Социология и ее место в системе современных наук

КПИ ФСБ РФ

Реферат

Социология

“Социология и ее место в системе современных наук”

2009

Содержание:

Введение 3

Глава 1. Понятие и зарождение социологии в системе современных наук 4

Глава 2. Предмет и объект социологии 11

Глава 3. Место социологии в системе современных наук 18

Заключение 22

Список использованной литературы 23

Введение

Социология – относительно молодая наука. Существуют различные точки зрения на вопрос о времени и месте возникновения социологии. Одни историки науки относят зарождение социологии к античности, другие – к XVII-XVIII вв., третьи – к XIX в., а четвертые – лишь к XX столетию. По-разному определяется и место возникновения этой науки. Одни считают, что социология – это явление изначально европейское. Другие находят ее зачатки в обществах древнего Востока, например, в Индии или в Китае.

Социология конструирует типовые понятия и устанавливает общие правила явлений и процессов. Этим она отличается от истории, которая стремится дать каузальный анализ и каузальное сведение индивидуальных, обладающих культурной значимостью действий, институтов и деятелей. Для образования своих понятий социология берет в качестве парадигм материал в значительной степени (хотя и не исключительно) из тех же реальных компонентов поведения, которые релевантны также с точки зрения истории. Социология разрабатывает свои понятия и выявляет закономерности также и под тем углом зрения, поможет ли это историческому каузальному сведению важных культурных явлений.

Цель реферата – изучение понятия, истории возникновения и места социологии в системе современных наук.

Задачи реферата обусловлены поставленной целью и заключаются в следующем:

-Изучение понятия и зарождения социологии в системе современных наук;

-Рассмотрение предмета и объекта социологии;

-Исследование места социологии в системе современных наук.

В реферате изучались труды по социологии различных авторов, которые тем или иным образом способствовали определению места социологии в системе современных наук.

Глава 1. Понятие и зарождение социологии в системе современных наук

Социология есть наука, стремящаяся, истолковывая, понять социальное действие и тем самым каузально объяснить его процесс и воздействие[1] .

Предыстория социологии – это, прежде всего процесс формирования онтологических предпосылок социологического знания: представлений об обществе, о социальности, о социальной реальности. Эти предпосылки сформировались к середине XIX в., тогда, когда была “открыта” социальная реальность.

Но прежде, чем состоялось “открытие” социальной реальности, предпринимались разнообразные и многочисленные попытки ее обнаружить. Поиски эти не всегда были осознанными. Даже столкнувшись с теми или иными проявлениями общества, исследователи зачастую принимали их за что-то другое, подобно тому как Колумб, открывший для европейцев Америку, считал, что приплыл к индийским берегам.

Разумеется, какое-то представление об обществе существовало всегда, столько же, сколько существует само общество. Наивно было бы думать, что его поиски завершились в один прекрасный день “открытием”, подобным открытиям закона всемирного тяготения, рентгеновского излучения или гробницы Тутанхамона. Обнаружение социальной реальности – это не событие, а длительный многовековой процесс. В этом процессе открытия нередко заключались в самих поисках. Поиски социальной реальности состояли одновременно в ее конструировании, формировании в качестве объекта науки.

“Открытие” социальной реальности следует понимать в том смысле, что в определенный исторический момент в определенной точке мирового культурного пространства идея общества настолько завладела умами, что оно выступило как реальность первостепенной значимости, обнаруженная впервые и требующая новых специфических средств познания и практического воздействия. “Открытие” социальной реальности, как и ее поиски, означало и ее конструирование в качестве нового объекта исследования.

Ранее поиск и обнаружение этой реальности постоянно перемежались или совпадали, но находились на периферии общественного внимания. Нередко уже обнаруженное “общество” опять терялось, растворяясь и смешиваясь в других, близких к нему сферах: природной, психической и т. п. Часть общества или одно из его проявлений, например семья, государство, право, этнос и т. д., принимались за общество как таковое, за общество в целом. Но несмотря на трудный, иногда драматический, характер отмеченных поисков и находок, идея общества пробивала себе дорогу, с тем чтобы в конце концов выступить в качестве онтологического обоснования необходимости и возможности новой науки – социологии.

Уже в античную эпоху началось формирование двух традиций в объяснении возникновения общества и сущности социальности. Согласно одной из них, общество – это естественное образование; человек – существо по природе и изначально социальное и альтруистическое; вне общества он существовать не может, подобно пчеле или муравью. Дообщественной стадии в формировании человека не существует, или, что то же самое, она означает одновременно дочеловеческую стадию. Отсюда следует, что государство, основанное на политической власти и юридических нормах и объединяющее определенное население на определенной территории, представляет собой лишь продолжение, развитие и укрепление социального по природе состояния человека.

Согласно другой традиции, общество – это искусственное образование; человек – существо по природе и изначально антисоциальное и эгоистическое; естественное состояние человека – внеобщественное и дообщественное. Общество – это своего рода искусственный механизм, сконструированный людьми для блага индивидов. Государство, которое опирается на волю людей и на силу, выступает либо как сам этот механизм, либо как главное средство сделать его прочным и эффективным: оно подчиняет себе своих подданных в конечном счете по их собственной воле и для их собственного блага.

Между отмеченными двумя позициями существует множество промежуточных точек зрения.

В средневековой Европе понятие общества носило, прежде всего, конфессиональный характер; оно относилось главным образом к католической церкви и ее приверженцам. Кроме того, обществом считались сельская община, городская коммуна, цех, корпорация.

Таким образом, общество в средневековой Европе понималось преимущественно как наднациональная и вненациональная сущность. Только с XVII в. в связи со становлением и развитием наций понятие “общество” все в большей степени сближается, ассоциируется и отождествляется с нацией и национальным государством. xvIi-xviii века в Европе отмечены разработкой и широким распространением теорий естественного состояния человека и общественного договора. Эти теории, истоки которых лежат еще в античности, опирались на представление о различии между естественным состоянием (status naturalis) и гражданским состоянием (status civilis) человека. Общественный договор они рассматривали как своего рода гипотетическое или подразумеваемое соглашение между людьми, благодаря которому осуществляется переход из первого состояния во второе или же из “естественного” общества в “гражданское”.

Общественный договор выступал в качестве нового способа обоснования легитимности государственной власти, взамен или в дополнение к старому, основанному на представлении о ее божественном происхождении. Подлинное общественное состояние при этом часто отождествлялось с государственным, настоящим обществом считалось именно государство; по выражению одного исследователя, общественный договор следовало бы назвать государственным договором.

В целом, однако, у европейских мыслителей XVII-XVIII вв. преобладал взгляд на общество (отождествляемое с государством) как на искусственное изобретение человеческого разума, результат соглашения между людьми и воли законодателей. Общественный договор в таком понимании выступал не просто как переход из одного общественного состояния (естественного) в другое (гражданское), а как процесс или акт перехода из внеобщественного, дообщественного или антиобщественного состояния – в общественное. Иными словами, договор выступал как реальный или гипотетический акт создания общества (государства). При этом общество в основе своей рассматривалось как сумма составляющих его индивидов, руководствующихся прежде всего стремлением к самосохранению и благополучию и объединяемых в общество только договором, который заключается добровольно или вынужденно. Общество в такой интерпретации выступает как более или менее искусно сконструированная машина.

На рубеже XVIII-XIX вв. в европейской социальной мысли возникает реакция против социального номинализма и индивидуализма; одновременно это была реакция против господствовавшего ранее представления об обществе как искусственном порождении интеллекта и воли человека. Различие между “естественным”, сформировавшимся без участия человеческой или божественной воли, и “искусственным” начинает ощущаться все более явственно. Вместе с тем начинает ощущаться различие между обществом и государством: их уже не только не отождествляют, но и противопоставляют друг другу.

Происходящие в Европе на рубеже XVIII-XIX вв. процессы – ослабление роли традиционных институтов, секуляризация общественной жизни, политические катаклизмы – заставляли видеть в “обществе” ту высшую силу, благодетельную или губительную, которая соединяет людей, управляет ими и вместе с тем несет ответственность за то, что происходит с людьми. К “обществу” обращают те просьбы, требования, жалобы и даже молитвы, которые раньше были адресованы Богу, церкви, сюзерену или монарху. Тем самым идея общества выдвигается на первый план не только в теоретических системах: философских, правовых, экономических и т. д., – но и в повседневной жизни, и в социальной практике.

С начала XIX в. идея общества и социальности проявляется в самых различных формах, а прилагательное “общественный” (“социальный”) становится необычайно популярным. Активно формируются многообразные течения и школы “социального движения” (политические, юридические, религиозные, мистические, философские, научные, утопические и т. д.), которые противопоставляют себя индивидуализму и эгоизму отдельных людей, наций и господствующих классов. В отличие от консерваторов-традиционалистов этому движению были близки провозглашенные просветителями и Революцией лозунги Свободы, Равенства и Братства. Но, как и традиционалисты, представители “социального движения” видели в индивидуализме просветителей источник разрушения социальных связей, “анархии” и кровавых конфликтов. Идея общества, социальности была призвана заполнить пустоту, образовавшуюся в результате политических катаклизмов рубежа XVIII-XIX вв. В “обществе” видели ту “естественную силу”, которая способна вновь объединить людей, т. е. осуществить то, что раньше обеспечивали традиционные религиозные верования, церковь и монархическая власть[2] .

Хотя “социальное движение” в определенной мере было направлено против взглядов просветителей, само его возникновение было обусловлено как раз распространением и утверждением просветительских идеалов и ценностей.

Только благодаря принятию ценности свободы смогло появиться общественное мнение, были поставлены под вопрос старые и новые социальные институты и стали обсуждаться социальные проблемы, которые ранее обсуждению не подлежали. Даже осознание несвободы (экономической, политической и т. д.) смогло возникнуть в обществе лишь тогда, когда стала осознаваться и приниматься ценность свободы.

Только благодаря осознанию ценности братства социальность стала восприниматься как универсальное начало: ведь ранее настоящим обществом считалось только свое общество (конфессиональное, корпоративное, сословное и т. п.).

Наконец, только благодаря признанию ценности равенства возникает ощущение социального неравенства и его несправедливости. В центр общественного внимания выдвигается так называемый социальный вопрос, т. е. вопрос о неравенстве социально-экономических условий жизни. Ранее, при господстве освященного традицией сословного строя, идея изначального природного и социального неравенства представлялась естественной и нормальной, а идея равенства, наоборот, кощунственной. В подобных условиях никакого “социального вопроса” быть не могло. Этот вопрос смог возникнуть и приобрести огромное значение только тогда, когда в Европе утвердилась идея природного равенства людей, их равенства перед лицом закона и всеобщего избирательного права. В этих условиях реальное социально-экономическое неравенство, обостренное к тому же началом индустриализации, массовой пауперизацией крестьянства, ростом и активизацией рабочего класса, стало восприниматься как острейшая проблема, настойчиво требующая своего решения[3] .

Решением “социального вопроса” были озабочены лучшие умы XIX в. Различные направления “социального движения” усматривали источник этого “вопроса” не просто в обществе как таковом (само по себе оно считалось благотворной силой), а в уклонении от естественного хода его развития, в его неправильном устройстве. Более того, в неправильном социальном устройстве стали видеть источник всех бед современного человечества. Можно сказать, что идея общества в это время развивалась вместе с идеей его неправильного устройства.

Социология, как и социализм, первоначально была составной частью общего “социального движения”, выдвинувшего идею общества в центр теоретических размышлений и практических устремлений. Онтологический статус общества существенно изменился: оно стало мировоззренческой парадигмой. Из искусственного, произвольного образования, творения человеческих рук, оно превратилось в фундаментальную сферу реальности, определяющую самые разные стороны человеческого существования, политику, право, государственную жизнь. Доказывая первостепенное значение общества, социальности, социальную природу человеческого существования, различные направления “социального движения” формировали представление об объекте социологии, давали ее онтологическое обоснование. Это обоснование вначале не могло быть чисто научным, социологическим: поскольку социология как наука еще не существовала, она не могла обосновывать свою необходимость и возможность своими собственными познавательными средствами. И социология, и социализм при своем возникновении представляли собой синтетические учения: они были одновременно политическими, моральными, религиозными, экономическими, философскими, научными. Оба они заключали в себе и реформаторские, и научные, и утопические, и даже мистические элементы.

В дальнейшем, однако, пути социализма и социологии разошлись. Первый, сочетаясь с различными коммунистическими и коллективистскими тенденциями, сосредоточился в реформаторской, революционной и утопической сферах, хотя и не отказался от апелляции к науке. Вторая довольно скоро сосредоточилась только в сфере науки, сочетаясь в области мировоззрения как с социалистическими, так и с антисоциалистическими, либеральными принципами. Социалисты стали конструировать и осуществлять идеал справедливого общества (впрочем, по-разному ими понимаемый). Социологи занялись изучением реального общества и тенденций его развития.

Социологическое изучение общества предполагало выполнение двух условий. Во-первых, оно должно было отделиться от непосредственного практического воздействия на изучаемый объект. Во-вторых, оно должно было соединиться с определенными принципами, подходами и методами, которые позволяли бы тогдашнему научному сообществу считать социологию наукой. Иными словами, социология родилась из соединения идеи общества с идеей науки об обществе[4] .

Глава 2. Предмет и объект социологии

Любая наука, достигшая известной степени зрелости, дифференцирована и состоит из ряда отраслей или отдельных научных дисциплин. Так обстоит дело и в социологии. В ней существуют такие области знания, как теоретическая и эмпирическая, фундаментальная и прикладная социологии; социология глобальных обществ, больших и малых групп; социология различных институтов и сфер социальной жизни: морали, права, политики, семьи, средств массовой коммуникации и т. п.; социология социальных проблем: преступности, наркомании, этнических и расовых конфликтов и т. д. К числу таких относительно самостоятельных научных дисциплин принадлежит и история социологии.

В чем заключаются задачи этой дисциплины? Известно, что всякая история отвечает, в сущности, на пять вопросов: Что было? Где было? Когда было? При каких обстоятельствах? Почему?

Применительно к истории социологии ответить на эти вопросы – значит дать представление о том, что думали ученые определенных стран и эпох об обществе, о путях его изучения, а также о том, в каких условиях они об этом думали и почему они думали так, а не иначе. Иными словами, задача историка социологии – просто рассказать, “как было дело” в рассматриваемой им науке.

Задача эта, однако, отнюдь не проста. Даже ответ на первый из перечисленных вопросов: “Что было?” – требует решения ряда проблем. Как определить, что относится к этой науке, что – к другой, а что вообще к науке не относится? Какие имена, школы, направления, понятия, теории, методы наиболее важны и, следовательно, должны присутствовать в истории социологии, а какие нет?

Очевидно, что представление о том, что такое история социологии, явно или неявно предполагает представление о том, что такое собственно социология. В зависимости от того, что мы относим к социологии, мы очерчиваем ее пространственные и временны е границы, т. е. определяем, где и когда имеет место ее история.

Для того чтобы определить объект и предмет социологии как науки, целесообразно предварительно уточнить общие понятия объекта и предмета.

Под объектом исследования обычно понимают определенную часть окружающего нас материального или нематериального мира, реальность, существующую независимо от нашего знания о ней. Это могут быть физические тела, взаимодействующие друг с другом, живые организмы или человек. Важно то, что все эти объекты окружающей действительности существовали до нашего знания и не зависят от него.

Предмет исследования, напротив, существует только в голове исследователя, т. е. полностью зависит от самого знания и является его частью. Определяя предмет исследования, мы чисто абстрактно выделяем одну или несколько сторон объекта и пытаемся изучить их, учитывая или не учитывая влияние других, не выделенных нами сторон. По такой логике каждому объекту исследования может соответствовать несколько предметов изучения. Например, каменное здание как объект существующей независимо от нас реальности может заинтересовать экономиста с точки зрения затрат на строительство, архитектора – с точки зрения архитектурного стиля и удачного включения в окружающий ландшафт, строителя фундамента – с точки зрения посадки здания в грунт и прочности основания, человека, проживаю – щего в здании, – с точки зрения удобства внутренних помещений. Каждый может заинтересоваться и другими сторонами объекта, но только исходя из факта их влияния на интересующий его предмет[5] .

Выделение предмета исследования путем абстрагирования от других свойств объекта представляет собой необходимый этап в процессе научного познания окружающего нас мира. Целостное изучение объекта исследования не дает возможности охватить все его свойства и особенности. Рано или поздно появляется объективная необходимость сосредоточиться на изучении лишь отдельных его сторон.

Выделение предмета исследования у такого крупного и сложного объекта изучения, как человеческое общество, стало основой для выделения и самостоятельного развития ряда наук. Общество и человек изучаются несколькими группами наук, имеющими сходный предмет исследования. Так, предметом изучения экономических наук служат процессы производства материальных благ, их обмена, распределения и потребления; политические науки имеют своим предметом крупные общественные процессы, связанные с управлением и функционированием института государства, образованием правительств, распределением власти между различными общественными группами; предметом изучения исторических наук являются процессы изменений, происходящих в различных временных промежутках, и проблем, связанных с происхождением отдельных социальных групп или обществ; поведенческие науки (и, прежде всего психология и социальная психология) выделяют в объекте и изучают различные виды и формы поведения личностей, влияние на поведение психики человека и его социального окружения.

Прежде всего, следует сказать, что объектом социологии, как и многих перечисленных выше наук, является общество, рассматриваемое как общность индивидов и взаимосвязей между ними. Наиболее близкими к социологии науками обычно считают антропологию и социальную психологию, что соответствует действительности. Иногда даже специалистам трудно разделить предметы, изучаемые этими науками. Однако мы попытаемся сделать это. Прежде всего, определим предмет антропологии. Она занимается, в частности, изучением локальных, простых, доиндустриальных культур и обществ (примитивные народы, племена, сообщества древних людей) для определения происхождения и процессов развития человеческого рода и человеческой культуры. Антропология не изучает сложные общества с развитыми индустриальными культурами и институционализированными взаимоотношениями.

Что касается социальной психологии, то она изучает мысли, чувства и поведение индивида, обусловленные существованием и поведением других людей, социальными взаимодействиями, влиянием социальных групп. Безусловно, предмет социологии часто совпадает с предметами этих наук, но вместе с тем он обладает рядом существенных отличий.

Для лучшего понимания существа предмета социологии важно представить общество как структуру, т. е. не как простое скопление индивидов, случайно взаимодействующих друг с другом, а как целое, состоящее из определенным образом расположенных упорядоченных частей, взаимодействующих между собой в строго определенных границах. Эти части могут включать всебя как простейшие элементы, каковыми являются отдельные личности, так и совокупности этих элементов, или социальные общности, объединенные по определенным признакам.

Опыт изучения структурно упорядоченных систем в естественных и общественных науках показывает, что главное в таком изучении – определить систему связей между отдельными частями структуры.

Наглядно иллюстрирует сущность системы связей между отдельны – ми частями социальной структуры Г. Щедровицкий. Чтобы понять этот вопрос, можно представить себе две дощечки, на которых в лунках расположены шарики, символизирующие части изучаемого нами целого. Очевидно, что в случае наша система является упорядоченной, организованной, однако ее части просто находятся в отношении друг к другу без взаимодействия; если мы изменим положе – ние одного из шариков, это никак не скажется на изменении положения остальных частей системы. Но если, как, в случае, положение шариков фиксируется пружинками, то каждое изменение в положении одной части системы с неизбежностью приведет к изменениям позиций всех остальных ее частей. Конечно, эти изменений в значительной степени отличаются по своей амплитуде и направлению: для одних частей системы они могут быть практически незаметными, другие же части испытают значительное воздействие.

Используя эту механическую модель для анализа человеческого общества, можно прийти к выводу, что каждый индивид в обществе занимает строго определенную позицию или имеет определенный социальный статус. Например, он может иметь статус директора, рабочего, президента, спортсмена и др. В соответствии с этим каждый индивид состоит в социальных отношениях с другими индивидами (т. е. находится в сложных системах взаимодействий и взаимозависимостей). Изменение этих отношений, а также положения индивида в обществе неизбежно влечет за собой изменение связей и положения других индивидов. Люди со сходными социальными статусами занимают в обществе близкие друг к другу места и образуют социальные общности (категории, группы, слои и т. д.), в которых существуют наиболее прочные и устойчивые связи. Кроме того, в ходе совместной деятельности они бывают связаны с индивидами из других групп. Следует сказать, что совокупность связей и взаиморасположение отдельных частей структуры в социальном пространстве определяют поведение людей, любой соци – альной единицы, входящей в социальную структуру. Позиции людей в социальном пространстве различаются в зависимости от обладания такими ресурсами, как власть, материальные средства, престиж, объем знаний и др. Поэтому говорить о социальной структуре – значит говорить о социальных различиях и неравенстве между людьми. Степень социальных различий и место каждого индивида в структуре определяются двумя основными параметрами: социальной дистанцией между статусами и числом индивидов, имеющих тот или иной статус.

Конечно, личность всегда занимает в обществе не одну, а несколько социальных позиций, в связи с чем исследователи социальных структур утверждают, что, видимо, невозможно говорить о социальной структуре в единственном числе. Например, каждый член общества должен иметь профессию, образовательный уровень, экономический статус, место проживания и т. д. Даже примитивные племена имеют, по крайней мере, возрастную структуру, структуру родства, структуру власти. При этом место каждого индивида в любой из социальных структур выглядит как точка на двухмерной плоскости. Что касается структуры сложного индустриального общества, то ей присуще множество измерений.

Следующим моментом, играющим важную роль в определении предмета социологии, является то обстоятельство, что при изучении социальных структур нужно помнить, что их составляют люди, активно действующие индивиды, способные в результате совместных действий изменять положение отдельных частей структуры относительно друг друга, уровень ограничений поведения и степень свободы каждой части, а также характер взаимоотношений отдельных структурных элементов. Для того чтобы социальные структуры сохранялись в том же виде и не распадались, людям приходится совершать множество совместных однонаправленных действий, подчиненных соответствую – щим социальным законам. Эта динамическая сторона предмета социологии также должна учитываться при проведении социологических исследований и построении социологических теорий.

Итак, выделив предмет социологии, мы можем заключить, что социология – это наука, изучающая структуры общества, их элементы и условия существования, а также социальные процессы, протекающие в этих структурах.

В понятие социальной структуры входит не только взаимное расположение индивидов и групп в обществе, но и их взаимосвязи, т. е. взаимные контакты, действия и взаимодействия, осуществляемые как на основе межличностного общения, так и с помощью средств массовой информации.

Под условиями существования социальных структур понимаются, прежде всего, физическая окружающая среда, культура, включающая в себя нормы, ценности и средства их передачи (например, язык). Если говорить о социальных процессах, то они представляют собой динамику развития общества и охватывают все стороны деятельности людей в обществе, обеспечивая его функционирование и развитие.

Развитие социологии показывает, что такой подход к изучению сложного общества (называемый структурным анализом) дает возмож – ность для всестороннего изучения структурных единиц общества (клас – сов, слоев, групп, ассоциаций, личностей), социальных связей между такими единицами (контактов, действий, взаимодействий, социальных отношений, социальных институтов), а также динамики социальных структур (социальных изменений, процессов)[6] .

Глава 3. Место социологии в системе современных наук

До недавнего времени место социологии среди других общественных дисциплин выяснялось главным образом при обсуждении ее соотношения с историческим материализмом и теорией научного коммунизма. От полного отождествления с истматом до роли обслуживающей дисциплины, от трак­товки истмата как методологической основы социологии до отрицания ее полной самостоятельности – вот спектр мне­ний, который был предметом обсуждения в 60-80-х годах. По существу, в полемике выяснялся лишь один вопрос: ка­кие области научного знания можно было “отдать” социологии, а какие оставить за собой. Но в большинстве случаев давался один ответ – социология рассматривалась как вспомогатель­ная дисциплина, как поставщик конкретной информации, а научное осмысление эмпирических данных осуществлялось другими.

Конечно, в ходе этих споров высказывались и иные точки зрения, но все они так или иначе отказывали социоло­гии в праве на самостоятельную роль, приспосабливая ее к существующей структуре философского знания, и в лучшем случае искали компромисс между различными точками зре­ния, но опять же за счет социологии. Аналогичные дискуссии были характерны и при рассмот­рении взаимосвязи социологии и теории научного коммуниз­ма. В 70-80-е годы появился ряд работ, в которых предмет теории научного коммунизма, определяемый как изучение социально-политических закономерностей становления соци­ализма и коммунизма, отождествлялся с предметом социоло­гии[7] .

Однако как показала практика социологической науки, такие споры оказались бесплодными и были опровергнуты самой жизнью. И этот новый подход проявился не в том, что было найдено правильное соотношение с истматом и науч­ным коммунизмом, а в том, что под вопрос была поставлена правомочность существования последних. И после дискус­сий конца 80 – начала 90-х годов в научном мире пришли к выводу, что при решении фундаментальных вопросов о про­блемах общества лучше всего оперировать понятием “соци­альная философия”.

Социальная философия концентрирует внимание на круп­номасштабных общественных явлениях, нацелена на установ­ление закономерностей развития человеческого общества. Опираясь на конкретно-исторические реалии, социальная фи­лософия стремится выявить общие тенденции и закономер­ности, тогда как социология, используя знание этих общих закономерностей, осуществляет анализ роли и места человека в жизни общества, его взаимодействия с другими членами об­щества в рамках различных социальных институтов, исследует специфику общностей разного типа и уровня. Следовательно, новая постановка вопроса сразу сняла много неопределенных моментов в соотношении социологии с философскими дис­циплинами и четко обозначила ее место среди фундаменталь­ных наук об обществе.

В последнее время актуализировался вопрос о соотноше­нии социологии с политическими науками, с политологией. Имея общий предмет исследования, они между тем серьезно отличаются друг от друга. Социология по сравнению с полито­логией не претендует на всеобщий анализ проблем власти, в центр своего внимания ставит более скромную и определенную задачу – выявить место, роль и позицию людей, социальных групп и слоев в сфере политических отношений.

По многим вопросам, касающимся производства, распре­деления, потребления и обмена, социология имеет много об­щего с экономическими науками. Взаимодействуя с ними, социология участвует в анализе поведения работника при ре­шении всех без исключения экономических, организацион­ных, технических, управленческих и т. п. задач, связанных с функционированием форм собственности. Социология помогает экономическим наукам освободиться от бессубъект­ного рассмотрения производства, в полном объеме оценить возможности знаний, воли, мотивов, желаний человека и их влияния на рост производительности труда, качество продук­ции, повышение социальной эффективности народного хо­зяйства.

Правовыми науками также накоплен богатый опыт исполь­зования социологических данных при изучении властных отно­шений, процессов функционирования правовой культуры. Ста­тистические методы в сочетании с субъективной информацией дают возможность оценить состояние и тенденции развития законности, управления, государственности, пути реализации прав и свобод всех граждан общества.

Плодотворна роль социологии во взаимодействии с истори­ческими науками, что позволяет им расширить традиционный инструментарий для решения своих познавательных целей и задач. Широкое поле открывается и при исследовании пробле­мы исторического сознания – приоритет социологии здесь не­измерим по сравнению с другими научными методами.

Большое влияние оказывает социология на развитие эти­ки и эстетики, давая количественную и качественную оценку степени развитости норм и Ценностей, регулирующих отно­шения между людьми, а также уровню зрелости эстетическо­го вкуса, путям и формам удовлетворения духовных потреб­ностей и т. п. Взаимоотношения в семье, в коллективе, состо­яние нравственности можно во многом установить с помощью специфических методов, которые находятся в распоряжении социологии.

Значительный удельный вес в социологии занимает ком­плекс вопросов, относящихся к компетенции экологии и ме­дицины. Проблемы здоровья, охраны природы, окружающей среды невозможно в полном объеме представить без анализа экологического сознания, физической культуры, различных аспектов милосердия[8] .

В обосновании проблем градостроительства, территори­ального размещения людей, пространственной структуры рас­селения, в создании новых городов также потребовалось учас­тие социологии, ибо игнорирование сложившегося уклада жизни людей, их традиций и склонностей привело к целому ряду серьезных ошибочных решений, таких, как ликвидация бесперспективных деревень, внедрение многоэтажного стро­ительства в сельской местности, отказ от применения ланд­шафтной архитектуры и др.

Существуют связи социологии с естественными и точны­ми науками. Именно в процессе взаимодействия с биологией нашел свое специфическое выражение системный подход, получили развитие социальная экология и социальная медици­на. Крепнет сотрудничество социологии с математической нау­кой, так как трудно представить ее без специальных матема­тических методов, обеспечивающих эффективность и досто­верность эмпирического исследования.

Важное значение в развитии социологии приобретают междисциплинарные связи. На междисциплинарной основе возникла социальная психология, развивается социолингвистика, проходит стадию становления социопедагогика. Для всех этих новых направлений науки вклад социологии состоит, во-первых, в “замыкании” проблематики на структурных со­циально-групповых носителях особых интересов, во-вторых, в широком использовании специфических методов и при­емов исследования, дающих возможность расширить фактологическую базу всего гуманитарного знания. Итак, смысл вычленения социологии из всей системы наук, и прежде все­го обществознания, состоит в том, чтобы выйти на анализ сознания и поведения людей в единстве объективных и субъ­ективных факторов[9] .

Заключение

Социология есть наука, стремящаяся, истолковывая, понять социальное действие и тем самым каузально объяснить его процесс и воздействие. Предыстория социологии – это процесс формирования онтологических предпосылок социологического знания: представлений об обществе, о социальности, о социальной реальности. Какое-то представление об обществе существовало всегда, столько же, сколько существует само общество. Обнаружение социальной реальности – это не событие, а длительный многовековой процесс. “Открытие” социальной реальности следует понимать в том смысле, что в определенный исторический момент в определенной точке мирового культурного пространства идея общества настолько завладела умами, что оно выступило как реальность первостепенной значимости.

Однако с начала XIX в. идея общества и социальности проявляется в самых различных формах, а прилагательное “общественный” становится необычайно популярным.

Выделение науки из общей массы наук способствует обделение ее предмета и объекта.

Объектом социологии, как и многих перечисленных выше наук, является общество, рассматриваемое как общность индивидов и взаимосвязей между ними. Важную роль в определении предмета социологии, является то обстоятельство, что при изучении социальных структур нужно помнить, что их составляют люди, активно действующие индивиды.

До недавнего времени место социологии среди других общественных дисциплин выяснялось главным образом при обсуждении ее соотношения с историческим материализмом и теорией научного коммунизма. Важное значение в развитии социологии приобретают междисциплинарные связи. Существуют связи социологии с естественными и точны­ми науками.

Список использованной литературы:

1. Волков Ю. Г. Социология: Элементарный курс: учебное пособие. – М.: Гардарики, 2003

2. Волков Ю. Г., Мостовая И. В. Социология: Учебник для вузов / Под ред. проф. В. И. Добренькова. – М.: Гардарика, 2001

3. Социология: история, основы, институционализация в России. – М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО “МОДЭК”, 2000

4. Социология: Словарь-справочник. М., 1990

5. Социология: учебник / Под ред. Осипова Г. В. – М.: Мысль, 2002

6. Социология: учебник / отв. ред. П. Д. Павленок. – М.: Маркетинг, 2002

7. Тощенко Ж. Т. Социология. Общий курс. – М. , 1999

8. Фролов С. С. Социология. Учебник. Для высших учебных заведений. – М.: Наука, 2001

[1] Социология: Словарь-справочник. М., 1990. С. 545.

[2] Волков Ю. Г., Мостовая И. В. Социология: Учебник для вузов / Под ред. проф. В. И. Добренькова. – М.: Гардарика, 2001. С. 384.

[3] Социология: история, основы, институционализация в России. – М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО “МОДЭК”, 2000. С. 244.

[4] Волков Ю. Г. Социология: Элементарный курс: учебное пособие. – М.: Гардарики, 2003. С. 541.

[5] Социология: учебник / Под ред. Осипова Г. В. – М.: Мысль, 2002. С. 287.

[6] Фролов С. С. Социология. Учебник. Для высших учебных заведений. – М.: Наука, 2001. С. 581.

[7] Волков Ю. Г. Социология: Элементарный курс: учебное пособие. – М.: Гардарики, 2003. С. 402.

[8] Социология: учебник / отв. ред. П. Д. Павленок. – М.: Маркетинг, 2002. С. 384.

[9] Тощенко Ж. Т. Социология. Общий курс. – М., 1999. С.285.


Социология и ее место в системе современных наук