Современные теории гендера и актуализация гендерного подхода в теории и практике социальной работы

Современные теории гендера и актуализация гендерного подхода в теории и практике социальной работы

Хайсарова Г. М.

Отмечающееся в мире разнообразие социальных характеристик женщин и мужчин и принципиальное тождество биологических характеристик людей позволяют сделать вывод о том, что биологический пол не может быть объяснением различий их социальных ролей, существующих в разных обществах. Так возникло понятие гендер, означающее совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола. Гендер стал пониматься как сложная самоорганизующаяся система, которая создается (конструируется) обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющая их положение и роль в обществе и его институтах (политической структуре, экономике, образовании, культуре, семье и др.), включающая в себя культурные символы, выработанные обществом в процессе своего развития, нормы и законы, регулирующие жизнь человека и общества, социальные институты, воплощающие в жизнь эти нормы, и, наконец, самоидентификацию личности, т. е. понимание человеком самого себя и своего места в обществе, причем все это в неразрывной связи с полом. Именно в системной связи находятся в гендере биологические и оциокультурные компоненты: они неразрывны, неделимы, устойчивы. Не биологический пол, а социокультурные нормы определяют, в конечном счете, психологические качества, модели поведения, виды деятельности, профессии женщин и мужчин. Быть в обществе мужчиной или женщиной означает не просто обладать теми или иными анатомическими особенностями – это означает выполнять те или иные предписанные нам гендерные роли.

Термин “гендер” был впервые введен в научную литературу американской исследовательницей Дж. Скотт в середине 1980-х годов с целью разграничения биологического и социального толкования ролевых отношений мужчин и женщин в социуме [9]. Вначале термин “гендер” противопоставлялся категориям “род” и “пол”, которые были естественными, природными и стабильными, а “гендер” конструировался, создавался обществом, предписывался институтами социального контроля и культурными традициями [6]. Современная гендерная теория не пытается оспорить существование тех или иных биологических, социальных, психологических различий между конкретными женщинами и мужчинами. Она просто утверждает, что сам по себе факт различий не так важен, как важна их социокультурная оценка и интерпретация, а также построение властной системы на основе этих различий. Развивая теорию о социальной системе, ее структуре и функциях, Т. Парсонс и Р. Бейлс предложили идею о позитивной функции дифференциации половых ролей, которая подтверждает существование гендерных стереотипов в обществе. Семья, по их мнению, может рассматриваться в контексте четырех переменных: адаптации, целеполагания, интеграции, сохранения образца. Эти функции семья выполняет как целое, причем допускается возможность перераспределения ролей в семье, но это рассматривается как дисфункция [7, с. 36 – 38].

Для К. Маркса и Ф. Энгельса гендерные различия во власти и статусе лишь отражают другие различия – прежде всего, классовые. Ф. Энгельс в работе “Происхождение семьи, частной собственности и государства” отметил, что частная собственность породила моногамию как потребность в прямых наследниках [8]. Заслугой марксизма является акцент на двойной занятости женщины на производстве и дома, тезис о необходимости освобождения женщин от социального и экономического неравенства. Яркой представительницей марксизма в России была А. Коллонтай. Она предложила организовать детские сады, создать специальные рабочие места в детских садах для воспитателя, уборщицы, повара и т. п. Эти меры, по ее мнению, способствуют освобождению женщин от домашнего труда и позволяют включиться в равноправный трудовой процесс.

Особую роль в развитии гендерной теории занимает теория психоанализа полового развития 3. Фрейда, которая оказала сильное влияние на понимание процесса социализации. В то же время она вызвала серьезные возражения и несогласие (прежде всего, феминисток) по поводу заданности мужского преимущества в процессе социализации. Еще одно направление психоанализа связано с именем Э. Берна, который уделял серьезное внимание влиянию социума и социальных отношений на характер поведения мужчин и женщин [2].

Весьма популярным остается псевдогендерный подход. Псевдогендерными исследованиями обычно называются те, где это понятие используется как синоним слова пол или как синоним социополовой роли. Такая ситуация складывается в том случае, когда авторы/исследователи осознанно или неосознанно стоят на биодетерминистских позициях, т. е. считают, что биология человека совершенно четко определяет мужские и женские социальные роли, психологические характеристики, сферы занятий и прочее, а слово гендер используют как более современное.

В настоящее время гендерная проблематика актуализируется как в отечественной, так и в зарубежной педагогике. К основным теориям гендера, принятым сегодня в социальных и гуманитарных науках, относятся теория социального конструирования гендера, понимание гендера как стратификационной категории и интерпретация гендера как культурного символа (культурной метафоры) [3, с. 9-19].

Теория “социального конструирования гендера” возникает как бы в противовес утверждению, что иерархия между мужчинами и женщинами биологически обоснована. Она основана на двух постулатах: 1) гендер конструируется (строится) посредством социализации, разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой информации; 2) гендер конструируется и самими индивидами – на уровне их сознания (т. е. гендерной идентификации), принятия заданных обществом норм и ролей и подстраивания под них (в одежде, внешности, манере поведения и т. д.) [3, с. 47]. Эта теория активно использует понятия гендерной идентичности, гендерной идеологии, гендерной дифференциации и гендерной роли. Гендерная идентичность означает, что человек принимает определения мужественности и женственности, существующие в рамках своей культуры. Гендерная идеология – это система идей, посредством которых гендерные различия и гендерная стратификация получают социальное оправдание, в том числе с точки зрения “естественных” различий или сверхъестественных убеждений. Гендерная дифференциация определяется как процесс, в котором биологические различия между мужчинами и женщинами наделяются социальным значением и употребляются как средства социальной классификации. Гендерная роль понимается как выполнение определенных социальных предписаний, то есть соответствующее полу поведение в виде речи, манер, одежды, жестов и прочего.

Гендер как стратификационная категория рассматривается в совокупности других стратификационных категорий (класс, раса, национальность, возраст). Гендерная стратификация – это процесс, посредством которого гендер становится основой социальной стратификации. В основу теории гендера как стратификационной категории положены классические теории социального неравенства и социальной стратификации (М. Вебер и П. А. Сорокин). Классовый фактор не является единственным в определении социальных различий, влияющих на поведение мужчин и женщин. В число других факторов входит этническая и культурная принадлежность. Центральное место отводится категории власти. Именно через категорию власти и доминирования определяются гендерные роли. Поэтому исследование гендера как стратификационной категории – это не просто описание разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин, но анализ власти и доминирования, утвержденных в обществе через гендерные отношения [7, с. 49].

В анализе проблемы пола феминистки, помимо биологического и социального аспектов, обнаружили третий – символический, или собственно культурный аспект. Понимание гендера как культурного символа связано с тем, что пол человека имеет не только социальную, но и культурно-символическую интерпретацию. Иными словами, биологическая половая дифференциация представлена и закреплена в культуре через символику мужского или женского начала. Это выражается в том, что многие не связанные с полом понятия и явления (природа, культура, стихии, цвета, божественный или потусторонний мир, добро, зло и многое другое) ассоциируются с “мужским/ маскулинным” или “женским /фемининным” началом. Таким образом, возникает символический смысл “женского” и “мужского” [3, с. 9 -19].

Для обозначения культурно-символического смысла “женского” и “мужского” исследователи обычно используют термины “фемининный” и “маскулинный”. Маскулинность (лат. masculinus – мужской) – набор личностных и поведенческих черт, соответствующих стереотипу “настоящего мужчины”: мужественность, уверенность в себе, властность и т. д. [1]. Понятие “маскулинность” подчеркивает иерархический (с господствующим мужским положением) принцип организации социума. Фемининность (лат. femina – женщина) – набор личностных и поведенческих черт, соответствующих стереотипу “настоящей женщины”: мягкость, заботливость, нежность, слабость, беззащитность [1].

Гендерные исследования маскулинности и фемининности получили свое развитие и в России, например, исследование по выявлению личностных качеств, входящих в конструкты “фемининность” и “маскулинность” (Е. Н. Каменская) [5]. Гендерная система, имея сложную композицию, не является жестко заданной. Гендерный порядок в ней представлен как иерархически организованная жизнь, а гендерные отношения основаны на неравенстве полов. Профессиональные отношения подразумевают гендерную структуру труда – это сложившиеся в обществе гендерные стереотипы мужских и женских профессий, установившееся неравенство в оплате труда между мужчинами и женщинами. В современном обществе гендерные контракты определяются в зависимости от того, как разделяется труд в публичной и приватной сферах. Гендерный контракт определяет, кто и за счет каких ресурсов осуществляет организацию домашнего хозяйства, уход за детьми и престарелыми в семье и за ее пределами.

Советский гендерный порядок как “этакратический” (власть государства) определяют Е. Здравомыслова и А. Темкина, подчеркивая, что социалистическое государство выступало основным агентом гендерного принуждения через законодательство, систему социальной политики и партийную идеологию. Для этакратического гендерного порядка была характерна гегемония гендерного контракта – работающая мать. Правила советского гендерного контракта были определены государством, предписывающим советской гражданке участие в общественно-полезном труде и общественной работе, деторождение, воспитание детей и уход за пожилыми людьми [4]. В период рыночных преобразований формируются новые контракты: контракты работающей матери, женщины, ориентированной на карьеру, домохозяйки, спонсорский контракт.

Таким образом, существует несколько научных подходов, которые по-разному трактуют феномен гендерных отношений. Каждый подход имеет как позитивные стороны, так и определенные недостатки в объяснении проблем пола и гендера. Ни один из представленных выше научных подходов не дает (да и не претендует) на исчерпывающее объяснение характера гендерных отношений, однако совокупные знания, грамотное применение научных концепций и подходов позволят понять сложные процессы, происходящие как внутри социальной системы, так и гендерной системы конкретного сообщества.

С давних времен во всех человеческих сообществах к разряду высших ценностей относится семья как важнейшее и основополагающее звено общества и государства. Семья – сложное универсальное образование, сочетающее в себе свойства ячейки общества(т. е. малой социальной группы, объединенной совместным проживанием и ведением домашнего хозяйства, эмоциональной связью, взаимными обязанностями по отношению друг к другу) и социального института как устойчивой формы взаимоотношений между людьми, в рамках которой осуществляется физическое и духовное воспроизводство населения, обеспечение жизнедеятельности всех членов семьи и преемственность семейных поколений путем трансляции культуры и социального опыта взаимодействия семьи, общества и государства.

Все социальные проблемы современности затрагивают семью, преломляются в ее самочувствии, способности выполнять свои многочисленные функции, преодолевать трудности. Проблемы жизнедеятельности семьи в современной России определяются как общемировыми тенденциями, так и острым социально-экономическим кризисом, который больно ударил по всем слоям населения, и следовательно, по семье. Нарастающие трудности и деструктивные тенденции грозят превысить защитные и самовос – становительные возможности семьи. Ей нужна помощь государства и общества, так как угроза семейному образу жизни, его неудовлетворительное функционирование и разрушение – это угроза государству и обществу.

Для выполнения социального заказа семей с разными уровнями самообеспеченности необходима подготовка специалистов сферы социальной работы, реализующих функции наставника, посредника, куратора, диагноста, консультанта, советника, психотерапевта и др. Социальная работа и ее гендерная составляющая тесно связаны между собой. С одной стороны, большинство клиентов социальных работников – это женщины (престарелые, многодетные, безработные, матери детей-инвалидов, женщины, оказавшиеся в ситуации домашнего насилия, и др.). С другой стороны, в основной своей массе социальные работники – это женщины. По нашему мнению, от того, распознают ли специалисты по социальной работе гендерное неравенство на индивидуальном и институциональном уровне в непосредственном взаимоотношении с клиентами или на структурном уровне в организационных, социальных и политических отношениях, зависят перспективы антидискриминационного социального обслуживания, социальной справедливости и социального развития, так как одни и те же проблемы по-разному воспринимаются женщинами и мужчинами в силу гендерной специфики системы социальной стратификации, а также по причине особенностей гендерных ролей, идеалов, стереотипов и социальных ожиданий, существующих в каждом конкретном обществе.

Гендерный подход в социальной работе позволяет увидеть эти различия и интересы, осознать, что явления, происходящие в обществе, решения, принимаемые в социально-экономической сфере, по-разному влияют на мужское и женское население, вызывая неодинаковые их реакции и не всегда одинаковые последствия для тех и других. Необходимость гендерного просвещения социальных работников не вызывает сомнений, так как всегда существует риск того, что, разбираясь с трудной жизненной ситуацией клиентов, специалисты также могут оказаться под влиянием стереотипов и исходить из “природного” предназначения мужчин и женщин. Отсутствие гендерной политики, гендерной культуры и традиций отражается и на законодательной базе в социальной сфере, и на деятельности социальных служб, которые часто не знакомы с принципами гендерного равенства и потому не всегда оказываются гендерно-чувствительными и не всегда готовы применить гендерный подход. Практически все социальные службы, исходя из того, что семейные проблемы, детские вопросы и конфликты – это сфера женщин, ориентированы преимущественно на них. Мужские кризисные центры, центры психологической поддержки мужчин – это редкое исключение. Опыт показывает, что существует необходимость создания специализированных учреждений для помощи детям и подросткам, пострадавшим от насилия. По нашему глубокому убеждению, социальные работники могут и должны продолжать заниматься исторически сложившейся проблемой гендерного неравенства и последствиями этого неравенства в обществе. В связи с этим необходимо на этапе активной работы в области социального обслуживания населения обратить внимание на гендерное просвещение социальных работников. Насколько четко специалисты будут различать мужскую и женскую психологию, культурные, классовые, статусные составляющие, властные взаимоотношения, настолько эффективнее будет проходить разрешение жизненных трудностей и проблем гендерного порядка, который сложился в российском обществе и который не просто может, а должен меняться.

Литература

Бендас Т. В. Гендерная психология. СПб., 2005.

Берн Ш. Гендерная психология: Законы мужского и женского поведения. СПб., 2007.

Воронина О. А. Социокультурные детерминанты развития гендерных теорий в России и на Западе //Общественные науки и современность. 2000. №4.

Здравомыслова Е., Темкина А. Социальная конструкция гендера и гендерная система в России//Гендерное измерение социальной и политической активности в переходный период. Центр независимых социальных исследований. 1996. Вып. 4.

Каменская Е. Н. Гендерный подход в педагогике. Ростов н/Д. , 2006.

Кон И. С. Обсуждение темы “Проблемы и перспективы развития гендерных исследований в бывшем СССР”//Гендерные исследования. 2000. №5.

Петрова Р. Г. Гендерология и феминология: Учебное пособие. 3-е изд. М., 2007.

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства//Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. М., 1987.

Scott Y. Gender: a Useful Category of Historical Analysis//merican Historical Review. 1986.


Современные теории гендера и актуализация гендерного подхода в теории и практике социальной работы