Социология как наука. Объект и предмет изучения социологии

Введение

Политические революции, начавшиеся с Французской революции в Европе в 1789 году и продолжавшиеся в течении всего ХIХ века, послужили импульсом для социологических разработок. Многие были напуганы хаосом и беспорядками в Европе и испытывали ностальгию по спокойной и относительно упорядоченной жизни. Однако было ясно, что невозможно обратить время вспять и следует искать новые основы для наведения порядка в обществе.

Промышленная революция, охватившая многие западноевропейские государства, привела к тому, что толпы людей из аграрных районов хлынули на поиски работы в город, на фабрики и мануфактуры. Возникли новые социальные и экономические структуры, необходимые для существования зарождающегося капитализма. Противоречия раннего этапа развития индустриальной системы привели к тому, что некоторые теоретики, к примеру Карл Маркс, подвергли критическому анализу функционирование социальных и экономических институтов и предложили альтернативные варианты социального устройства.

Представим “социологические портреты” некоторых ученых, заложивших основы социологии и внесших вклад в ее развитие.

Огюст Конт (1798-1857) считается основателем социологии, он ввел в научный оборот сам термин “социология” от латинского – socium, societas ( общество ) и греческого – logos ( изучение ).В своем главном произведении “Курс позитивной философии” (1842) он устанавливает единый закон движения истории и человеческого познания, переформулировав предложенные уже Джамбаттиста Вико три стадии истории человечества в стадии познания, которые последовательно должен пройти человеческий дух: теологическая, или фиктивная; метафизическая, или абстрактная; научная, или позитивная.

На первой, теологической стадии человеческий ум объясняет мир и совершающиеся вокруг него процессы прямым и постоянным действием сверхъестественных сил.

На второй стадии, метафизической, антропоморфные божества заменяются отвлеченными силами, различного рода абстракциями, воплощенными в разных сущностях мира.

Что касается третьей стадии, позитивной, то Конт характеризует ее так: ” человеческий Ум, признав невозможность достигнуть абсолютных знаний, отказывается от решения вопроса о происхождении и назначении Вселенной, равно как от познания внутренних причин явлений”, чтобы заниматься лишь “открытием путем соединения рассуждений и наблюдений действительных законов этих явлений, то есть неизменных отношений последовательности и сходства между ними”.

Карл Маркс (1818-1883) – политический деятель, социолог, философ, историк, экономист. Главная идея учений Маркса – идея материалистического понимания истории. Маркс стремился выявить базовые принципы исторического развития в рамках материалистического понимания истории. Он акцентировал внимание на экономических условиях развития обществ, особенно на развитии технологии и методах организации производства (например, сельского хозяйства или промышленности). На каждом историческом этапе эти факторы определяют господствующие и угнетенные классы. Маркс был убежден в том, что общество разделяется на тех, кто владеет средствами производства, и тех, кто не имеет таких средств, и что именно это обусловливает классовые конфликты. “… Всякая историческая борьба… в действительности является только более или менее ясным выражением борьбы общественных классов и вместе с тем и их столкновение между собой в свою очередь обусловливаются степенью развития их экономического положения, характером и способом производства определяемого ими обмена”. Маркс утверждал, что политические идеологии, право, религия, институт семьи, образование и правительство составляют надстройку общества.

В России процесс становления социологии был обусловлен ходом социального развития русского общества. Период правления Александра III в России связан с началом великих реформ. Именно в этот период зарождаются основы русской социологии. Как отмечал Н. О. Лосский, “в конце ХIХ и начале ХХ века значительная часть русской интеллигенции

Высвободилась из плена… болезненного моноидеизма. Широкая публика стала проявлять интерес к религии… идее нации и вообще… к духовным ценностям”.

В России были популярны марксистские идеи. Это объясняется прогрессистскими настроениями общественного сознания и верой в науку. Русская социология конца ХIХ – начала ХХ в. не только находилась на уровне мировой науки в целом, но по некоторым направлениям предопределила ее развитие.

Социология как наука. Объект и предмет изучения социологии.

На всех этапах истории человечество пыталось осмыслить общество, выразить свое отношение к нему.(Платон, Аристотель) Но в научный оборот понятие “социология” было введено французским философом Огюстом Контом в_30-х_годах прошлого столетия. Как наука социология формиривалась в xix веке в Европе. Причем наиболее интенсивно в ее становлении участвовали ученые, пишущие на французском, немецком. английском языках. Огюст Конт ( 1798 – 1857 ) и затем англичанин Герберт Спенсер впервые обосновали необходимость выделения социального знания в самостоятельную научную дисциплину, определили предмет новой науки и сформулировали специфические, лишь ей присущие методы. Огюст Конт был позитивистом, т. е. сторонником теории которая должна была стать столь же доказательной и общезначимой, как и естественно – научные теории, должна была основываться только на методе наблюдения, сравнительном, историческом и противостоять умозрительному рассуждению об обществе. Это способствовало тому, что социология сразу стала имперической наукой, наукой, привязанной к земле. Точка зрения Конта на социологию как науку тождественную обществознанию, господствовала в литературе до конца XIX века.

В конце 19 – нач. 20 вв. в научных исследованиях общества стал выделяться на ряду с экономическим, демографическим, правовым и другими аспектами также и социальный. Предмет социологии в этой связи зауживается и начинает сводиться к изучению социальных сторон общественного развития.

Первым социологом давшим узкую трактовку социологической науки, был Эмиль Дюркгейм ( 1858 -1917 ) – французский социолог и филосфов, создатель так называемой ” французской социологической школы ” С его именем связан переход социология от науки тождественной обществознанию к наук, связанной с изучением социальных явлений и социальных отношений общественной жизни, т. е. самостоятельной, стоящей в ряду других общественных наук.

Институализация социология в нашей стране началась после принятия постановления Совнаркома в мае 1918 г. ” О социалистической академии общественных наук “, где специальным пунктом было записано ” .. одной из первоочередных задач поставить ряд социальных исследований в Петорградском и Ярославском Университетах”. В 1919 г. был учрежден Социобиологический институт. В 1920 г. в Петроградском Университете был образован первый в России факультет общественных наук с социологическим отделением, во главе с Питиримом Сорокиным.

В этот период издается обширная социологическая литература теоретического профиля. Основное направление ее – выявить соотношения русской социологической мысли и социологии марксизма. В этой связи в развитии социологии России наблюдаются различные социологические школы. На дискуссию представителей немарксиской социологической мысли ( М. Ковалевский, П. Михаиловский, П. Сорокин и др. ) и социологии марксизма решающее влияние оказала книга Н. И. Бухарина ( Теория исторического материализма: Популярный учебник марксиской социология М. – 1923 ), в которой социология отждествлялась с историческим материализмом и преврашалась в составную часть философии. А после выхода в свет краткого курс а ” История ВКПб ” И. В. Сталина в административно-приказном порядке была упразднена социология, на конкретное изучение процессов, явлений социальной жизни был наложен строжайший запрет. социология была объявлена буржуазной лженаукой, не только не совместимой с марексизмом, но и враждебной ему. Фундаментальные и прикладные исследования были прекращены. Само слово” социология ” оказалось вне закона и было изъято из научного обихода, ушли в небытие соц – профессионалы.

Принципы, теория и методы познания и освоения соцтальной действительности оказались несовместимы с личной диктатурой, волюнтаризмом и субъективизмом в управлении обществом, социальными процессами. В степень науки была возведена социальная мифология, а реальная наука объявлена лженаукой.

Оттепель шестидесятых годов отразилась и на социология : началось возрождение социологических исследований, они получили права гражданства, а социология как наука – нет. Социология была поглощена философией, конкретные соц исследования как несовместимые социология спецификой философской гносиологией, выводились за пределы соц знания. Стремясь сохранить за собой право проводить конкретные исследования, социологи были вынуждены главный акцент делать на ” позитивных аспектах социального развития страны и игнорировать негативные факты. Это объясняет то, что труды многих ученых того периода до последних лет “застоя” носили однобокий характер. Не только не принимались, но и осуждались тревожные сигналы соц по проблемам разрушения природы, нарастании отчуждения труда, отчуждения власти о т народа, нарастании нац. тенденций и т. д.

Такие научные понятия как экология, отчуждение, социальная динамика, социология труда, социология политики, социология семьи, социология религии, социальная норма и др. были под запретом. Их использование для ученого могло иметь своим следствием зачисление его в число последователей и пропагандистов революционно буржуазной социология.

Т. к. социологические исследования имели право на жизнь, то к середине 60 годов стали появляться первые крупные социологические труды по социальной инжении и конкретному социальному анализу С. Г. Струмилина, А. Г. Здравомыслова, В. А. Ядова и др. Были созданы первые социологические учреждения – отдел социологических исследований в институте философии АН СССР и лаборатория соц иссл при Ленинградском Университете. В 1962 году была основана советская соц ассоциация. В 1969 был создан институт конкретных соц исследований ( с 1972 – институт социологических исследований, а с 1978 – Институт Социологии) АН СССР. С 1974 года стал издаваться журнал ” Соц иссл “. Но развитие социологии постоянно тормозилось в период “застоя”. А после выхода в свет “Лекций по социологии ” Ю. Левады, институт социологических исследований был объявлен в насаждение буржуазных теоретических концепцый, было принято решение о создании на его базе Центра опросов общественного мнения. Вновь понятие “социология” оказалась под запретом и заменено понятием прикладная социология. Теоретическая социология полностью отрицалась.

Запрет на развитие теоретической социология был 1988 г. Закончился семидесятилетний период борьбы социология как самостоятельной науки об обществе. ( Постановление ЦК КПСС о т 7 июня 1988 г. повышение роли марксиско – ленинской социология в решении узловых и социальных проблем советского общества) Сегодня на западе в США социологии уделяется большое внимание. Только в США работает 90 000 ученых в области социология, 250 факультетов выпускают людей с социологическим образованием.

В нашей в 1989 г. был первый выпуск ста человек. Сейчас около 20 000 людей профессионально причастны к этой специальности, но не имеют базового образования, поэтому спрос на специалистов очень большой.

Что же представляет объект и предмет научного познания социологии?

Совпадают ли объект и предмет социологии? Нет, не совпадают. Объект любой науки есть то, на что направлен процесс исследования, а сфера предмета – те стороны, связи и отношения, составляющие объект изучения. Объект социологии, как и других общественных наук – социальная реальность, а поэтому социология – наука об обществе. Но еще недостаточно для определения предмета социологии. Это лишь определение объекта исследования, который часто совпадает с объектом других общественных наук (история, этнография, право, философия и др.). Социология наука о целостности общественных отношений, обществе как целостном организме; о социальной системе.

Естественно, объектом социологии и есть определенная сфера действительности, обладающая относительной завершенностью и целостностью.

Ведь, известно, различными объектами наук выступают природа и общества, которые соответственно и изучаются естественными и социально-гуманитарными отраслями знаний. Каждый из объектов тоже “расчленяется” науками на отдельные части, фрагменты, которые становятся их предметами. Вопрос о соотношении объекта и предмета социологии как науки состоит в том, как понимать общество, процесс его функционирования и развития в качестве объекта гуманитарного знания. Ведь широко распространен взгляд на общество как на определенную общественно-экономическую систему, определенную ступень развития человеческой цивилизации. Дело в том, что основной порок в понимании общества состоит в том, что общество представляется в виде базиса и надстройки, совокупность экономической, социальной, политической и духовной сфер. Но здесь-то выпадают из поля зрения теории об обществе и, прежде всего, самый важный, главный объект-человек, его потребности, интересы, ценностные ориентации. Между тем, история есть не что иное как деятельность человека осуществляющего свои цели. Сведение ее к взаимодействию базиса и надстройки, состязание различных социально – экономических систем, ступеней развития цивилизации обрекает на абстрактное, одномерное видение общества, на безальтернативный взгляд на его развитие. Здесь-то и таятся истоки экономического признания игнорирования личности и общечеловеческих ценностей, отрицания мира культуры. Здесь-то и важно определять общество как совокупность социальных общностей, слоев, групп, индивидов, а саму историю как деятельность людей, преследующих определенные цели. Люди ставят самые разные цели и руководствуются ими в своей жизни. Именно цели есть специфическая черта деятельности человека. Целеобразная деятельность включает множество различных, органично связанных между собой элементов. Сознательная деятельность в силу внутреннего содержания имеет и противоречивый и динамичный характер. Это проявляется, прежде всего в том, что люди, получив определенный результат корректируют на его основе свою последующую деятельность с тем, чтобы достигнутое максимально совпало с желанием.

Происходит, хотя и крайне противоречиво, исторический процесс рационализации деятельности людей. Идея рациональности нашла обоснование и развитие в трудах многих мыслителей, которые связывали переход к высокой ступени развития общества с разрешением противоречия между стихийностью и сознательностью.

Конечно же, в конце каждого этапа общественного развития полученный результат отличается от исходных предпосылок, превращается в новые условия, средства, которые позволяют ставить иные, более высокие цели. Реализация высоких целей направлена на удовлетворение возрастающих потребностей чело века. Свершается постепенный исторический процесс. Если же история есть деятельность, преследующих свои цели людей, а общество состоит из различных социальных общностей людей, слоев и групп, индивидов, то крайне важным становится анализ отношений между ними и внутри их. Особую актуальность приобретает раскрытие жизнедеятельности личности, социальных общностей, групп, слоев и индивидов в общественной жизни в их целостности.

Деятельность личности, социальных общностей, групп в общественной жизни и есть. Предметом исследования социологии. И в современных условиях, когда усиливаются процессы социальной, политической и хозяйственной деятельности и концентрации, возрастает многовариантность развития личности и социальных систем, проблема рациональной деятельности становится

Функции социологии.

Социология как самостоятельная отрасль знаний реализует все присущие общественной науке функции: теоретико-познавательную, критическую, описательную, прогностическую, преобразовательную, информационную, мировоззренческую. Вообще функции гуманитарных наук принято делить на две группы: гносеологические, то есть познавательные и собственно социальные. Гносеологические функции социологии проявляются в наиболее полном и конкретном познании тех или иных сторон социальной жизни. Социальные функции раскрывают пути и способы их оптимизации. Существуют и действуют функции только во взаимосвязи и взаимодействии.

Основная из гносеологических функций социологии – теоретико-познавательная, критическая. Речь идет об оценке познаваемого мира с позиций интересов личности. Реализуя критическую функцию, социология дифференцирование подходит к действительности. С одной стороны показывает, что можно и нужно сохранить, упрочить, развить – ведь не все надо менять перестраивать и т. п. С другой стороны выявляет то, что действительно требует радикальных преобразований. Теоретико-познавательная, критическая функция, естественно, состоит в том, что социология накапливает знания, систематизирует их, стремится составить наиболее полную картину социальных отношений и процессов в современном мире. К теоретико-познавательной функции социологии относятся объективные знания об основных социальных проблемах развития современного общества. Что же касается прикладной социологии, то она призвана обеспечить надежную информацию о различных процессах, происходящих в разных социальных сферах общества, а именно, о изменении социальной структуры, семьи, национальных отношений и т. п. Очевидно, что без конкретных знаний о процессах, происходящих внутри отдельных социальных общностей или объединений людей, обеспечить эффективное социальное управление невозможно. Степень системности и конкретности знаний социологии определяет эффективность реализации ее социальной функции.

Описательная функция социологии – это систематизация, описание исследований в виде аналитических записок, различного рода научных отчетов, статей, книг и т. п. В них имеются попытки воссоздать идеальную картину социального объекта, его действие, взаимосвязи т. п. При исследовании социального объекта требуется высокая нравственная чистота и порядочность ученого, потому что на основе данных, фактов и документов делаются практические выводы и принимаются управленческие решения. Эти материалы есть точкой отсчета, источником сравнения для будущих поколений человечества. Социология не только познает мир, она позволяет человеку внести в него свои коррективы. Но человек должен всегда помнить, что преобразование общества – не само цель. И преобразования нужны лишь тогда, когда соответствуют потребности и ценностям людей, ведут к улучшению благосостояния и общества и людей. Как бы ни была хороша полученная социологами социальная информация, она автоматически не превращается в решения, рекомендации, прогнозы. Познавательная функция социологии находит продолжение в прогнозах и преобразовательной функции.

Прогностическая функция социологии -это выдача социальных прогнозов. Обычно социологические исследования завершаются образованием краткосрочного или долгосрочного прогноза изучаемого объекта. Краткосрочный прогноз опирается на вскрытую тенденцию развития социального явления, а также на зафиксированную закономерность в открытии фактора, который решающе воздействует на прогнозируемый объект. Открытие такого фактора – сложный вид научного исследования. Поэтому в социологи ческой практике чаще всего используются краткосрочные прогнозы. В современных условиях развития Украины, когда научному обоснованию социальных проблем придается большое значение, социальный прогноз занимает важное место – в исследованиях о развитии социального объекта. Когда же социолог изучает реальную проблему и стремится выявить оптимальные пути ее решения, естественно, движим желанием показать перспективу и конечный результат, который за ней стоит. Следовательно, так или иначе прогнозируется ход развития социального процесса.

Суть преобразовательной функции социологии в том, что выводы, рекомендации, предложения социолога, его оценка состояния социального субъекта служит основанием для выработки и принятия определенных решений. Уже всем ясно, что при реализации крупных инженерных проектов требуется не только технико-экономическое, но и социально-экономическое обоснование. Вот тут-то и вспоминают о процессах. Но социология лишь наука, ее функция – разработка практических рекомендаций. Что же касается их внедрения реализации – это прерогатива органов управления, конкретных руководителей. Именно так и объясняется то обстоятельство, что многие весьма ценные и полезные рекомендации, разработанные социологами по преобразованию современного общества, так и не нашли на практике реализации. Более того, нередко органы управления поступают вопреки рекомендациям ученых, что приводит к тяжелым последствиям в развитии общества. Шире и глубже раскрыть основные направления обновления общества и дает возможность выявления отклонений от общецивилизационного развития. Суть реформирования в Украине, а точнее, трансформация общества состоит в создании условий и возможностей для сознательной, целенаправленной деятельности личности социальных общностей. Проблема состоит в преодолении отчуждения человека от рациональной деятельности, в оптимизации и качественном повышении ее эффективности. Задача социологии – теоретически обеспечить успешное протекание процесса реформации и демократизации общественной жизни в Украине. Процесс трансформации общества в Украине идет от одного качественного состояния к другому как раз в связи с сознательным превращением целей в результат, а результатов в предпосылки, условия и средства развертывания сознательной деятельности, демократизации общества. Игнорирование социологических рекомендаций объясняется не столько недостаточной квалификацией социологических кадров (хотя и это имеет место, поскольку профессиональная подготовка их в стране начата лишь несколько лет назад), сколько несформированной у большинства управленческих кадров потребности в социологическом обосновании управленческих решений.

Информационная функция социологии представляет сбор, систематизации и накопление информации, полученной в результате исследований. Социологическая информация – самый оперативный вид социальной информации. В крупных социологических центрах она концентрируется в памяти ЭВМ. Ее могут использовать социологи, руководители объектов, где проводились исследования. В установленном порядке информацию получают государственные и другие управленческие и хозяйственные учреждения.

Мировоззренческая функция социологии вытекает из того, что объективно, участвует в социально-политической жизни общества и своими исследованиями содействует прогрессу общества. Мировоззренческая функция социологии выражается в использовании действительно корректных выверенных количественных данных, фактов, которые только и способны в чем-либо убедить современного человека. Ведь, что такое идеология? Это один из уровней общественного сознания, система идей, выражающая интересы, мировоззрение какого-либо социального слоя, социальной общности. История свидетельствует, что в большинстве социальных революций, реформ и реконструкций, трансформаций именно социологические концепции того или иного рода выступали ведущими в общественном развитии. Социологические взгляды Джона Локка сыграли важную роль в революции 1688 г. при установлении либерально-демократического режима в Англии, труды Франсуа Вольтера, Жан Жака Руссо и других энциклопедистов сыграли преобразующую роль во Франции и т. п. Длительный период идеология марксизма выступала ведущим интеллектуальным направлением в России. Расистская идеология стала основой нацистского путча и третьего рейха в Германии.

Итак, основные функции социологии определяют не только задачи, но и место социологии в системе общественных наук.

Уровни социологического анализа и социологические парадигмы

Макросоциология. Социологи исследуют общество на двух уровнях: макро – и микроуровне. Макросоциологию интересуют крупномасштабные социальные системы и процессы, происходящие в течение длительного времени. Основное внимание она уделяет моделям поведения, помогающим понять сущность любого общества. Эти модели, или структуры, представляют собой такие социальные институты, как семья, образование, религия, а также экономический и политический строй. Люди, вовлеченные в данную систему социальных структур, испытывают на себе их глубокое влияние. Макросоциологи изучают взаимосвязи между различными частями общества и динамику их изменений.

Примерами макросоциологического подхода могут служить теория конфликта и функционализм.

Микросоциология изучает поведение людей в их непосредственном межличностном взаимодействии. Исследователи, работающие в этом ключе, считают, что социальные явления можно понять лишь на основе анализа тех смыслов, которые люди придают данным явлениям при взаимодействии друг с другом. Главный предмет их исследований – поведение индивидов, их поступки, мотивы, значения, определяющие взаимодействие между людьми, которое оказывает влияние на стабильность общества или происходящие в нем перемены.

Микросоциологический подход используется символическим интеракционизмом, уделяющим особое внимание взаимодействию индивидов. Формой символического интеракционизма, которая иногда привлекается для анализа индивидуального поведения, является теория обмена. Этот подход, разработанный социологом Дж. Хомансом, основан на рассмотрении человеческого поведения с точки зрения вознаграждения и расходов. Сторонники теории обмена полагают, что основным мотивом в поведении людей является стремление получить удовольствие и избежать боли.

Разногласия между сторонниками макро – и микросоциологии связаны, во-первых, с пониманием предмета исследования и уровня обобщения, во-вторых, с характером использованных понятий и принципов формирования социологического знания (рис. 1.3).

Граница между микро – и макросоциологией достаточно условна, однако методологически оправдана, так как способствует большей четкости и систематизации объектов социологии. Объекты макросоциологии – общности, социальные связи и закономерности, пожалуй, более существенны и значимы для социологии в целом, что, разумеется, не исключает научного интереса к меньшим социальным группам. По мнению польского социолога Я. Щепаньского, социология выявляет и изучает силы, действующие во всех сферах общественной жизни и объективно влияющие как на малые, так и на большие общности.(Асп Э. К. Введение в социологию. СПб., 1998. С. 58-61.)

Метасоциология проводит анализ существующих эпистемологических и методологических структур социологии вообще, равно как и ее различных компонентов – концепций, теорий, моделей, методов и т. д.

Отличие метасоциологии от социологии состоит в том, что объектом исследования социологии является социальная реальность, а объектом метасоциологии – сама социология. Поэтому правомерно использовать наряду с понятием “метасоциологии” понятия “социология социологии” и “рефлексивная социология”. Первое понятие было введено в научный оборот Р. Фридрихсом,(Fnedrichs R. Sociology of Sociology. N. Y., 1970.) второе – А. Гоулднером.(Gouldner A. The Coming Crisis of Western Sociology. N. Y., 1970.)

Метасоциология анализирует социологию извне и изнутри. В первом случае социология рассматривается как специфическое социальное явление, которое, подобно другим явлениям, доступно социологическому анализу. Это может быть изучение общественной роли данной социологической теории, ее функций (служебных или критических) по отношению к определенной политической системе, ее влияния в обществе за пределами узкопрофессиональной среды и др. Во втором случае социология исследуется как особая научная дисциплина, совокупность конкретных проблем, понятий, теорий и методов, отвлеченно от их социального контекста.

Теоретические подходы в социологии.

В ходе своего развития социология выработала ряд теоретических подходов, содержащих различные объяснения общественной жизни. В современной социологии существуют три основных подхода: функциональный (функционализм), конфликтологический (теория конфликта) и символический интеракционизм. Мы будем возвращаться к ним на протяжении всего учебника.

Структурно-функциональный, или, проще говоря, функциональный подход, сформировался на основе идей О. Конта, Г. Спенсера и Э. Дюркгейма (см. § 1.2). Его представители рассматривают общество в целом и уделяют главное внимание макроаспектам социальной жизни. В 1950-е – в начале 1960-х гг. функциональные теории Т. Парсонса и Р. Мертона заняли центральное место в американской социологии. Более того, некоторые сторонники этого подхода утверждали, что он практически синонимичен социологии.

Социальная система. Функционалисты исходят прежде всего из того, что общество – это система. Система представляет собой целостный комплекс взаимосвязанных элементов, находящихся в функциональных отношениях и связях друг с другом в течение определенного времени. Функционалисты акцентируют внимание на частях общества (отдельных подсистемах), особенно на его важнейших институтах – семье, религии, экономике, государстве, образовании. Они идентифицируют структурные характеристики институтов подобно тому, как биологи описывают основные свойства организма, а затем определяют функции институтов.

Одна из особенностей системы состоит в стремлении к равновесию ее компонентов и воздействующих на нее сил. Таким образом, изменение в одном институте имеет последствия для других институтов, а также для общества в целом. Например, понижение жизненного уровня населения отрицательно сказывается на рождаемости. Это ведет к сокращению в школах набора учащихся, а далее – к закрытию школ. Некоторые институты могут меняться быстрее, чем другие, вызывая дисбаланс в социальной системе.

Функции и дисфункции. В системном анализе функционалисты уделяют большое внимание функциям, которые выполняют части системы, особенно институты, роли, модели культуры, социальные нормы и группы. Функции – это наблюдаемые последствия, позволяющие производить адаптацию или регулировку системы. Функционалисты говорят, что выживание системы зависит от решения ряда важных задач. Существование общества связано с выполнением некоторых функциональных требований. Институты являются основными структурами, с помощью которых осуществляются организация, управление и удовлетворение потребностей социальной жизни. Каждый институт выстраивается вокруг стандартного решения определенного набора проблем.

Р. Мертон указывает на то, что институты и другие части общества могут не только способствовать поддержанию социальной системы, но и вызывать негативные последствия. Эти наблюдаемые последствия, уменьшающие адаптацию или приспособление системы, называют дисфункциями. Возьмем, к примеру, бедность. В функциональном плане наличие в обществе бедных обеспечивает выполнение “черной работы” – грязной, опасной, временной, бесперспективной, низкооплачиваемой, лакейской. Наличие бедности, кроме того, создает рабочие места для людей, которые обслуживают бедных или “защищают” от них остальное население,- правоохранительные органы, работники социального обеспечения, религиозные организации, квартирные спекулянты, торговцы наркотиками. Разумеется, большое количество бедняков в конкретный период времени может нарушить функции общества. Бедность обостряет множество социальных проблем, в том числе проблемы, связанные со здравоохранением, образованием, преступностью и наркоманией. Жертвы бедности часто ощущают свою отчужденность от общества и, как следствие, отказывают в своей лояльности системе.

Явные и скрытые (латентные) функции. Мертон проводит также различие между явными и скрытыми функциями. Явные функции – это те последствия, которые планируются и осознаются участниками системы, т. е. сознательные субъективные намерения и объективные последствия совпадают; скрытые функции – это последствия, которые и не планируются, и не осознаются, т. е. эти последствия не предполагались или вызваны ненамеренно. Такое разграничение помогает прояснить кажущиеся порой иррациональными социальные модели поведения. Рассмотрим обряды индейцев хопи, предназначенные для вызова дождя. Наука говорит нам, что явная функция ритуалов недостижима – обряды не могут управлять природными явлениями. Однако понятие скрытых функций позволяет изучать последствия ритуалов не для богов дождя, а для самих хопи. Ритуалы объединяют отдельных членов общества для совместной деятельности, отличающейся сильным эмоциональным порывом, так как представляют собой средство коллективного самовыражения, благодаря которому индейцы хопи достигают социальной солидарности. Короче говоря, то, что сторонним наблюдателям может показаться иррациональным поведением, для самой группы является действием функциональным.

Социальный консенсус. Функционалисты также полагают, что большинство членов общества имеют единое мнение относительно того, что им представляется желательным, целесообразным и моральным, а что нежелательным, нецелесообразным и неэтичным. Другими словами, у них существует консенсус в отношении основных ценностей и убеждений. Так, большинство американцев принимают для себя ценности и убеждения, присущие демократическому кредо, доктрине равных возможностей и личного успеха; большинство кубинцев согласны с обществом, сформированным в соответствии с коммунистическими идеалами. Функционалисты утверждают, что высокая степень консенсуса служит фундаментом социальной интеграции и стабильности. Благодаря длительному процессу социализации люди приходят к принятию правил своего общества, поэтому по большей части они придерживаются этих правил.

Оценка функционального подхода. Функциональный подход является полезным инструментом для описания общества и определения его структурных элементов и их функций. Он дает развернутую картину социальной жизни в целом, которая находит свое выражение в упорядоченном и повторяющемся поведении и устойчивых моделях институтов. Для четкого видения часто полезно “закрыть” социальные процессы и описывать поведение в данный момент времени. Анатом поступает именно таким образом, когда изучает под микроскопом клетку или исследует в лаборатории труп. Применяя функциональный подход, мы прежде всего получаем статичную картину – нечто вроде фотоснимка социальной жизни в конкретный исторический период.

Однако такой подход не дает полной картины социальной жизни. С его помощью трудно получить представление о процессах социальных изменений. Он не позволяет понять непрерывное взаимодействие, происходящее в мире людей. А ведь реальный мир – это постоянный поток и перемены. Более того, функционалисты, преувеличивая консенсус, интеграцию и стабильность, часто игнорируют конфликты, расхождения и нестабильность. Проблемы, с которыми сталкиваются сторонники данного подхода при изучении социальных изменений и конфликтов, дали повод его критикам утверждать, что этот метод консервативен и склонен поддерживать существующее социальное устройство.

Социологические исследования как инструмент познания социальной ре­альности.

Позитивистская социология, основанная Огюстом Контом, рассматривает познания социальной общество по аналогии с природой, используя методы точных естественных наук.. Понимающая социология, которую основали Макс Вебер и Георг Зиммель, анализирует, прежде всего, значимые смысловые элементы социальной жизни общества, делая акцент на понимании изменений, движений.

На разных этапах исторического развития человечества и в различных социологических школах акцент ставился на социальных общностях и различных сторонах их деятельности. Так уже сложилось, что в Европе социологическая мысль сосредоточила внимание на анализе макроструктур, то есть на изучении общества в целом. Американская же социология всегда больше тяготела к исследованиям микромира – малых социальных групп, социальных слоев, общностей. Внутри каждой социологической школы существуют многочисленные течения, которые, по определению проф. Василия Фетисова “изучая те или иные моменты застревают на отдельных ступеньках лестницы исследований”.

Характеризуя социологию как систему знаний важно учитывать, что между классической социологией и современной социологией существует определенное различие. Классическая социология стремилась к постижению окружающего мира как бы со стороны. Задача ее состояла в том, чтобы описать объект, раскрыть сущность, не рассматривая деятельности субъекта. Современная социология пытается преодолеть противопоставление объекта и субъекта, теории и практики, познавательного и ценностного отношения к миру. Переход от теоретического к империческому исследованию в социологии осуществляется с помощью операционализации теоретических понятий. Вследствие формируются определенные гипотезы, выявляются те свойства и отношения объекта, которые подлежат описанию и классификации. Но надо учитывать, что предмет социологического исследования обычно имеет достаточно сложную структуру. Отношение человека к труду в качестве общего предмета исследования включает субъективные и объективные показатели отношения к труду, мотивы и ценностные ориентации, характеризующие отдельные типы отношения к труду и др. Но не только наличие объекта и предмета социологического исследования определяет существование социологии как науки. Для познания социальной реальности требуется определенная система, совокупность приемов, процедур и операций, с помощью которых осуществляется социологическое исследование. Систематизированный способ достижения теоретического или практического результата решения проблем для получения новой информации, осознания специфики изучаемой предметной сферы и закон о функционировании ее объектов и называется методом в социологии.

Методы социологического исследования

Основные методы социологического исследования-эксперимент, метод включенного наблюдения, биографический метод. массовый опрос, а также конкретные методики, используемые на разных стадиях исследовательского процесса (в частности, методики построения выборки, измерения и анализа данных, в силу своей относительной сложности и значимости выделенные в отдельные главы).

Описания специфических процедур сбора, анализа и интерпретации данных, характерных для каждого из рассматриваемых методов, как и подробный анализ преимуществ и недостатков последних, будут представлены в соответствующих главах, здесь же имеет смысл ограничиться кратким обзором, позволяющим, прежде всего, проследить взаимосвязь основных социологических методов с теми исследовательскими программами, в рамках которых они первоначально формировались, а также с теми контекстами исследования, в которых они чаще всего используются.

Эксперимент-это метод, обеспечивающий наилучшие эмпирические данные для проверки гипотез о наличии причинной связи между явлениями, а также самое надежное средство решения многих практических задач, связанных с оценкой эффективности социальных и политических программ. Многомерный контролируемый эксперимент, как мы увидим в дальнейшем, соответствует самым строгим стандартам научного вывода и незаменим при сравнении объяснительных возможностей разных теорий.

В некоторых отношениях процедура экспериментальной проверки гипотез даже превосходит эталоны вышеописанного “традиционного образа науки”, так как возникающая при планировании эксперимента необходимость в формализации теоретической модели, операционализации переменных, определяющих “главный эффект”, а также в нахождении инструментов контроля посторонних, смешивающих влияний, ведет не только к прояснению основной гипотезы, но и к анализу всех тех внешних условий и факторов окружения, для которых соблюдаются постулируемые теорией соотношения (такой анализ, как будет показано в гл. 4, призван гарантировать внешнюю валидность эксперимента).

Недостатки экспериментального метода являются продолжением его достоинств (что, впрочем, верно и применительно ко всем остальным методам). Возникнув в натуралистической традиции социологического исследования, экспериментальный метод был изначально ориентирован на лабораторный или квазилабораторный исследовательский контекст, высокий уровень формализации проверяемых теорий и максимальные возможности измерения и контроля всех существенных переменных. Кроме того, сторонники экспериментального метода с самого начала отдавали предпочтение скорее абстрактным и общим понятиям научной теории в ущерб специфическим и уникальным понятиям, используемым при описании социального взаимодействия его непосредственными участниками или “непрофессиональными” наблюдателями.

Иными словами, эксперимент оказался методом, пригодным скорее для проверки наиболее “сложившихся” и развитых социологических и социально-психологических теории, чем для поисковых исследований, направленных на выработку адекватного теоретического языка и формулировку пробных гипотез, описывающих закономерности естественного протекания социальных процессов.

Кроме того, следует помнить об этических проблемах, иногда возникающих при экспериментальном манипулировании переменными социального окружения. Эти проблемы могут касаться не столько гипотетического влияния нежелательных факторов, сколько возможного социального неравенства, возникающего в крупномасштабных полевых экспериментах при распределении участников по экспериментальным и контрольным группам, так как в результате члены контрольных групп не получают “позитивно-го” экспериментального воздействия (на оценку эффективности которого и направлен эксперимент), например, социального пособия, нового прогрессивного метода обучения и т. п.

Наконец, экспериментальный метод мало пригоден для получения результатов, которые можно было бы распространить на общество в целом или на большие социальные группы, он не позволяет увидеть “срез” широкомасштабных социальных процессов. Результаты хороших лабораторных экспериментов обладают высокой надежностью, однако они довольно далеки от “реального мира” (справедливости ради нужно отметить, что социальным наукам далеко не всегда следует стремиться к отражению многообразия “живой жизни”).

Результаты полевых экспериментов в целом характеризуются большей близостью к “реальному миру”, однако это преимущество достигается ценой несколько меньшей надежности и большей подверженности всяческим смещениям. Качество данных, получаемых в широкомасштабных социальных экспериментах, далеко нс всегда оправдывает их чрезвычайно высокую стоимость.

Массовый опрос является, пожалуй, самым популярным социологическим методом. Он превосходит эксперимент с точки зрения дескриптивных возможностей и служит не только сугубо академическим целям, являясь наилучшим средством получения социальной статистики. Именно опросы общественного мнения используются при изучении мнений и установок широких слоев общества, обеспечивая, при корректном применении, возможность “отслеживания” даже небольших изменений в самых разнообразных сферах общественной жизни- от распределения семейных бюджетов до динамики избирательских предпочтений.

Современные подходы к построению выборки и анализу данных, о которых рассказывается в гл. 7 и 8, позволяют максимально приблизить возможности проверки причинных гипотез, предоставляемые методом массового опроса, к возможностям экспериментального метода.

Недостатки опросного метода отчасти также совпадают с недостатками последнего. Речь идет прежде всего о низкой чувствительности этого метода к уникальным чертам исследуемой социальной ситуации, об относительно меньшем внимании к субъективным и индивидуальным характеристикам опыта исследуемых людей и групп, к их самоописаниям, интерпретациям и “обыденным теориям”.

Описанные недостатки, в свою очередь, являются обратной стороной стремления к теоретическому обобщению результатов и концептуальной строгости. Преимущества включенного наблюдения и биографического метода заключены, прежде всего, в возможности получения детальной “дотеоретической” информации об изучаемых социальных явлениях.

Непосредственная включенность исследователя в изучаемую социальную ситуацию, группу или культуру нередко позволяет получить уникальные сведения об используемых самими участниками значениях и символах, о локальных или субкультурных “языках взаимодействия”, знакомство с которыми, как будет показано далее, является само собой разумеющимся условием их дальнейшего теоретического анализа.

Хотя ученый не может “влезть в шкуру” других людей, особенно принадлежащих к чужой культуре или другой исторической эпохе, он может попытаться упорядочить и подвергнуть более глубокому и систематическому рассмотрению те слова, символы и культурные формы, посредством которых изучаемые им люди описывают и передают свой опыт, делая это зачастую непоследовательно, случайно или не вполне осознанно.

Сравнительно абстрактные и высокосодержательные термины научного описания, в свою очередь, позволяют социологу или этнографу превратить спонтанное переживание и изменчивые культурные формы в предмет собственно теоретического анализа, сделать еще один шаг к увеличению достоверного, доступного коллективному пониманию и проверяемого научного знания. Наиболее очевидные недостатки включенного наблюдения и, в несколько большей степени, биографического метода связаны с излишне дескриптивным характером получаемых данных, опасностью подмены научных объяснений высокохудожественными и вполне субъективными повествованиями, в которых на смену внятным теоретическим представлениям и эмпирическим доказательствам приходят риторические фигуры и суггестивные авторские интонации.

Социальный прогресс

Идея прогресса логично вписывается в модель направленной трансформации и в некоторые версии теории развития. Что касается структурного функционализма и циклических теорий, то с ними данная идея сочетается с трудом. В самом деле, бессмысленно говорить о том, что общество прогрессирует, т. е. становится лучше, если оно остается стабильным. Классический структурно-функциональный подход основан на равновесии социальных систем, циклические же теории видят лишь замкнутые циклы, возвращение через определенный период времени к отправной точке. Концепция прогресса приобретает какой-то смысл только в сочетании с идеей трансформации (т. е. изменения самого общества, а не только изменения внутри него). Следуя Роберту Нисбету, прогресс можно определить как идею, согласно кото-рей человечество медленно, постепенно и долго выползало из первоначальных условий страха, отсутствия культуры, невежества, поднимаясь ко все более высоким уровням цивилизации. Такое движение будет продолжаться в настоящем и будущем, несмотря на случайные отклонения.

Рассмотрим это определение более внимательно. Для того чтобы концепция прогресса сохраняла аналитическую точность, необходимо разделить ее на несколько главных компонентов: 1) понятие необратимого времени, текущего линейно и обеспечивающего непрерывность прошлого, настоящего и будущего. Прогресс, по определению, является положительно оцениваемой разницей между прошлым и настоящим (достигнутый прогресс) или между настоящим и будущим (предполагаемый прогресс); 2) понятие направленного движения, в котором ни одна стадия не повторяется, а каждая более поздняя ближе к предполагаемому конечному состоянию, чем любая более ранняя; 3) идея кумулятивного процесса, который протекает либо по возрастающей, шаг за шагом, либо революционным путем, через периодические качественные “скачки”; 4) различие между типичными, “необходимыми” стадиями (фазами, эпохами), которые проходит процесс; 5) особо выделяемые “эндогенные” (внутренние, имманентные) причины процесса, проявляющегося в качестве самодвижущегося (автодинамического), т. е. раскрывающего внутренние возможности общества, в котором происходят изменения; 6) признание неизбежного, необходимого, естественного характера процесса, который не может быть остановлен или отвергнут; 7) понятия улучшения, продвижения вперед (164), усовершенствования, которые отражают тот факт, что каждая последующая стадия лучше предшествующей. При этом ожидается, что кульминацией на конечной стадии явится полная реализация таких ценностей, как счастье, изобилие, свобода, справедливость, равенство и т. д.

Последнее утверждение позволяет говорить о том, что прогресс всегда соотносится с ценностями, т. е. это не чисто описательная, детальная, объективированная концепция, а, скорее, ценностная категория. Один и тот же процесс может квалифицироваться по-разному в зависимости от предполагаемых ценност ных предпочтений, которые совершенно различны у разных индивидов, групп, классов, наций. Следовательно, мы постоянно должны задаваться вопросом: прогресс для кого и в каком отношении? Если абсолютного прогресса не существует, то всегда необходима шкала ценностей, принятых в качестве измерителя, или критерия, прогресса.

Но означает ли это, что выбор таких ценностей полностью субъективен? Нельзя попадать в ловушку абсолютного релятивизма. Степень относительности ценностей может быть различной. На одном полюсе мы найдем такие параметры, с которыми согласится, наверное, большинство людей и которые могут рассматриваться как наиболее близко приближающиеся к абсолютному критерию прогресса. Возьмем саму человеческую жизнь, представляющую для нас высшую ценность. Скептикам и релятивистам, отрицающим прогресс в современном обществе, я задам следующий вопрос: разве не является фактом то, что средняя продолжительность жизни в XX в. в два раза выше, чем в средние века? Можно ли объяснить это чем-либо другим, кроме как прогрессом медицины? Несомненно, увеличения продолжительности жизни желают повсеместно. А разве уничтожение многих опасных эпидемий не служит еще одним показателем прогресса? Или сокращение временных затрат как еще одна бесспорная ценность. Неужели плохо пересечь океан не за три месяца, а за шесть часов, что стало возможным благодаря техническому прогрессу? Разве не предпочтительнее послать факс, чем неделями ждать ответа на письмо, а ведь это еще одно техническое достижение. Третьим претендентом на универсальную ценность могут быть знания. Разве не лучше знать больше о механизмах, действующих в природе и обществе, чем мы знали раньше? Как писал Роберт Мертон, сегодня астрономы действительно имеют гораздо более глубокие, основательные и точные знания о Солнце, Луне, планетах и звездах, чем в свое время Аристарх Самосский или даже Птолемей. Современные демографы лучше осведомлены об изменениях динамики населения, чем, скажем, Уильям Пегги в XVII веке или даже Томас Мальтус в XIX.

Однако существуют области, в которых выбор критерия прогресса в значительной степени зависит от контекста. В XIX в. и в большей части XX в. индустриализация, урбанизация, модернизация считались синонимами прогресса, и только недавно обнаружилось, что они могут иметь слишком далеко идущие последствия (перенаселенные города, забитые аэропорты, пробки на автострадах, перепроизводство товаров и т. д.) и что хорошие вещи могут давать весьма неприятные побочные эффекты (распыление ресурсов, загрязнение и разрушение окружающей среды, болезни цивилизации). Кроме того, стало очевидным, что прогресс в одной области зачастую возможен только за счет регресса в другой. Происходящие сейчас в посткоммунистических странах Восточной и Центральной Европы процессы демократизации, развития предпринимательства и свободного рынка сопровождаются ростом безработицы и нищеты, ослаблением социальной дисциплины, повышением уровня преступности и правонарушений, локальными конфликтами, неуправляемостью и широким распространением масс-культуры. Как здесь свести баланс выгод и ущерба, функций и дисфункций?

На протяжении длительного периода интеллектуальной истории многие мыслители – от Томаса Мора до Мао Дзедуна и от Платона до Маркса – верили, что прогресс можно сохранить на всех уровнях общества для всех его членов одновременно и в конце концов достичь полного и всеобщего процветания. Они рисовали образы совершенного общества, создавали социальные утопии. Прогресс означал приближение к совершенству, утопии, будь то Новая Гармония, тысячелетнее царство. Город Солнца или коммунизм.

Вместе с тем среди ученых немало тех, кто, отдавая себе отчет в несочетаемости, амбивалентности и несоизмеримости различных измерений прогресса, предлагает иные, более специфические критерии. Они выбирают такие стороны, аспекты социальной жизни, которые, на их взгляд, одинаково важны для всех, и определяют прогресс в соответствии с ними. Для одних доминирующей областью является религия, и потому духовный и моральный прогресс, ведущий к спасению, рассматривается как самый важный. Для других важнее всего секуляризация знания, и, следовательно, решающим оказывается прогресс знаний, ведущий к “позитивной” науке. Третьи фокусируют свое внимание на сфере повседневной жизни и отмечают значимость социальных связей, сплетений, солидарности, “лигатур” в смысле обозначения наличных общностей как наиважнейшего аспекта прогресса. Четвертые считают центральной сферу политики и выдвигают критерий свободы; причем, и негативной, т. е. свободы от ограничений, барьеров, чтобы иметь возможность для индивидуального самовыражения и самореализации; и позитивной, т. е. свободы для влияния на собственное общество и его формирование. Еще одной версией этого критерия стала эмансипация – расширение поля деятельности для тех, кто является полноценным членом, правомочным субъектом – гражданином обше ства. Иными словами, прогресс в данном случае измеряется постоянным ростом вовлеченности людей в общественную жизнь и исчезновением неравенства, что и нашло отражение в лозунге “Egalite” во время Великой французской революции (1789) и в последующих дебатах об эгалитаризме.

Некоторые мыслители придают большое значение техническому развитию, считая господство над природой конечной мерой прогресса. Техника для них олицетворяет уникальную мощь человеческого рода в его противостоянии окружающему миру. Другие усматривают предпосылки прогресса в гуманно организованном производстве и равномерном распределении, а его основные критерии – в справедливости и равенстве. Наконец, кое-кто отдает предпочтение реализации возможностей доступа к ним: в выборе рода занятий, образования, отдыха и досуга и т. д. (89). В более узком смысле – это возможность выбора для потребителя, растущее изобилие и разнообразие товаров и услуг, доступных на рынке. Критерий возможностей часто сочетается с понятием равенства, при этом упор делается на равенство возможностей для самых широких слоев общества. В качестве измерителя прогресса принимается не наличие возможностей и их выбора, а лишь равные и всеобщие возможности как таковые.

Таким образом, среди частных критериев прогресса мы находим следующие: спасение, знание, общность индивидов, свобода (негативная и позитивная), эмансипация, господство над природой, справедливость, равенство, изобилие, способность выбора и равные жизненные возможности.

Структура социологии

Структура любой науки всегда обусловлена теми задачами, которые она. ставит и теми функциями, которые она выполняет в обществе. Социология не исключение. Ее структура обусловлена, во-первых, тем, что социология решает научные проблемы, связанные с формированием знания о социальной действительности, описанием, объяснением и пониманием процессов социального развития, разработкой социологических концепций, методологии и методов, приемов социологического исследования, анализа. Теории и концепции, разработанные в сфере формирования знаний о социальной действительности, и образуют теоретическую, фундаментальную социологию. Во-вторых, социология изучает проблемы, связанные с преобразованием социальной действительности, анализом путей и средств планомерного, целенаправленного воздействия на социальные процессы. Следовательно, теоретическая и прикладная социология различаются не по объекту и методу исследования, а по той цели, которую они ставят, решают ли научные или практические проблемы.

Социологические знания – единство теории и. практики. Теоретические исследования объясняют социальную реальность на уровне общих и специфических тенденций ее функционирования и развития. Ориентирует на выявление механизмов действий законов, форм их проявления. Эмпирические социологические исследования связаны с конкретной развернутой информацией относительно тех или иных явлений и процессов, опираются в отличие от теоретических исследований, проводимых с помощью общенаучных методов, на статистический анализ, методы конкретных социологических исследований (опросы, социологические наблюдения, изучение бюджета времени и т. п.). Между теоретическим и эмпирическим знанием нет абсолютной грани.

Теоретические знания – знания универсальные, эмпирические фактофиксирующие. Теоретические знания опираются на эмпирическое, не существенное преобладание эмпирических компонентов исследования над теоретическими компонентами не есть показатель высокого уровня развития науки. Законом развития науки всегда остается преобладание знания теоретического над знанием эмпирическим. Теоретические знания определяют в конечном итоге, прогресс любой науки, а, следовательно, и социологии.

Эмпирические исследования подразделяются на фундаментальные и прикладные.

Фундаментальные социологические исследования ставят цели развития и совершенствования научных представлений об изучаемом предмете.

Прикладные исследования посвящаются разрешению какой-либо конкретной социологической проблемы.

На основе теоретического и эмпирического изучения различных социальных систем социология может давать ценные практические рекомендации и обоснованные прогнозы. Теоретическая и прикладная социология, базируясь на конкретных социологических исследованиях, не противостоят одна другой, а составляют единство, взаимное обогащение.

Теоретическая социология – совокупность многообразных концепций, разрабатывающих аспекты социального развития общества и дающие им интерпретацию. Единственной концепцией, объединяющей специфику протекания социальных процессов и закономерностей развития общества. признавался марксизм, а именно – исторический материализм. Вот почему теоретическую социологию зачастую прямо отождествляли с историческим материализмом. В действительности же человечество выработало огромное количество теорий и концепций, объединяющих закономерности и специфику развития человеческой цивилизации. Уже в середине XX века широко распространяются концепции социальной стратификации, индустриального общества, конвергенции и другие. Конечно же, теоретическая социология – это множество возможных течений, школ, направлений со своих методологический позиций объясняющих специфику развития общества. Что же касается марксизма, то он есть одним из направлений, которые во главу угла ставят приоритет экономических факторов в развитии общества. Специальные же социологические теории – это отдельные сферы социологического знания, которые имеют предметом исследования относительно самостоятельные, специфические подсистемы общественного целого и социальных процессов. Изучая те или иные основные закономерности развития общества теоретическая социология может и не формулировать то, каким образом в тех или иных условиях развиваются различные социальные общности, социальные институты и социальные процессы. Именно, поэтому-то в структуре социологии огромное значение имеет ее средний уровень, то есть относительно самостоятельные теоретические подсистемы. Относительно самостоятельные теоретические подсистемы призваны, во-первых, установить объективные взаимосвязи предметной сферы (труд, семья, социальные группы, слои и т. п.) с целостностью общественной системы; во-вторых, выявить специфические для предметной сферы внутренние взаимосвязи и закономерности. Социаль­ные социологические теории дают ответы на актуальные проблемы современности.

В современном мире существует большое разнообразие специальных социологических теорий. Идея их разработки и сам термин принадлежат американскому социологу Роберту Мертону. Но возникли теории значительно раньше. Они изложены в трудах классиков социологии Макса Вебера, Эмиля Дюркгейма и др. Развитие специальных социологических теорий в XX веке связано с именами крупнейших социологов Карла Ман-гейма, Теодора Адорно, Толкотта Парсонса, Поля Лазарсфельда и др. Специальные социологические теории система отраслей знаний социологии, которые изучают особые формы и сферы социального бытия и социальную реализацию форм общественного сознания, их общие, а особенно специфические закономерности функционирования и развития. В отличие от социологической теории, основная функция которой состоит в рассмотрении социальных процессов и явлений, форм и видов общественного бытия и общественного сознания на уровне общества, специальные социологические теории рассматривают их на уровне конкретных социальных институтов и систем. Каждая социологическая теория рассматривает ту или иную сферу, социальную общность или социальный процесс как относительно самостоятельную систему с ее общими и специфическими связями, характеристиками, условиями происхождения, функционирования и развития. Определенная специальная социологическая теория рассматривает какой-либо социальный объект как особый социальный институт функционирующей социальной системы в общей системе социальных отношений. Так, труд рассматривается как сложный социальный процесс в пределах социологии труда. Моральная система любого общества изучается социологией морали. Особенности образовательной системы изучаются социологией образования. Управление как социальная система изучается социологией управления и т. д.

В современной социологии выделяется несколько групп социально-психологических теорий. Во-первых, специальные социологические теории, изучающие основные формы и виды человеческой деятельности (социология досуга, труда, быта и т. п.). Во-вторых, специальные теории, возникшие на стыке социологии и гуманитарных наук. Это – социология права, экономическая социология, социология политики, социология культуры, социология религии и т. п. В-третьих, теории, характеризующие социальную структуру общества, ее элементы и взаимодействие между ними. Это социологические теории классов и социальных групп, социология города и деревни и т. п. В-четвертых, специальные социологические теории, которые изучают деятельность социальных институтов. Это социология управления, организации, социология семьи, социология образования, науки и т. д. В-пятых, теории отклонения поведения и аномальные явления и т. п.

Конечно, же, главной задачей любой специальной социологической теории – изучение и объяснение социальных явлений и функций социальной системы. Специальные социологические теории – самостоятельное социологическое познание в силу специфики предмета исследования и отношения к изучающему объекту.

Заключение

“Социология – это научное изучение общества и общественных отношений. Она черпает данные из реального мира и пытается объяснить их на основе научного анализа” (Н. Смелзер).

Мир нашей повседневной жизни интересен и загадочен. Несмотря на то, что мы привыкли к нему и давно научились в нем ориентироваться, в действительности в теоретическом плане он трудно объясним и недостаточно изучен. Общество в сущности мало знает о самом себе. К пониманию самого себя оно приходит через социологию.

Именно этим обстоятельством определяется научный статус социологии и ее значение в современном мире.

Возникнув во второй половине ХIХ века, социологическая наука задумывалась как альтернативный по отношению к социальной метафизике способ познания общества. Ее основоположник О. Конт стремился заложить основы социальной науки позитивного – неметафизического – характера; науки, выводы которой основывались бы на эмпирических фактах, а не являлись бы результатом умозрения. Подобное позитивное знание об обществе должно было, по замыслу Конта, способствовать росту определенности в представлениях о социальном и, следовательно, гарантировать совершенствование форм социальной жизни на основе ее рационального познания и преобразования. Социология как конкретная наука об обществе мыслилась как фундамент исчерпывающего познание общественных законов и закономерностей.

Современная социология не предполагает готовых рецептов всеобщего благоденствия. Она все в большей степени осознает, что человек и общество представляют собой область неопределенности, трудно поддающаяся прогнозированию.

Увлекательная, многоликая, неоднозначная, современная социологическая наука сама представляет собой целый мир[4].

В современном общественном сознании утверждается мысль о том, что человечество находится на крутом переломе. Об этом свидетельствуют катаклизмы ХХ века и глобальный кризис общества[5], отношения между людьми изменились. Общество сейчас уже не такое каким оно было лет двадцать назад. Люди стали более агрессивны. Отсюда увеличилось число конфликтов.

По мнению некоторых исследователей, исключительность современной ситуации состоит в том, что надвигается процесс интеллектуального передела.

Социология как наука служит прогрессу человечества. В будущем она должна обеспечить познание, которое облегчит политические действия, способствующие развитию государства.

Социология как наука о человеческом обществе является самой молодой отдельной наукой в составленной Контом энциклопедии наук. С ее помощью можно не только объяснять закономерности общественного устройства и развития, но и поставить политику на научную основу для содействия прогрессу человека и общества.

Список литературы

1. Дюркгейм 3. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 2008.

2. Зборовский Г. Е.. Орлов Г. Г. Введение в социологию. Урал. ун-т, 2008.

3. Осипов Г. В. Социология. М., 2007. Основы социологии. Под общей редакцией А. Эфендиева. М., 2009.

4. Сорокин П: А.- Человек, цивилизация, общество. М., 2008.

5. Социология (Волков Ю. Г) 2006

6. В. Ю.Забродин “Социология: вопросы и ответы”

7. Ю. Г. Волков, В. И. Добреньков, В. Н. Нечипуренко, А. В. Попов “Социология”: учебник/ под ред. проф. Ю. Г. Волкова.-Москва, 2006

8. Ю. Г. Волков “Социология”/ Под общей ред. доктора философских наук, проф. В. И. Добренькова.- Ростов-на-Дону, 2005 Маркс К., Энгельс Ф.


Социология как наука. Объект и предмет изучения социологии