Сократ. Искусство дружбы

Татьяна Красильникова

Все мы мечтаем о дружбе, о настоящих, доверительных отношениях, о близких, родных людях, которые понимали и, главное, принимали бы нас такими, какие мы есть. Иногда нам кажется, что это невозможно, что настоящая дружба и великая любовь только в романах и кино, а в жизни… Нет, жизнь – это другое.

Странная вещь получается. Время, в которое мы живем, – время побед в области средств коммуникации. Мобильные телефоны, Интернет, электронная почта – все есть, пользуйся на здоровье… Но отчего-то эти технические средства, раздвигающие границы пространства и времени, не делают нас ближе, а наоборот, мы становимся более закрытыми и, сами того не замечая, в стремительной гонке нашей жизни привыкаем довольствоваться поверхностными отношениями.

А как же мы тогда узнаем себя, кто скажет правду, которая иногда хоть и неприятна, но, как горькое лекарство, полезна? “Исцеляю Дружбой” – такое объявление мы вряд ли прочтем в какой-нибудь газете.

Aфины, пятый век до нашей эры – время Перикла и Фидия, Софокла и Калликрата, золотой век греческой культуры. В бедной, по афинским меркам, семье каменотеса и повитухи родился мальчик, Сократ… Кто тогда мог предположить, что имя это станет известно не только в Афинах, но и далеко за пределами славного города, что многие, отправляясь в дальний путь, будут мечтать встретиться, а если посчастливится, и побеседовать с этим человеком?

Поразительно, что при всей популярности Сократ всегда оставался простым человеком: он никогда не записывал свои мысли, не менял скромного образа жизни и не любил, когда его называли учителем.

Внешность Сократа сложно назвать привлекательной, скорее, он был некрасив. И свое место в жизни нашел не сразу: к философии он обратился поздно – годам к сорока. А до этого успел попробовать себя в профессии отца (не без некоторых успехов), участвовал в трех военных компаниях и приобрел славу смелого и отважного воина, слушал лекции афинских мудрецов. Но, тем не менее, особыми талантами похвастаться не мог – он не писал поэм, не побеждал на Олимпийских играх, не владел тонкостями ораторского искусства. Сократ не обладал ничем из того, что ценили в то время люди. Но один бесценный дар у него был – дар собеседника. Умение слушать и слышать, задавать вопросы, отыскивать единственно верный путь в лабиринтах мысли и, после долгого “путешествия” по ним, вместе с человеком открывать истину – все то, что потом назвали искусством диалога.

Лекторской кафедрой для Сократа служил весь город: иногда Агора – рыночная площадь, иногда лавка ремесленника, иногда обычная афинская улочка с видом на величественный Парфенон. Его собеседником мог стать любой – Сократ не делал различий между людьми: “…да будет вам известно, что ему совершенно неважно, красив человек или нет, – вы даже не представляете себе, до какой степени это безразлично ему, – богат ли он и обладает ли каким-нибудь другим преимуществом, которое превозносит толпа” (Платон, “Пир”).

Pазными путями приходили к Сократу его друзья и ученики.

Как-то, разговорившись с незнакомым молодым человеком, он поинтересовался:

– Куда нужно идти за мукой и за маслом?

– На рынок! – бойко ответил юноша.

– А за мудростью и добродетелью?

– ???

– Иди за мной, я покажу! – пообещал Сократ.

С этого вопроса началась история отношений Сократа и Ксенофонта. Который стал не только ревностным, внимательным и любящим слушателем, но и биографом, другом и учеником философа.

“Когда я слушаю Сократа, сердце у меня бьется гораздо сильнее, чем у беснующихся корибантов, а из глаз моих от его речей льются слезы… он приводил меня часто в такое состояние, что мне казалось – нельзя больше жить так, как я живу” – под этими словами Алкивиада могли бы подписаться многие собеседники Сократа.

Повезло же жителям Афин – с ними рядом был такой друг!

Вы случайно не знаете таких магазинов, где можно было бы купить книгу под названием “Как дружить” или “Как создать узы”? Вот и я не знаю… Простота и скромность – это лишь внешние черты Сократа, но за ними чувствуется огромное стремление помочь найти ответы на, может, даже не до конца сформулированные вопросы. Есть вопросы о разном, а есть о главном: “кто я?”, “куда иду?”, “для чего пришел в этот мир?”, “как стать счастливым?”. Сократ учил задавать вопросы, не убегая в абстракции, не прячась за общепринятые истины. Разговор всегда начинался, на первый взгляд, с незначительного (как с Ксенофонтом). Но во время диалога Сократ помогал собеседнику прийти к очень важному осознанию: часто, думая, что знаем, мы имеем лишь поверхностное представление или мнение о чем-то, а опыт и знание – это совсем другое. Девиз Сократа “Я знаю только то, что ничего не знаю” поможет, если действительно хочешь узнать что-то по-настоящему. “Но если, рождаясь, мы теряем то, чем владели до рождения, а потом с помощью чувств восстанавливаем прежние знания, тогда, по-моему, познавать – означает восстанавливать знания, тебе уже принадлежавшие. Называя это припоминанием, мы бы, пожалуй, употребили правильное слово” (Платон, “Федон”). Помощь Сократа в припоминании состояла в еще одном умении, очень редком сейчас, – умении слушать. Слушая, услышать то, что хочет сказать тебе собеседник. Не перебивать, не торопиться высказать свою точку зрения.

Все это и называется диалогом.

Диалог от Сократа – это путешествие по лабиринту своей души с тем, кто не будет путать тебя еще больше, а, наоборот, покажет путь, хотя он вряд ли окажется легким. В детстве, не умея ходить, мы всегда держались за руку наших родителей, которые бережно, с любовью и терпением, учили нас делать первые шаги. Это и есть метод Сократа: помочь научиться познавать себя – шаг за шагом, не боясь при этом увидеть те или иные недостатки, относясь с юмором к временным неудачам, у которых, как у монет, есть и другая сторона – опыт. Единственное, что дает знание жизни, а не теоретическое представление о ней.

Как просто и как сложно признать, что, несмотря на все возможности современной коммуникации, нам очень не хватает руки Сократа… и того, кто укажет нам дорогу не только на рынок.

Один из учеников спросил Сократа:

– Объясни мне, почему я ни разу не видел на твоем челе признаков печали? Ты всегда в хорошем настроении.

Сократ ответил:

– Потому что я не обладаю ничем таким, о чем стал бы жалеть, если бы это утратил.

Спросил Сократ Критона:

– В чем, по-твоему, сущность философа?

– В разуме.

– А в чем еще? Не в том ли, что истина – смысл его жизни?

– И в этом тоже.

– Тогда ответь: запершись в четырех стенах мы ищем и находим истину или же в споре с людьми?

– Споря, конечно.

– Так не кажется ли тебе, что возможность спорить и свободно говорить необходима философу так же, как воздух для дыхания человеку?

Гетера Ламия сказала с улыбкой:

– Поклонники твоей мудрости, Сократ, не расстаются с тобой. И все-таки я сильнее тебя: ведь ты не можешь отбить у меня моих друзей, а я, стоит мне захотеть, переманю к себе твоих.

Сократ ответил:

– Вполне понятно: ведь ты ведешь их под гору порока, а я заставляю карабкаться на гору добродетели, а это слишком трудная дорога.


Сократ. Искусство дружбы