучение в вузе, досуг и трудовая деятельность становятся оборотными сторонами медали, неотъемлемыми компонентами жизненно-стилевой стратегии современного студента. Анализ стилевых стратегий студентов показывает, что сходные трудовые практики могут нести неодинаковую смысловую нагрузку: в них находит свое отражение не просто личная “история”, а значимая для каждого индивида жизненно-стилевая стратегия.

В заключении диссертации проводится обобщение результатов теоретического и эмпирического изучения актуализированных проблем, формулируются теоретические выводы и практические рекомендации. В приложении представлены схемы, таблицы, инструментарий эмпирического исследования.

Основные результаты работы изложены в публикациях автора

В изданиях, рекомендованных ВАК РФ

1. Ворона М. А. Мотивы студенческой занятости / М. А.Ворона // Социологические исследования. 2008. №8. С. 136-141 (1,25 п. л.) ISSN 0132-1625

2. Ворона М. А. Рецензия на книгу: Токарская Н. М., Карпикова И. С. Социология труда. Учебное пособие / Под ред. М. А.Винокурова. – М.: Университетская книга, Логос, 2006 / М. А.Ворона // Социологические исследования. 2007. №6. С. 148-150 (0,15 п. л.) ISSN 0132-1625

3. Ворона М. А. Студенческая занятость сквозь призму ключевых социологических парадигм / М. А.Ворона // Вестник Саратовского государственного технического университета. 2007. №2(24). Вып. 1. С. 221-225 (0,25 п. л.) ISBN 978-5-7433-1829-2

В других изданиях

4. Ворона М. А. Учеба и работа: противостояние или консенсус? Исследование вторичной занятости студентов / М. А.Ворона // Полипарадигмальный подход к модернизации современного образования: сб. науч. трудов Пятой Междунар. заоч. науч.-метод. конф. – Саратов: Научная книга, 2008. С.80-85 (0,3 п. л.) ISBN 978-5-9758-0709-0

5. Ворона М. А. Безработица молодежи как парадигма анализа региональной социальной политики / М. А.Ворона // Проблемы социально-экономической устойчивости региона: сб. статей IV Междунар. науч.-практ. конф. – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. С.76-79 (0,2 п. л.) ISBN 5-94338-235-6

6. Ворона М. А. Интеграция образования и занятости: эволюция социальных теорий / М. А.Ворона // Основные направления совершенствования качества подготовки специалистов: сб. науч. трудов Четвертой Междунар. заоч. науч.-метод. конф. – Саратов: Издательский центр “Наука”, 2007. С.88-93 (0,3 п. л.) ISBN 978-5-91272-143-4

7. Ворона М. А. Кросс-культурный анализ инклюзии студентов-инвалидов в сферу труда / М. А.Ворона // Образование как фактор социальной мобильности инвалидов: сб. науч. трудов. – Саратов: Научная книга, 2007. С. 220-226 (0,4 п. л.) ISBN 978-975-9758-0480-8

8. Ворона М. А. Специфика мотивации трудовой деятельности студентов (по материалам анкетирования) / М. А.Ворона // Проблемы труда, трудовых отношений и качества жизни в современной России: сб. науч. материалов Всерос. науч.-практ. конф. – Самара: Универс групп, 2007. С.365-369 (0,25 п. л.) ISBN 978-5-467-00139-5

9. Ворона М. А. Образ работающего студента в классической русской литературе / М. А.Ворона // Проблемы и перспективы развития непрерывного профессионального образования в эпоху социальных реформ: сб. науч. трудов Третьей Междунар. заоч. науч.-метод. конф. – Саратов: Научная книга, 2006. С.95-99 (0,25 п. л.) ISBN 5-9758-0037-4

Ворона Мария Александровна

СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН СТУДЕНЧЕСКОЙ ЗАНЯТОСТИ

В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Автореферат

Ответственный за выпуск

Кандидат социологических наук Э. К. Наберушкина

Корректор О. А. Панина

Подписано в печать

Бум. офсет.

Тираж 100 экз.

14.07.08

Усл. печ. л. 1,0

Заказ

Формат 60х84 1/16

Уч.-изд. л. 1,0

Бесплатно

Саратовский государственный технический университет

410054, Саратов, Политехническая ул., 77

Отпечатано в РИЦ СГТУ. 410054, Саратов, Политехническая ул., 77


Социальный феномен студенческой занятости в современном обществе