Современное российское общество и его социальная структура

Современное российское общество и его социальная структура

А. Г. Антипьев

При изучении практически любой социальной проблемы нельзя не коснуться вопроса о состоянии нашего общества, его основных сферах и “болевых” точках.

К сожалению, как среди теоретиков, так и практиков нет единства мнений по поводу характеристики современного российского общества. Подходы к определению содержания нашего общества чрезвычайно разнообразны. Причем анализу состояния современного российского общества в последние два десятилетия посвящено огромное количество монографий, сборников, отдельных статей, проведено несколько десятков исследований, касающихся тех или иных сторон его жизни. По этой проблеме организуются научные и научнопрактические конференции, конгрессы и семинары.

Сегодня сложилась такая ситуация, что нет фактически ни одного крупного ученого, политического деятеля, представителя культуры, который не выдвинул бы своей идеи о переустройстве российского общества. О чем свидетельствует столь устойчивый исследовательский интерес как отечественных, так и зарубежных ученых и политиков к данной проблеме?

Во-первых, наше общество – чрезвычайно сложное и противоречивое образование. Оно не является “застывшим”, в нем идут интенсивные как открытые, так и латентные изменения. К сожалению, современные исследования социально-экономических и гуманитарных наук таковы, что в них ученые чаще всего “скользят” по поверхности социальных явлений, не подвергая анализу скрытые явления. Вторая причина слабого знания современного российского общества связана с тем, что наше общество развивается не автономно, оно “вплетено” в общемировые процессы. Они также слабо изучены, и как следствие нет научно обоснованного представления перспектив развития человеческой цивилизации.

Названные пробелы теоретической науки отчетливо проявились в период нынешнего финансового кризиса. Так, среди отечественных исследователей и политиков нет единства мнений даже по такому, на первый взгляд простому, вопросу, как: завершился ли переходный период в нашем обществе?

Здесь можно выделить две основные точки зрения. Суть первой была раскрыта Е. Гайдаром. По его мнению, “переходный период” – это “.период социалистической рецессии, падения ВВП, дезорганизации хозяйственных связей, финансового кризиса, финансовой стабилизации, начала восстановительного роста, запуска тех мощностей, которые были созданы при социализме.” [26.С. 1].

Временной лаг переходного периода, по Гайдару, составил 10 лет – 1992 – 2002 гг.

В подтверждение своей позиции он приводит данные статистики и выделяет некоторые положительные тенденции в развитии экономики, политики и других сфер российского общества. Гайдар не отрицает наличия массы проблем, но “.это проблема, – считает он, – более или менее нормальных экономик, . не социалистических” [Там же. С.10]. Если кратко резюмировать определение переходного периода, данное Е. Гайдаром, то суть его сводится к тому, что это период освобождения от проблем социализма, или, проще, – от “пережитков” советской системы.

С такой трактовкой переходного периода никак нельзя согласиться. Это крайне примитивный подход к анализу современного состояния российского общества и перспектив его развития. Хорошо известно, что в советском обществе тоже шла борьба с “пережитками” прошлого, т. е. капиталистическими, которые считались главным тормозом в построении коммунизма. Аналогично поступают представители сегодняшнего российского ортодоксального либерализма, ведя борьбу с пережитками социализма и не ставя вопроса о том, в какой степени эти “пережитки” сами по себе являются необходимым и неизбежным элементом постсоветского капитализма, цивилизованного общества.

Известный американский социолог и экономист И. Валлерстайн справедливо подмечает, что на смену ортодоксальному марксизму пришел ортодоксальный либерализм [7. С.13]. Вторая точка зрения на переходный период в нашей стране состоит в том, что он еще далек от завершения. Сторонников данной точки зрения несравненно больше, чем тех, кто стоит на иной позиции.

Переход от одной модели социального развития к другой – это сложный и противоречивый процесс, и он не может быть сведен только к экономике, политике, социальной сфере, какую бы значимость для общества эти сферы не имели. Основное содержание переходного периода, по нашему мнению, это системный кризис общества. И такое положение характерно в целом для современного человечества, развитых и неразвитых стран. “Тезис, миросис – темного анализа, – пишет И. Валлерстайн, – состоит в том, что капиталистическая мироэко – номика стоит перед кризисом, подобного которому она до сих пор не знала. Капитализм как историческая система далек от того, чтоб быть успешным и победоносным, он находится в состоянии неимоверных структурных трудностей” [Там же. С.16]. Подобный вывод делали и другие крупные исследователи и представители бизнес-сообщества задолго до сегодняшнего финансового кризиса. К их числу относится Дж. Сорос и некоторые другие теоретики, практики, как отечественные, так и зарубежные.

Следовательно, проблемы переходного периода в современной России не есть только российские проблемы, тем более они не сводимы к “пережиткам” советского общества, многие из них связаны с общемировыми тенденциями и проблемами.

Но, конечно, есть и собственные проблемы, тормозящие переход нашего общества на качественно новый уровень развития. Нужно признать, что в нашей стране пока успешно не решена ни одна заявленная реформа. Все находятся в процессе непрерывной “доработки”, а то и полной “переработки”. По некоторым реформам процесс явно затягивается на очень неопределенное время.

Думается, что такая ситуация в стране дала основание Президенту РФ Д. Медведеву в Послании Федеральному собранию РФ (ноябрь, 2009 г.) достаточно точно определить наше общество как “архаическое” [27.С.2]. И недавно прошедший первый в истории современной России конгресс экономистов во многом подтвердил такой вывод [17.С. 1,5], не говоря уже о четырех всероссийских социологических конгрессах, также давших невысокую оценку современным процессам.

В контексте общего вопроса интерес представляет частный, но чрезвычайно важный вопрос, а именно: о социальной структуре современного российского общества.

В социологии под социальной структурой чаще всего понимают устойчивые социальные образования, связи и отношения. Социальная структура общества – это упорядоченная совокупность различных по положению в обществе взаимосвязанных и взаимодействующих социальных групп и общностей. К общностям относятся самые различные с учетом масштабов, устойчивости и сплоченности совокупности людей, объединенных процессом взаимодействия. К социальным общностям можно отнести нацию, жителей города, села, трудовой коллектив, социально-профессиональную группу и т. п. Одни общности охватывают миллионы, другие – десятки людей, одни существуют веками, другие – считанные дни и даже часы. Возможны различные критерии классификации социальных общностей. В расширительном толковании они совпадают с понятием “социальная группа”. В узком смысле социальная группа – одна из разновидностей социальной общности. В современном обществе существуют сотни групп, слоев и классов. Они занимают разное место в социуме и оказывают на него неодинаковое влияние.

Важность изучения социальной структуры объясняется рядом причин, но прежде всего тем, что она является своеобразным зеркалом, отражающим не только общее состояние социума, но и его основные проблемы и противоречия. Совершенно не случайно проблемы социальной структуры являются предметом исследования не только социологии, но и многих социально-экономических и гуманитарных наук.

В чем сложность изучения социальной структуры современного российского общества? Прежде всего, в том, что общество, как было установлено ранее, находится в переходном состоянии. Многие проблемы и тенденции его развития еще далеко не так очевидны и бесспорны.

И дело не только в этом, но и в отсутствии необходимой достоверной информации. Последняя перепись населения проходила восемь лет назад. За это время в социальной структуре российского общества наблюдались существенные качественные и количественные изменения. Новая перепись позволила бы дать более глубокую и всестороннюю характеристику нашему обществу; как известно, сроки ее проведения определены на 2010 год. Тем не менее в социальной структуре российского общества уже сейчас можно выделить целый ряд достаточно устойчивых проблем и тенденций.

Одна из таких тенденций в развитии социальной структуры современного российского общества – ее усложнение. В социуме возникают все более подвижные, многообразные социальные группы и слои, все в большей степени перекрещивающиеся, взаимодействующие. Одновременно идет исчезновение старых и появление новых социальных групп и слоев. Основное влияние на этот процесс оказывают социально-экономические и политические трансформации в обществе. К сожалению, в меньшей степени его определяет научно технический прогресс. Ярким отражением этого является показатель наукоемкости продукции. Так, в 2007 г. на долю США на мировом рынке наукоемкой продукции приходилось 39 %, Японии – 30 %, России только 0,3 % [8.С.37]. Степень износа основных фондов в реальном секторе экономики достиг уже 90 % [30.С.3].

Не случайно Президентом РФ Д. Медведевым выдвинута амбициозная цель – сделать нашу экономику “умной”, инновационной. Иначе нашему обществу-обществу сырьевой направленности – грозит катастрофа. Для реализации этой цели необходимо создать соответствующие условия, в том числе сформировать инновационный класс – класс инноваторов, а эта задача архисложная. Развитие рыночных отношений отчетливо обнажило диспропорции в структуре трудовых ресурсов и потребностях бизнеса.

В настоящее время в стране сложилась профессионально-квалифицированная структура рынка рабочей силы, мало восприимчивая к изменившимся отношениям в сфере производства. По-прежнему более половины работающих заняты на производстве, в основном, простым неквалифицированным трудом или традиционным трудом средней сложности. Отсюда и проблемы с трудоустройством этих людей, оказавшихся в силу обстоятельств безработными.

Обнаруживается низкая степень удовлетворенности работодателей качеством подготовки выпускников профессиональных учебных заведений – 10 %. Как отмечают некоторые руководители регионов, стандартам ожидания не соответствует 90 % молодых специалистов [37.С.18].

Кадровая политика на большинстве предприятий слабо связана с рыночными реформами. Основная масса работодателей и работников не заинтересована в повышении профессиональной квалификации кадров и росте производительности труда.

Исследователи считают, что новые рабочие места, созданные в течение последних пяти лет, отмеченных экономическим оживлением, в значительной своей части являются “периферийными” с точки зрения качества, уровня оплаты, социальной защиты. То есть рынок генерирует рабочие места, которые приносят работнику низкую “отдачу”, недостаточную для удовлетворения потребностей его самого и семьи [3.С.6].

Еще одна немаловажная деталь: в период нынешнего кризиса, когда уровень безработицы, по данным МОТ, в нашей стране достиг 10 %, в официальных выступлениях называется цифра 1 млн. рабочих мест, созданных за период кризиса дополнительно, но не уточняется, какие это рабочие места, а это принципиально важно знать.

Нынешняя социальная структура российского общества крайне затратная, не соответствующая задачам, нацеленным на инновационное развитие экономики и социальной сферы. В стране чрезмерно раздут управленческий аппарат. Государственных чиновников у нас больше, чем в советское время. В 2008 г. государственных и муниципальных чиновников насчитывалось 2.060.234 чел. [2.С.2].

Всякие разумные пределы превысил в нашей стране и административный аппарат милиции. Ни одна даже самая развитая страна в мире не может позволить себе содержать такую армию полицейских – таково мнение начальника штаба регионального ГУВД генерал – майора А. Первухина. ” РУВД превратилось в “монстров”, где на одного работающего с населением приходится с десяток начальников” [14.С.6].

О наличии существенных проблем в социальной структуре общества свидетельствует и наличие большой армии охранных структур (ЧОПов). Их сегодня более 27 тыс. В них работает почти 800 тыс. сотрудников. При этом налицо тенденция к их активному увеличению: ежегодно прирост численности составляет 1520% [33.С.1]. Сотрудники этих ЧОПов, как правило, молодежь, в хорошей физической форме, нередко имеющая среднее специальное или даже высшее образование. И еще один показатель неблагополучного состояния социальной структуры и кадрового потенциала нашего общества: за последние 16 лет – с 1992 по 2007 – в стране осуждено свыше 15 млн. чел. Это больше чем каждый десятый во всем населении страны [29.С.1]. И эта тенденция продолжает сохраняться. Наше общество незаметно для себя наращивает скрытый криминальный потенциал. Каждый год его подпитывает 300-тысячная армия недавних арестантов, многие из которых приходят на волю с устойчивыми уголовными привычками. Понятно, что это не может не влиять негативно на общество, сдерживать его развитие.

Положение с человеческим потенциалом усугубляет демографическая проблема. По мнению многих известных ученых и политиков, ее наличие таит самую большую опасность для нашего общества. Так, по данным ООН к 2050 г. население России сократится на 50 млн. [10.С.12]. По продолжительности жизни Россия находится на 119-м месте в мире [21.С.2].

С сокращением численности населения неизбежно будет расти нагрузка на молодежь и пенсионеров. Именно молодежь станет основным трудовым ресурсом страны, и на нее ляжет большая часть социального обеспечения нетрудоспособной части населения (коэффициент демографической нагрузки – количество нетрудоспособных на 1000 чел. трудоспособного населения – с 2005 до 2016 г. вырастает на 20 % и составит 709 чел.). В соответствии с этим прогнозом от молодежи требуется значительно большая вовлеченность в жизнь общества, чем та, что мы наблюдаем сейчас [20.С.7]. А тенденция пока такова, что за последние 10 лет, по расчетам специалистов, число работающих пенсионеров увеличилось на 13 %. Если раньше трудилась треть российских пенсионеров, то в настоящее время – 40%. 90% россиян после выхода на пенсию работают еще три года, 60% – еще 6 лет. Таким образом, пенсионный возраст для большей части мужчин наступает в 58-61 год и в 63-66 лет – для женщин [31.С.4]. В настоящее время в стране пенсионеров 37 млн. [9.С.7].

Идет процесс старения кадров во многих отраслях нашего хозяйства. Показательно в этом плане здравоохранение. В этой отрасли около 60 % практикующих врачей старше 50 лет, а 30 % – люди пенсионного возраста [16.С.1].

Аналогичная ситуация наблюдается в других отраслях, в том числе в науке. Ученые в возрасте 50-59 лет составляют самую многочисленную группу – 27,8 %. На долю самых молодых (до 29 лет) приходится 17 %, а ученых наиболее продуктивного возраста (30-39 лет) еще меньше – 13 %. Обращает на себя внимание, что сокращение кадров в науке идет стихийно, деформируя ее структуру. Удельный вес исследователей и техников уменьшился соответственно до 49 и 8 %, зато до 43 % увеличилась доля вспомогательного персонала, т. е. научные учреждения сокращают исследования и постепенно превращаются в хозяйственные субъекты [24.С.12].

На состояние демографии отрицательное влияние оказывают многие широко распространенные негативные явления в нашем обществе. К их числу относятся алкоголизм, табакокурение, наркомания и др.

Если верить статистике, то в стране ежегодно умирает только от суррогатного алкоголя больше 35 тыс. чел. Кстати, на дорогах в авариях гибнет столько же [18.С.10], столько же погибает от рук преступников, 30 тыс. людей бесследно исчезает. Не исключено, что из числа пропавших без вести до 90 % убиты [32.С. 2]. К этим потерям надо еще добавить и гибель людей при пожарах. В среднем по 34 чел. в стране гибнет за сутки при пожарах [36.С.9].

Смертность от алкогольной кардимиопатии в России в 100 с лишним раз больше, чем в США или во Франции, и даже в Финляндии (с северным типом потребления алкоголя) смертность примерно в 10 раз ниже, чем в России. Уровень смертности от отравлений алкоголем в

России вообще кажется несравнимым с уровнем США и Франции, а в Финляндии она ниже всего в 3,5 раза [1.С. 45-46]. Огромный урон социальной структуре и обществу в целом наносит употребление людьми наркотиков. Количество таких больных колеблется по разным источников от 2 до 5 млн. [5. С. 5].

За пять лет за незаконный оборот наркотиков в тюрьме оказалось полмиллиона человек. В ближайшие три года, если придерживаться такой статистики, будет привлечено, по словам главы наркоконтроля В. Иванова, еще полмиллиона [5.С.5].

В стране, как свидетельствуют специалисты, сформировался гигантский спрос на наркотики. При этом только 10 % излечиваются от наркомании [15. С. 4].

Огромны потери от суицидов. Их численность растет – за последние десять лет в полтора раза.

Велико количество инвалидов с психическими нарушениями. Сегодня их на треть больше, чем десять лет назад [11.С.4]. Статистика свидетельствует о том, что число инвалидов психического профиля перевалило за миллион. 8 из 1000 россиян ежегодно госпитализируются с психиатрическими расстройствами. Среди больных инвалидов с психическими расстройствами около 66 % составляют лица молодого, трудоспособного возраста.

Расходы на организацию психиатрической службы в странах Евросоюза составляют в среднем 5-10 % бюджета здравоохранения. В России – меньше одного процента [12.С.4].

Справедливости ради следует отметить, что в демографии в последние год-два появилось два положительных факта: во-первых, в 2008 г. родилось на 107 тыс. детей больше, чем в 2007

Г.; во-вторых, снизилась фактически до европейского уровня младенческая смертность – до 8,5 на 1000 родившихся в 2008 г. Однако до 40 % родившихся детей уже имеют различные расстройства здоровья. В результате среди детей насчитывается почти полмиллиона инвалидов. А среди всего населения таковых уже более 13, 5 млн.

К этим проблемам необходимо еще добавить и кризис семьи, проявляющийся в самых различных формах и имеющий разные последствия, в том числе бесправное положение значительного числа детей и подростков, прогрессирующая их вовлеченность в асоциальные процессы. Количество разводов в России растет, выводя нас в этой общемировой тенденции на первые позиции. Так, по данным Нью – Йорского института семьи и брака, на 10 браков в Германии приходится 3 развода, в США – 5, в России же – 6. Это, естественно, без учета распавшихся гражданских браков. По данным Федеральной службы государственной статистики, только в 2008 г. в стране был заключен 1 млн 179 000 браков, а разводов зарегистрировано 703 412. Следствием этой безрадостной статистики становится другая, еще более мрачная: количество детей, ежегодно остающихся без одного из родителей по причине их развода, по разным упоминаемым в СМИ данным (в нашей официальной статистической службе этот важный социально-экономический показатель несколько лет назад ” изъят из обращения”), – от 500 тыс. до 1 млн. Более 10 млн. российских детей уже живут в неполных семьях [13.С.10].

По мнению председателя детского фонда А. Лиханова, ” с детством у нас самая настоящая катастрофа. Если в 1992 г. у нас было 40 млн. детей, сейчас – 27 млн.” [23.С.7]. Не случайно Президент РФ Д. Медведев вынужден был 16 марта 2009 г. провести совещание по вопросам борьбы с преступлениями против несовершеннолетних. Д. Медведев предложил ужесточить законодательство о защите прав детей и признал, что статистика, даже в приглаженном виде, ужасает. Из 28 млн. детей в РФ 700 тыс. беспризорников, 2 млн. неграмотных, 6 млн. живет в социально неблагополучных условиях. В стране 100 тыс. неблагополучных семей, дети из них становятся беспризорниками, жертвами преступлений. В 2008 г. (данные следственного комитета при Генпрокуратуре РФ) жертвами преступного насилия стали 126 тыс. детей, погибло 1914 детей, 2330 – подверглись насилию, в розыске – 12,5 тыс. несовершеннолетних [28.С.7]. Дети и молодежь – это основа будущей социальной структуры нашего общества. Приведенные данные хорошо известны и власти, и обществу. Однако ситуация в последние два десятка лет не только не улучшается, но и даже в чем – то ухудшается.

Важнейшей характеристикой социальной структуры, ее содержанием, служит социальная стратификация. Под последней понимается иерархическое расположение социальных групп в обществе в зависимости от дохода и уровня заработной платы. (В науке помимо этих показателей общество может быть стратифицировано и по другим.)

В мировой и отечественной практике для оценки состояния социальной стратификации общества введен так называемый “децильный коэффициент” – соотношение в доходах 10 % самых богатых и 10 % самых бедных. В развитых странах внимательно следят за этим коэффициентом и не допускают большого разрыва в доходах различных категорий населения.

Децильный коэффициент в нашей стране по официальным данным за последние годы практически не изменяется и остается достаточно высоким -1 к 17. Это крайне опасно для общества и власти. Для сравнения: в Швеции доходы 10 % самых богатых превышают доходы 10 % самых бедных в 4 раза, в Европе – не более чем в 6-7 раз, в США – в 9 [34.С.13].

В Концепции долгосрочного социальноэкономического развития Российской Федерации на период до 2020 года поставлена задача – снижение дифференциации населения по уровню доходов (с 16,8 раз в 2007 г. до 12 раз в 2020 г.) [19. С.80].

Негативной тенденцией в развитии социальной структуры и стратификации современного общества является усиливающийся процесс маргинализации населения. На этом явлении следует остановиться более подробно.

Понятие маргинальности (от латинского – край, граница, предел) было введено в 1928 г. лидером Чикагской школы Р. Парком для обозначения положения индивидов, находящихся на границе двух различных, конфликтующих между собой жизненных укладов, культур, рас (неадаптировавшиеся эмигранты, мулаты и т. д.). Маргинальность означает позицию на окраине социальной структуры, промежуточное положение по отношению к основным элементам. Маргинал – человек, находящийся на краю социальной структуры общества, лишенный полноправного духовного наследства, не адаптировавшийся к другой культуре, потерявший естественный стиль поведения, болезненно ощущающий неполноценность своего статуса, без четких ценностно-нормативных установок и ориентиров, с агрессивным поведением.

Маргинализация – процесс увеличения численности маргиналов в обществе. В узком смысле маргиналы – это часть населения, не участвующая в трудовом процессе, не выполняющая общественных функций. В расширительной трактовке основными проявлениями маргинальности являются: потеря объективной принадлежности индивидуума к конкретной общности без последующего вхождения в иную общность; потеря индивидом субъективной идентификации с определенной группой. Ученые и политики констатируют рост маргинализации в российском обществе. Это крайне опасный процесс. Он препятствует выводу страны на новый уровень развития.

Основными причинами маргинализации российского общества являются несистемное, некомплексное реформирование общественных отношений, ломка старых структур и отставание в создании новых; формирующаяся экономическая система не может дать работу всем желающим; социально-психологические и физиологические особенности людей, осложняющие адаптацию к новым условиям экономической, политической и социокультурной жизни.

Маргинализация существовала всегда, ибо всегда были люди, не умеющие или не желающие трудиться, имеющие крайне ограничесн – ные интересы и потребности. Однако в переломные периоды развития общества масштабы маргинализации резко возрастают. Маргинальные группы нередко пополняют вполне нормальные в психическом, физиологическом и нравственном отношении люди. Зачастую они не по своей воле выпадают из своих страт и не могут “пристроиться” к другим. К маргиналам можно отнести часть мигрантов, безработных, бомжей, заключенных, часть выпускников учебных заведений, элементы преступного мира и др. Численность этих категорий достаточно большая. К маргиналам относятся и такие социальные группы, которые имеют, казалось бы, достаточно высокий уровень профессиональной подготовки, общей культуры и т. п.

К числу маргиналов некоторые специалисты системы образования относят даже определенную часть педагогов. Так, Е. В.Рачевский отмечает, что ” логика появления таких “учителей” простая. Не самые лучшие выпускники школ шли в пединститут, и не самые лучшие выпускники пединститута вернулись в школу – примерно 27 %” [25.С.11].

Роль школы в нашем обществе явно недооценивается. Как показали результаты трех международных исследований PISA, проводимых Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по итогам опросов учащихся, достигших 15 лет, качество школьного образования в России за последние годы существенно снизилось, особенно в последних пятых классах [35.С.22-23].Недооценка образования относится ко всем другим ее ступеням, включая высшую школу.

В качестве одной из важнейших задач российская власть ставит увеличение численности среднего класса. Известно, что в развитых странах он составляет 70-80 %, у нас, по оценкам Всероссийского центра уровня жизни, средний класс в 2007 г. составлял порядка 13, 5 млн. чел., т. е. около 10 % [4.С.46].

Исторический термин “средний класс” или “средний слой” возник довольно давно. К. Маркс и Ф. Энгельс под ним понимали анти – революционный класс, играющий роль сдерживающего фактора революции. Классики научного социализма считали его “болотом”, иногда – реакционным объектом воздействия.

Большинство современных исследователей и политиков полагают, что средний класс в обществе выполняет важные социальные функции. Главной среди них является обеспечение стабильности в обществе.

К среднему классу обычно относят: 1) научных и инженерно-технических работников;

Управленческий, административный персонал, не занимающий высоких постов; 3) интеллигенцию; 4) городских и сельских местных собственников; 5) рабочих высокой квалификации; 6) работников сферы обслуживания и др.

Выделим основные черты среднего класса в различных сферах.

Экономическая сфера. В ней средний класс экономически независим от государства, имеет высокий материальный уровень жизни, свободно распоряжается своей собственностью: как материальной, так и интеллектуальной.

Политическая сфера. Средний класс – противник бюрократизации общества, идей ультраправых консервативных кругов, люмпенства; радикальных изменений. Таким образом, средний класс занимает центристские позиции, заинтересован в стабильности и устойчивости общества.

Социальная сфера. Средний класс выступает за более справедливое распредление духовных и материальных благ.

Духовная сфера. Для среднего класса характерен высокий уровень образования, культуры, развитое чувство гражданской активности и ответственности.

В оценке качественных характеристик, структуры среднего класса нет единства. Одни считают, что к нему можно отнести тех, у кого уровень дохода позволяет иметь благоустроенное жилище, легковой автомобиль и полный набор бытовой техники. Другие утверждают, что к среднему классу можно отнести всех граждан, имеющих личный автомобиль. Точнее будет, если использовать комплекс показателей. К числу таких показателей можно отнести: 1) уровень благосостояния, уровень дохода; 2) возможность использовать высокотехнологические предметы быта и услуг; 3) уровень образования и культуры, который позволяет выполнять высококвалифицированную работу или руководить какими-либо предприятиями, организациями; 4) стремление к экономической самостоятельности, наращиванию капитала; 5) индивидуальное развитие и совершенствование.

Исторически “традиционные” средние слои за годы существования советской власти исчезли, их нужно восстанавливать заново. А “новые” средние слои не похожи на средние слои развитых стран мира. Для формирования среднего слоя в России пока нет необходимых условий. У значительной части наших людей нет чувства уверенности в завтрашнем дне. Исследования показывают, что сегодня средний период планирования жизни у россиян – от трех месяцев до полугода [22.С.9.]. Это серьезный недостаток в развитии общества.

В данной статье рассмотрены только некоторые проблемы современного российского общества и его социальной структуры. Анализ основных проблем под силу только крупным научным коллективам. Тем не менее выделенные и раскрытые автором статьи проблемы и тенденции позволяют сделать вывод о том, что современное российское общество является переходным и его социальная структура пока крайне противоречива и не является устойчивой, что служит серьезным барьером на пути прогресса нашего общества.

Список литературы

Андреев Е. М., Збарская И. А. Статистика смертности в России от причин алкогольной этиологии // Вопр. статистики. 2009. № 8.

Белуза А. Не плодите и не размножайте чиновников // Известия. 2009. 7 окт.

Бобков В. Реальные масштабы бедности в России значительно больше, чем принято считать // Человек и труд. 2007. № 5.

Бобков В. Социальная дифференциация – новый ракурс // Там же. № 6.

Богданов В. Отрава про запас // Рос. газ. 2009. 8 окт.

Богданов В. Очная встреча //Рос. газ. 2009. 24 сент.

Валлерстайн И. Анализ мировых систем в современном мире / пер. с англ. П. М. Кудюкина; под общ. ред. Б. Ю. Кагарлицкий. СПб.: Университетская книга, 2001.

Говорова Н. В. Занятость в постиндустриальном мире // МЭ и МО. 2007. № 12.

Гонтмахер Е. Бюджет возможного // Рос. газ. 2009. 14 апр.

ГрицюкМ. Семейный стандарт // Там же. 2007. 27 нояб.

Добромыслова О. Как нам реорганизовать психиатрию // Там же. 2009. 22 апр.

Досье “РС” // Там же. 2009. 22 апр.

Досье “РГ” // Там же. 17 сент.

Дубичева К. Милиция борется с “монстрами” // Там же. 8 окт.

ЕстифеевД. Только 10 процентов излечивается от наркомании // Известия. 2009. 19 окт.

Ефременко Т. Пенсионный возраст увеличен // Рос. газ. 2005. 28 сент.

Зыкова Т. Кто проспал кризис // Там же. 2009. 8 дек.

Козлова Н. Самогон как пропуск в зону// Там же.17 сент.

Концепция долгосрочного социальноэкономического развития Российской Федерации на период до 2020 года // Федеральные и региональные программы России: информ. сб. М., 2009. Вып. № 1 (55).

Куликов В. 15 суток – не тюрьма // Рос. газ. 8 апр.

Лыткин П. Пенсия – наказание за труд // Правда. 2009. 1 окт.

Лебедева Н. Едоки картофеля // Рос. газ. 2008. 2 окт.

ЛебедеваН. Тусклый огонек // Там же. 2009. 18 июня.

Медведев Ю. Академический загон // Там же. 17 марта.

Модернизация: пути и средства // Там же. 27 ноября.

Никитин А. Гайдар всегда готов // Деловое Прикамье. 2003. 16 дек.

Послание Президента РФ Д. Медведева Федеральному собранию РФ // Рос. газ. 2009. 13 нояб.

Платонова Г. Д. Дети – товар – деньги // Сов. Россия. 2009. 19 марта.

Радченко В. Хорошо сидим // Рос. газ. 2008. 15 мая.

Собко С. Последний шанс // Правда. 2009. 2730 нояб.

Соколова М. 80 копеек на человека // Рос. газ. 2005. 16 сент.

Соловьев В. КС проявил правовой нигилизм // Сов. Россия. 2009. 21 нояб.

Фалеева М. Забирают в милицию // Рос. газ. 2009. 1 июля.

Человек и труд. 2007. № 5. С.13.

Шаповал В., Митрофанов К. Российская школа в ряду других (результаты международного исследования PISA) // Отечественные записки. 2008. № 1.

Шмелева Е. 365 дней спасателя // Рос. газ. 2008. 26 дек.

Шувалова Л. Кадры // Там же. 2009. 17 февр.


Современное российское общество и его социальная структура