Социология в России конец 19 начало 20 века

АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

УРАЛЬСКИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра общественных дисциплин

Контрольная работа

по курсу: “Социология”

на тему: “Социология в России ( XIX – начало XX вв.)”

Выполнила: студентка 1 курса группы БСЗ-101, заочного отделения,

Специальности Бухгалтерский учет, анализ и аудит

Голецкая Ольга Васильевна

Руководитель____________________

Челябинск

2011г.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение………………………………………………………………………….3

1 Позитивизм в русской социологии (П. Лавров, Н. К. Михайловский, М. Ковалевский, С. Южаков, П. Сорокин и др.)……………………………………5

2 Развитие марксистской социологии в России (Г. В. Плеханов, В. И. Ленин)……………………………………………………………………………15

3 Социологические идеи в трудах В. Соловьева, Н. Бердяева ………………19

Заключение………………………………………………………………………24

Список использованной литературы……………………………………………26

Введение

В середине XIX века русское общество стояло перед необходимостью коренных изменений в политической и экономической сферах. Потребность в этом осталась и после реформ 60-х годов – отмены крепостного права, реформы земств и судебной реформы, так как все проведенные реформы, кроме последней, были непоследовательны, нерешительны и компромиссны. Россия по-прежнему оставалась сословным бюрократически-дворянским государством. Она не стала, как этого желали многие, ни демократической, ни конституционной страной. Поэтому произошло колоссальное оживление общественной жизни.

В России в 60-70-е годы впервые в истории на общественно-политическую сцену выступило общественное мнение. Одни призывали к продолжению реформ, к их радикализации, а другие – к восстанию и слому всей системы вообще. С этого времени в России стало открыто звучать требование широкой общественности о необходимости прогресса общества.

Появление социологии в России после реформы 1861 г. является не случайным, а вполне закономерным, так как в это время начался интенсивный переход от феодального общества к капиталистическому, с его процессами индустриализации и урбанизации, изменением структуры общества, делающий невозможными устаревшие идеи и идеалы дореформенного времени. Основной причиной возникновения социологии в России стали процессы, которые происходили в первую очередь в экономической сфере и потребовавшие в связи с этим знания об обществе как целостной взаимосвязанной системе. Социология этого периода теоретически выражала в различной форме требования буржуазного изменения, реформирования существующих в России порядков.

Стимулирующим фактором для развития социологии в России оказалось усложнение социальной структуры русского общества. Произошел бурный рост городских сословий, которые до реформы были совсем незаметны на фоне крестьянства и дворянства. Развитие капитализма также привело к увеличению и усложнению состава городского населения, появилась масса новых профессий, возросла мобильность населения, что приводило к ломке старых культурных стандартов. Рост больших городов с неизбежностью порождал появление новых острых социальных проблем. Все эти изменения способствовали усилению интереса разных слоев русского общества к социальным проблемам. Русские интеллигенты стремились помочь угнетенному народу.

Главные теоретические достижения социологической мысли в России, и это было отмечено историками социологии, как отечественными, так и зарубежными, стали естественным результатом, ответом на основной вопрос того времени, остро вставший перед ними, – “Что считать наиболее важным для блага Народа?”. Вся история социологии показывает эволюцию основных вопросов, на которые она была призвана отвечать, что в решающей мере зависело от той ситуации, которая господствовала в стране.

Объект исследования: социология России

Предмет исследования: социология в России 19- начало 20вв. Цель исследования: рассмотреть основное содержание развития социологии в России 19- начало 20вв. Задачи исследования: 1. рассмотреть позитивизм в русской социологии 2. проанализировать развитие марксистской социологии в России 3. рассмотреть социологические идеи в трудах В. Соловьева, Н. Бердяева

1. Позитивизм в русской социологии.

Зарождение социологии в России началось в середине XIX в. Не смотря на значительное экономическое и социально-политическое отставание Росси от Запада, а так же то, что данная наука пришла к нам с Запада, отечественная социология к концу XIX в. достигла уровня не уступающего европейскому. Сложные и обостряющиеся социальные проблемы развития страны стимулировали разработку социологической теории. Российская социологическая мысль имела прекрасную возможность опираться на достижения европейской социологии. Большое влияние на нее оказали взгляды Конта, Дюркгейма и Вебера.

В эволюции российской социологии выделяют три этапа:

1. от середины XIX в. до 1917г.

2. от 1917г. до 20-50-хх годов ХХ в.

3. от 50-х. годов ХХ в. до настоящего времени.

Главная особенность первого этапа состояла в одновременном зарождении двух течений позитивизма и марксизма. Как и на Западе в России господствовала позитивистская социология.

Направление это слагается из самых разнообразных элементов: в нем перемешаны идеи позитивизма, эмпиризма крайнего, эмпиризма умеренного, реализма, утилитаризма различных оттенков, материализма. Если амальгаму из этих направлений можно назвать позитивизмом, то только в том смысле, что все они сходятся в отрицательном отношении к метафизики. То есть позитивизм разделился на два основных направления: классический позитивизм, как философская система Конта и позитивизм, как антиметафизическое направление. Позитивизм, сделавший громадные завоевания на западе, благодаря историческим условиям, при которых возник, не остался без последователейи в России. Ни одно направление не было так популярно и долговечно в России, как позитивизм. Первый этап, прежде всего, связан с творчеством таких крупных социальных мыслителей, как П. Л. Лавров (1829 – 1900) и Н. К. Михайловский (1822 -1904). Развиваемое ими направление социальной мысли получило название субъективной социологии. Основополагающие идеи этого направления были впервые сформулированы в знаменитых “Исторических письмах” П. Л. Лаврова (1870). Как и у других классиков теоретической социологии – О. Конта, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма, в центре внимания субъективной социологии стояли разработка учения об обществе в целом, выявление закономерностей и направленности его развития. Значительное внимание представители субъективной социологии уделяли разработке теории общественного прогресса.

Петр Лаврович Лавров (1823-1900) первым ввел в социологическое знание такие термины, как “антропологизм”, “субъективный метод”, “субъективная точка зрения”. В 1859 г. выходят в свет две работы П. Л.Лаврова (“Механическая теория мира” и “Очерки теории личности”), написанные в позитивистском духе.

Социология представлялась Лаврову наукой нормативной. По его мнению, индивид является единственной реальной движущей силой общества, а потому пренебрегать его интересами – значит проглядеть самые важные социальные явления. Хотя ход истории определен объективными законами, индивид, по-своему интерпретируя исторический процесс, ставит свои цели и выбирает свои средства, трансформируя объективно необходимое в акт собственной воли.

Основную задачу социологии Лавров усматривал в изучении мотивов деятельности личностей и их нравственных идеалов. При этом особое внимание уделялось анализу “солидарных”, как он писал, действий людей, направляемых их общими интересами. Под солидарностью он понимал “сознание того, что личный интерес совпадает с интересом общественным” и “что личное достоинство поддерживается лишь путем поддержки достоинства всех солидарных с нами людей”. Солидарность – это “общность привычек, интересов, аффектов или убеждений”.[1] Все это обуславливает сходство поведения и деятельности людей.

Главными факторами, направляющими деятельность людей, Лавров считал их внутренние мотивы, идеалы и волю. А потому “объективный” анализ явлений общественной жизни, т. е. постижение “правды-истины”, легко соединялся с субъективным, оценочным подходом к ним. Данный подход заключался в нахождении “правды-справедливости”, призванной осветить путь к обществу, в котором бы гармонически сочетались интересы всех людей. В этом и заключается социальная направленность субъективного метода в социологии.

В своих работах Лавров ставил и по-своему решал целый ряд фундаментальных проблем социологии, в том числе о движущих факторах исторического процесса, его объективной и субъективной сторонах, роли личности в истории, механизме и направленности общественного прогресса. Он размышлял о “социологических законах” развития общества, которые он пытался истолковать с позиций того же субъективного метода. Для этого, пояснял он, надо стать на место страждущих и наслаждающихся членов общества, а не на место бесстрастного постороннего наблюдателя происходящих в обществе событий. Только тогда станет ясной закономерная направленность воли людей и их действий.

Основным двигателем истории, по мнению П. Лаврова, являются действия критически мыслящих личностей, составляющих передовую часть интеллигенции.

Николай Константинович Михайловский (1842-1904) – один из лидеров русского позитивизма, автор “субъективного метода” в социологии. Стройная система его взглядов в цельное мировоззрение способствовали тому, что в конце 70-х годов он занял одно из первых мест в русской общественной мысли.

Н. К. Михайловский считал, что нельзя относиться к обществу как агрегату физических тел и явлений. Социолог в отличие от естествоиспытателя, биолога не может строить свою науку, науку об обществе, беспристрастно, так как объектом этой науки является чувствующий человек, реальная личность, поэтому социолог – “наблюдатель” не может не ставить себя “в положение наблюдаемого”. Михайловский был ярким индивидуалистом. Для него критерии блага реальной личности стал тем краеугольным камнем, на котором он возводил всю свою систему социологических воззрений. Личность, утверждал ученый, весома только в общественной среде, личность и общество дополняют друг друга. Всякое подавление личности наносит вред обществу, а подавление общественного – вред личности. Сама личность – это человек, пытающийся синтезировать личную пользу с общественной.

Михайловский отрицал право “высшей гармонии” за обществом – организмом, если из человека делают лишь средство для процветания этого организма. Развитие по органическому пути с его разделением труда превращает реальную личность в “палец от ноги”. Для Михайловского “желательно”, чтобы общество пошло по пути прогрессивного развития, развития “надорганического”, где широта и целостность личности обеспечиваются не разделением труда, а “кооперацией простого сотрудничества”.

В социологии, считал Михайловский, надо пользоваться не только объективным, но и субъективным методом исследования, категориями нравственности и справедливого. В реальном мире необходимо действовать в соответствии с целями и “общим идеалом”, а не переносить механически на человеческое общество причинность, проявляющуюся в природе. Только определив цель, можно определить пути практической деятельности, пренебрежения к целям и идеалам неизбежно ведет к ультраиндивидуализму, к взгляду на жизнь как на процесс, где каждый заботиться только о себе, ведет себя так, как ему заблагорассудится, не интересуясь общественными делами, не стремясь к социальному идеалу, а следовательно и к собственному совершенству и к совершенству общества в целом. Объективизм есть позиция чистого разума, субъективизм – нравственный суд свободной воли, и здесь одно не отрицает, а лишь дополняет другое. В свою формулу прогресса Михайловский включает субъективно-этический момент, считая справедливым и разумным только то, что приближает личность к ее всестороннему развитию и целостности.

Михайловский считал, что в основе развития общества лежат не биологические, а социальные процессы, в том числе разделение труда, борьба нового уклада общественной жизни со старым, передовых и реакционных идей и общественных идеалов. Он указывал на прогресс общества и прогресс личности. Ни один из этих видов прогресса не должен осуществляться за счет другого. Важно, чтобы общество в своем развитии создавало необходимые условия для всестороннего развития каждой личности.

Наиболее влиятельной в русской социологической традиции была субъективная школа. Это положение определялось рядом моментов. Во-первых, школа просуществовала продолжительное время, с конца 60-х гг. XIX в. до конца 20-х г. XX в. В количественном отношении субъективная школа была представлена множеством публикаций. Наряду с “отцами-основателями” (П. Л.Лавров (1828-1900): “Социологи-позитивисты”, “Введение в историю мысли”, “Теория и практика прогресса”, “Социальная революция и задачи нравственности”, “Задачи понимания истории”, Н. К.Михайловский (1842-1904): “Аналогический метод в общественной науке”, “Теория Дарвина и общественная наука”, “Герои и толпа”, “Орган, неделимое, общество”) в ней обнаруживаются несколько поколений последователей. Во-вторых, представители данной школы прекрасно понимали российскую социальную реальность. В-третьих, это направление появилось как продолжение западных позитивистских идей, считая науку инструментом социальных изменений и умственного прогресса.

Южаков Сергей Николаевич (1849-1910) , несмотря на то, что являлся представителем субъективной школы, возражал против термина “субъективная школа”, заменив его термином “этико-социологическая школа”. Он, однако, вполне разделял мысль о правомерности внесения в социологические исследования и построения некоторого этического момента, так как при изучении общественного развития центром тяжести для нас все-таки является личность. С. Н. Южаков считал ошибочным разделение наук, т. е. это не ведет к созданию особого метода, а только лишь дополняет наши точки зрения и отражается на содержании заключений. “Социологическое исследование может и должно держаться общенаучного метода и притом тем строже и неотступнее, чем сложнее материал, над которым приходится работать пытливости социолога”. Нравственная доктрина, по мнению Южакова, есть учение об отношении личности к обществу и, как таковое, входит в состав социологии. “Ошибка субъективистов заключалась в том, что они теоремы социологии приняли за теоремы логики и доктрину, долженствующую влиять на содержание науки, объявили методологическим критерием”.”Социологические этюды” – главная теоретико-социологическая работа С. Н. Южакова. На создание корпуса текстов, вошедших впоследствии в одноименный двухтомник, он потратил более двадцати лет жизни. Первые статьи цикла появились в 1872-1873 гг. в журнале “Знание”. По оценке Н. И. Кареева, они “представляли собой первый в России систематический трактат социологии, на­чинающийся словами о задачах социологии, о строении общества и его отправ­лениях, об общественном развитии и прогрессе, об определении общества”[2]

Среди всех русских социологов конца XIX – начала XX в. самую важную роль в духовном объединении и взаимном понимании Запада и России играл М. М.Ковалевский (1851-1916): ” Очерк развития социологических учений”, “Очерк происхождения и развития семьи и собственности”, “Современные социологи”, “Происхождение семьи, рода, племени, собственности, государства и религии”.

Наряду с субъективной социологией, заметное место в социальной науке того периода занимают работы Максима Максимовича Ковалевского (1851-1916) . Он был последним представителем классического позитивизма. Ведущую роль в своей социологической теории М. М. Ковалевский отводит учению о социальном прогрессе. Ковалевский подходил к социологии прежде всего как к науке, а не как к концепции человеческих идеалов. Поэтому в отличие от народников Лаврова и Михайловского и некоторых других теоретиков он отделяет правду-истину от правды-справедливости и исходит из того, что для социологии главное есть правда-истина. Он глубоко воспринял учение Конта об обществе как целостном социальном организме и о закономерном характере его развития. Без учения о закономерности общественных явлений, писал он, немыслимо было бы возникновение самой науки об обществе. В своих основных социологических трудах “Современные социологи” и “Социология” М. Ковалевский говорит о множественности факторов общественного развития. В качестве социально значимых факторов у него фигурирует и биологический, и космический, и политический, и многие другие. Он указывал на необходимость обнаружения одновременного и параллельного воздействия этих факторов на развитие общественных явлений. В этом заключается одно из основных методологических требований его социологической концепции. М. Ковалевский разрабатывал теорию общественного прогресса, которую иногда называют ядром его социологии. Он писал, что основным законом социологии является закон прогресса. Задача же социологии состоит в том, чтобы “раскрыть те перемены в общественном и политическом укладе, в которые вылился этот прогресс, и те причины, которыми он обусловлен”.[3] В своей теории общественного прогресса Ковалевский исходил из того, что все народы проходят одни и те же стадии развития, но не одновременно. Это обстоятельство делает необходимым использование историко-сравнительного метода. С помощью этого метода можно получить представление о прошлом народов, ознакомившись с современной общественной жизнью отсталых стран, а также о будущем последних, учитывая достижения современных передовых стран. По Ковалевскому, “все народы участвуют в мировом прогрессе”, который должен привести к их объединению в единое “мировое солидарное общество”.[4] Обосновывая эволюционный характер общественного прогресса, он отвергал марксистскую теорию классовой борьбы и социальной революции, считал, что при нормальном течении общественной жизни столкновения классовых и других социальных интересов предотвращаются соглашением, компромиссом, при котором руководящим началом всегда является идея солидарности всех членов общества. Второй период развития социологической мысли в России характеризуется нарастанием процесса институционализации, приобретением социологической наукой статуса социального института. В 1920 г. в Петроградском университете при факультете общественных наук было создано социологическое отделение, во главе которого стал Питирим Александрович Сорокин – крупный ученый и общественный деятель, внесший существенный вклад в развитие отечественной и мировой социологии. П. А. Сорокин один из родоначальников теории социальной стратификации и социальной мобильности.

Питирим Александрович Сорокин (1889-1968) , один из виднейших представителей неопозитивизма, оказал большое влияние на развитие всей социологии XX века. По его собственному признанию, в России он стал исследовать сущность такого явления, как социальные условия. В основном труде – двухтомной “Системе социологии” он формулирует теоретические основы своей системы – теории “социальной стратификации” и “социальной мобильности” (им же эти термины были введены в научный оборот).

Основой социологического анализа Сорокин считал социальное поведение, социальное взаимодействие. Взаимодействие индивидов он определяет в качестве родовой модели и социальной группы, и общества в целом. Сами социальные группы делятся им на неорганизованные и организованные. Особое его внимание сосредоточено на анализе иерархической структуры организованной социальной группы. Внутри групп существуют страты (слои), выделяемые по экономическому, политическому и профессиональному признакам. Стратификация существует и в недемократическом обществе, и в обществе с “процветающей демократией”. В любой неорганизованной группе можно менять формы стратификации – смягчать или ужесточать ее, но нельзя ее “отменить”, уничтожить.

Меняя профессию или вид деятельности, свое экономическое положение или политические взгляды, человек переходит из одного социального слоя в другой. Этот процесс получил название социальной мобильности. Социальная мобильность означает переход из одной социальной позиции в другую, своеобразный “лифт” для перемещения как внутри социальной группы, так и между ними.

Сорокин подразделяет социальную мобильность на горизонтальную и вертикальную. Горизонтальная мобильность означает переход человека из одной социальной группы в другую, находящуюся в целом на том же уровне социальной стратификации, скажем, когда сельский житель становится городским, однако профессия и уровень доходов у него остаются прежними. Вертикальная мобильность – это переход людей из одного социального слоя в другой в иерархическом порядке, например, из низшего слоя общества в более высокий или же обратно – из высшего слоя в низший.

П. А. Сорокин был глубоко убежден в том, что все возникающие в обществе проблемы следует решать на основе разумного управления, сознательного разрешения социальных противоречий и предоставления каждому человеку возможностей для творческого самовыражения. Он был противником всяких социальных потрясений, в том числе революций, и выступал за нормальный, как он писал, эволюционный путь развития.

2. Развитие марксистской социологии. Довольно раннюю и также весьма глубокую и оригинальную разработку получила в России марксистская социология, которая, как и позитивизм, зародилась в западной Европе. Она представлена трудами первого русского теоретика марксизма Н. И. Зибера, затем Г. В. Плеханова, В. И. Ленина, А. А Богданова (Малиновского) и многих других. Параллельно с субъективной социологией и позитивизмом М. Ковалевского, в борьбе с ними в России развивалась социология марксизма. В марксизме предметом социологического исследования является научное изучение общества как социальной системы и составляющих его структурных элементов – личностей, социальных общностей, социальных институтовЗаметной фигурой социальной мысли является Г. В. Плеханов (вместе с В. И. Лениным. Георгий Валентинович Плеханов (1856 – 1918) – революционер и мыслитель, основатель социал – демократического движения в России. В его работах “К вопросу о развитии монистического взгляда на историю” (1895), “Очерки по истории материализма” (1896), “К вопросу о роли личности в истории” (1898) и многих др. блестяще изложена марксистская теория общества. С точки зрения марксизма Плеханов излагает в своих работах важныефилософские и социологические вопросы – о роли личности в истории, одиалектике свободы и необходимости, и другие проблемы, ставшие предметом идейной борьбы марксизма. Большой вклад Плеханова в развитие социологической мысли выражается, в частности, в критике субъективной социологии народничества, которая исходила из того, что главным двигателем истории являются не народные массы, не трудящиеся классы, а герои, революционеры-интеллигенты, “критически мыслящие личности”. Плеханов, в свою очередь, являясь противником субъективизма, утверждал, что ценен не отдельный индивид, а объективная общность людей в целом, которая “двигает историческим прогрессом в обществе”. Исходя из этого, свобода, является познанной необходимостью, она – осознание объективных закономерностей общественного развития. “Мыубеждены, – писал Плеханов, – что, когда общество ступило на след естественного закона своего движения, оно не может ни перескочить естественные фазы своего развития, ни устранить их декретами. Но оно может сократить и облегчить мучения родов”. Социалисты, ставшие на позиции научной теории марксизма и овладевшие их философским методом – диалектикой, убедились в “исторической закономерности” капитализма в России, в том, что “никакие исторические особенности данной страны не избавляют ее от действия общих социологических законов”. Таким образом, Плеханов отрицал возможность индивидуального развития общности людей, обусловленной субъективными предпосылками, и настаивал на объективизации исторического процесса в целом. Владимир Ильич Ленин (1870 – 1924) – революционер и социальный мыслитель. В 90-х гг. Ленин в ряде работ исследовал общественный строй России и роль различных классов в надвигавшейся революции. Исключительное значение имела его книга “Что такое “друзья народа” и как они воюют против социал-демократов?” (1894). Субъективной социологии Ленин противопоставил марксистскую диалектику, в частности учение о конкретности истины, и материалистическое понимание закономерностей развития общества, роли народных масс, классов и личности в истории. В книге рассмотрены такие категории марксисткой теории общества, как “общественная формация”, “способ производства” и др. В его трудах можно выделить три уровня развития марксистской социологической мысли: во-первых, дальнейшая разработка марксистской теории общества (прежде всего российского); во-вторых, применение этой теории для анализа различных сфер жизни общества; в-третьих, систематическое проведение исследований прикладного характера, в ходе которых он использовал разнообразные приемы сбора социальной информации. Замечательным примером последнего уровня может служить работа Ленина “Развитие капитализма в России” (1896-1899).

Идеи Ленина в социологии связаны с развитием учения К. Маркса о классах, классовой борьбе, роли народных масс в истории, а также с решением вопросов о соотношении демократии и диктатуры, роли государства в создании и функционировании нового социалистического государства.

3. Социологические идеи в трудах В. Соловьева, Н. Бердяева

Владимир Сергеевич Соловьев (1853-1900) был сыном выдающегося русского историка С. М. Соловьева. Вл. С. Соловьев считается одним из наиболее способных русских мыслителей и создателем первой завершенной системы русской философии. Его работы содержатся в девяти томах. Философская система обобщается в докторской диссертации Узнадзе ” Die Metaphysishe Weltanchauung Wladimir Ssolowiows mit orientirendem Uberic seiner Erkenntnistheorie”. Halle-Wittenberg, 1909).

Соловьев не такой сторонник, какими были его предшественники. Он, однако, склонен к религии.

В его системе социология появляется в виде социальной этики. Он говорит: “Существующая этическая проблема неизбежно ведет нас в сферу, которая определяет ход исторического бытия общества или коллективного человека”.

Проблема, которую он пытается решить – это взаимоотношения общества и индивида, проблема индивидуальности и социального контроля. С одной стороны, он не принимает идеи моральных субъективистов или индивидуалистов, рассматривающих каждое индивидуальное как самоопределяющееся и независимое от общества; с другой стороны, он думает, что человек – нечто большее, чем социальное животное, существующее только ради группы. Согласно Соловьеву, индивидуальность человека – потенциал для реализации неограниченных способностей. Он – уникальная форма бесконечного содержания. Возможностями человека, отделяющими его от других животных, являются три специфические психические характеристики, религия, чувство жалости и чувство стыда. Это посылки, на которых строится этическая и социологическая система Соловьева.

Общество – это ничто иное, как объективно реализованное содержание индивидуального. Согласно этой действительной цели, общество – не внешняя граница индивидуума, а его завершение; объединение многообразия индивидов в общество – не арифметическая сумма или механическая конструкция. Это неделимый союз жизни, который частично уже реализован и сохранен в прочных социальных традициях, а частично реализующийся в настоящем в способах социальной деятельности, и, наконец, переходящий через лучшее знание общественного идеала к будущему завершенному пониманию.

В процессе исторического развития эти три прежние принципиальные характеристики общественно-индивидуальной жизни – религия, политика и пророчество – соотносятся со следующими стадиями человеческого сознания и социальной структуры: “1 Племенная, принадлежащая к прошлому и сохраненная в семье, изменив только внешнюю форму, 2 национально-правительственный порядок, который доминирует сейчас, 3 универсальной общество как идеал будущего”.

Такое общество – добавленное, или расширенное, индивидуальное, а индивидуальное – сжатое, или концентрированное, общество. Моральная историческая проблема состоит не в создании общественно-индивидуальной общности (так как это потенциально существует), а возвышении его в сознании, превращении его из невольной в добровольную организацию, которую каждый мог бы понять и принять, выполнял бы общее задание, как личное. Сначала человек появился, чтобы быть общественно – индивидуальным существом, на протяжении всей истории был углублением, подъемом и расширением двусторонней жизни. Вне этого два неделимых и связанных понятия: индивидуальное – движение, динамическая сила и общество – косвенно контролируемый статический базис истории. Между индивидуальностью и обществом нет необходимой борьбы; существует конфликт между новыми и предыдущими стадиями социо-индивидуального развития, возникающий по индивидуальной инициативе.

Прогресс в моральном или историческом смысле состоит в “органическом и неделимом объединении высоко индивидуального человека и социального контроля”, то есть прогресс – отождествление человека индивидуализированного и человека социализированного. Это продолжающееся и улучшающееся выполнение обязанностей, которое вырастает из прошлого, но продолжает служить как новая сила, движущая к высшей цели.

“Организация в общем смысле – соотнесение многих средств и орудий низшего порядка для достижения одной общей цели – высшего порядка”. Моральная организация человечества – неделимая триединая задача. Ее абсолютная цель определяется церковью как благочестие, коллективно принимаемое божественное влияние; ее формальные средства и орудия даны исключительно человеческим добровольным началом сострадания или симпатии, коллективно организованных в государстве; и только конечное основание, или материал божественного человеческого организма, заложено в сфере экономической жизни, которая контролируется принципом ограничения.

Следует отметить, что Соловьев начал с посылки о существовании трех главных психических характеристик, присущих человеческим видам. Чувства набожности, жалости, стыда отвечают трем логически возможным стадиям: высшей, средней и низшей. Благодаря этим особенностям человек – больше, чем социальное животное. Он социо-индивидуальное существо. Его прогресс через различные исторические стадии от примитивной этической группы к цивилизованному обществу состоит в одновременном развитии и объединении индивидуальных интересов и стремлений с групповыми. Его высшее развитие – Католическая церковь, как часть Христианского братства, которая представляет организованное объединение. Государство, защищающее общество, – организованное сострадание и, наконец, человеческая экономическая поддержка, гарантированная организованным ограничением – третья особенная психическая характеристика человека.

Николай Александрович Бердяев (1874-1948) , с одной стороны, утверждает, что единственный путь спасения, преодоления социологической раздробленности, частичности человека, ухода от бед, которые нас преследуют в истории, это возвращение к Богу, мистическое с ним соединение в любви и интеллигентности. Здесь вроде бы утверждается, что по природе всякий человек, если его как следует поскрести, поставить на край бытия, религиозен и в состоянии сделать шаг к Богу, преобразиться и обужиться, как говорят исихасты.

Но, с другой стороны, Бердяев утверждает, что наш мир оставлен Богом, и что истинная Вера и религиозность на земле так же редки, как ангелы и херувимы. В чем же тут дело? Религиозен и интеллигентен человек по своей природе, или нет, с Богом он или без Бога?

Думаем, в онтологической плоскости на этот вопрос нельзя ответить. Дело в том, что первое утверждение Бердяева это замысел, мечта о грядущем человеке, так сказать, его гениальный проект, а второе социологическая констатация, а, как известно, реальные наблюдения и мечты часто довольно далеки друг от друга. Однако оба свои утверждения о человеке Бердяев делает как бы в констатирующей, познавательной позиции отсюда и парадокс. Сходный замысел, проект будущего человека, который однако трактуется как извечное свойство человека (“Тогда принял Бог человека как творение неопределенного образа и, поставив его в центре мира, сказал: “Не даем мы тебе, о Адам, ни определенного места, ни собственного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно твоей воле и твоему решению… чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочитаешь”), мы встречаем у известного гуманиста эпохи Возрождения Пико делла Мирандолы.

Правда, в данном случае проект был реализован (усилиями всей новоевропейской культуры) и получилась так хорошо нам известная новоевропейская личность со всеми ее достоинствами и недостатками. А вот реализуем ли замысел Бердяева это большой вопрос; кстати, сам русский философ иногда понимал, что речь идет не столько о выявлении того, что есть в человеке и Мире, сколько о выборе, о пути, который можно пройти.

Очевидно, рассуждая на подобные темы, нужно различать, где мы говорим о том, что есть, а где, говоря о том, “что есть”, мы на самом деле имеем в виду свой замысел, проект человека или Мира.

Заключение

Процессы, которые происходили в первую очередь в экономической сфере и потребовавшие в связи с этим знаний об обществе как целостной взаимосвязанной системе, стали основной причиной возникновения социологии в России. Социология этого периода выражала в различной форме требования буржуазного изменения, реформирования в России порядков. Поэтому ее появление в России после реформы 1861 г. является не случайным, а вполне закономерным, так как в это время начался интенсивный переход от феодального общества к капиталистическому, с его процессами индустриализации и урбанизации, изменением структуры общества, и устаревшие идеи и идеалы дореформенного общества.

Практически все социологи России в XIX – начале XX века в прямой или косвенной форме выходили на проблемы человека, индивида как социального существа, считая его сознание и поведение основным критерием общественного прогресса, а в ряде случаев рассматривая этот феномен в качестве одного из основных составляющих компонентов, являющихся объектом социологического изучения. Именно гуманистическая направленность, человеческое измерение общественной науки является важнейшей характеристикой состояния и развития отечественной социологии в этот период времени.

Временные рамки существования русской немарксистской социологии невелики: 60 – годы X1X века, первая четверть XX. Специфично то, что до начала XX века социологией в России занимались в основном революционеры, литераторы, критики, педагоги, общественные деятели и почти никогда – профессура университетов. Отмеченное своеобразие можно считать символичным, ведь оно показывает, что у народа России существовало страстное желание проникнуть в сущность человека и общества.

Российская социологическая мысль XIX – начала XX вв. по своим методологическим установкам и теоретическим достижениям не уступала зарубежной. Вместе с тем она отличалась историческим и культурным своеобразием: тесной связью с гуманистическими идеалами российской философии, синтетическим подходом, сочетающим социологию с экономикой, правоведением, политологией, психологией, исторической перспективой и тревогой за Отечество. Литература:

1. Гусев К. Минувшее и непреходящее в жизни и творчестве В. С. Соловьева. Материалы международной конференции 14-15 февраля 2003 г. Серия “Symposium”, выпуск 32. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. С199-205

2. История теоретической социологии. В 4 т. Т. 2/ Отв. ред. и сост. Ю. Н. Давыдов. – М.: Канон, 1997.

3. Кукушкина Е. И.Русская социология XIX-начала ХХ века.-М.1995г.

4. Лавриенко В. Н. Социология: учебник для вузов- М.2005

5. Миненков Г. Я. Введение в историю российской социологии. – Минск.: Экономпресс, 2000.

6. Минувшее. Исторический альманах, 1. М., 1990.

7. Михайловский Н. К. Герои и толпа: Избранные труды по социологии в 2-х т.: Научное издание/Отв. Ред. В. В. Козловский – Т.2- СПб.:Алетейя,1998

8. Осипов Г. В., Москвичев Л. Н. Социология. Основы общей теории: учебное пособие для вузов – М.1996

9. Тощенко Ж. Т. Социология. Общий курс. – М.: Юрайт-М, 2004

[1] Памяти П. Л. Лаврова – Птг.,1922-С.250,251

[2] Кареев Н. И. Основы русской социологии. Спб.;Изд-во Ивана Лимбаха,1996г.

[3] Ковалевский М. М. Указ. соч. Т1,с.57

[4] Казаков А. П. Теория прогресса в русской социологии конца XIXв.-Л.: ЛГУ, 1969-С.106


Социология в России конец 19 начало 20 века