Сознание 9

Введение

Среди важнейших мировоззренческих вопросов, которые на протяжении всей своей истории решала философия, одно из центральных мест занимали проблемы сознания человека.

Уже с глубокой древности мыслители напряженно искали разгадку тайны феномена сознания. Наука, философия, литература, искусство, техника – словом, все достижения человечества объединили свои усилия, чтобы раскрыть сокровенные тайны нашей духовной жизни.

Для того чтобы изучить сознание человека как предмет философского анализа в первую очередь нужно рассмотреть такие понятия как материальное и идеальное, т. к. идеальность является главной характеристикой сознания. Здесь же нужно рассказать о возникновении и развитии сознания. Развитие сознания предполагает прежде всего обогащение его новыми знаниями об окружающем мире и о самом человеке.

Понятие “сознание” не однозначно. В широком смысле слова под ним имеют в виду психическое отражение действительности, независимо от того, на каком уровне оно осуществляется – биологическом или социальном, чувственном или рациональном. В более узком и специальном значении под сознанием имеют в виду не просто психическое состояние, а высшую, собственно человеческую форму отражения действительности.

1. Возникновение сознания.

Сознание современного человека есть продукт всей всемирной истории, итог многовекового развития практической и познавательной деятельности бесчисленных поколений людей. И для того, чтобы понять его сущность, необходимо выяснить вопрос о том, как оно зародилось. Сознание имеет свою не только социальную историю, но и естественную предысторию – развитие биологических предпосылок в виде эволюции психики животных. Двадцать миллионов лет создавались условия для возникновения разумного человека. Без этой эволюции появление человеческого сознания было бы просто чудом.

Для появления сознания должны были сформироваться биологические предпосылки и к ним относят:

1) сложную психическую деятельность животных, связанную с функционированием ЦНС и головным мозгом;

2) зачатки орудийной деятельности, инстинктивный труд человекоподобных предков, потребовавший освободить передние конечности в сочетании с прямохождением и

3) стадная форма обитания животных и возникновение звуковой сигнализации для передачи информации. Эти предпосылки необходимы, но не достаточны для появления человеческого сознания.

Этот качественный скачок наука связывает с историей становления человеческого общества. Отечественные ученые, осмысливая процесс антропосоциогенеза и опираясь на данные археологии, создали теорию двух скачков, соответствующих началу и концу антропосоциогенеза.

Первый скачок связан с началом изготовления орудий труда, что явилось поворотным пунктом в эволюции живого. С этого момента начинает свою историю процесс формирования человека как особого биосоциального вида и зарождения общественных отношений. Биологическая эволюция, требующая приспособления вида к изменяющейся внешней среде, сменяется приспособлением внешнего природного мира к изменяющимся потребностям человека посредством трудовой деятельности. Непосредственными предшественниками питекантропов были хабилисы (Homo habilis – человек умелый), которые изготовляли орудия труда, но по морфофизиологической организации оставались животными.

Второй скачок завершился сменой неоантропа Homo sapiens (человек разумный) человеком современного вида, а также установлением и господством социальных закономерностей.

В свете последних данных в области археологии между производственной деятельностью, с одной стороны, и возникновением мышления и языка, с другой, существует разрыв примерно 1-1,5 млн. лет. Но производственная деятельность в собственном, человеческом смысле слова может быть только сознательной и волевой, ибо создание орудий труда и с их помощью преобразование действительности в соответствии с изменяющимися потребностями требует предварительного создания проекта и плана деятельности.

В связи с переходом человека к производству орудий труда можно говорить о трех взаимосвязанных следствиях этого процесса.

Во-первых, принципиально новое качество жизнедеятельности человека с неизбежностью обуславливает изменение физиологических функций организма и соответственно изменение его существенных биофизиологических качеств. Человек переходит к систематическому прямохождению, перераспределяются роли конечностей, обновляется принцип кровообращения и т. д. Эти изменения физиологических функций организма создают биологически благоприятные условия для активизации деятельности мозга и его развития. Мозг первобытного человека уже существенно превышает по объему и весу мозг человекообразной обезьяны и отличается гораздо большей сложностью своего строения.

Во-вторых, сам процесс изготовления орудий труда, миллиарды раз из поколения в поколение повторяемые производственные операции с помощью орудий труда накапливают опыт человека. Логика все усложняющихся практических действий постепенно закрепляется в логике мышления, тренируя и развивая мозг, расширяя информационные возможности.

В-третьих, совершенствующийся производственный процесс одновременно усложняет и всю гамму жизненных проявлений индивидов. Становятся более многогранными и сложными их отношения между собой. Расширяется и усложняется их общение, в котором появляются новые, социальные мотивы: общение по поводу орудий и результатов труда, отношения субординации и координации и т. д., расширяется диапазон социальных ролей и их регуляция.

Достоверно установленным и доступным исследованию видом сознания является сознание человека. Своими предпосылками и некоторыми функциями оно наиболее тесно связано с психикой высших животных, но существенно отличается от него следующими характерными чертами.

– Сознание человека творчески активно. Животные лишь воспроизводят в психических образах предметный мир, а сознание человека в идеальной форме создает образы того, что в материально-предметном мире не могло эволюционно возникнуть.

– Сознание человека конструктивно. Психическая деятельность животных направлена на приспособляемость вида к изменяющимся условиям жизни, а сознание человека ориентировано на преобразование мира, его реконструкцию.

– Сознание человека целесообразно. Животные реализуют в своей психической деятельности либо генетически заложенную программу, либо индивидуально приобретенный опыт, не передаваемый по наследству. Сознание человека направлено на достижение идеально сформулированной цели. По словам Гегеля, разум человеческий не только могуществен, но и хитер. Его хитрость состоит в том, что человек с помощью сконструированных им технических изобретений заставляет предметы природы взаимодействовать, превращая их в средства реализации своих целей. Преобразование человеком природы продиктовано потребностями людей, их целями.

– Сознание человека обладает самосознанием. Животные не способны обращать психику на самих самого. Реализуя программу своей жизнедеятельности, они не анализируют свои действия, и не дают им оценок. У человека в процессе развития деятельности и сознания формулируется совокупность взглядов на себя как на индивидуального и социального субъекта.

Самосознание – это выделение человеком себя из окружающего мира, оценка им своих возможностей, характеристика себя в собственном мнении. Самосознание представляет собой процесс непрерывного развития и совершенствования. Первой его ступенью является осознание человеком своего тела, выделение его из мира вещей и других людей. На более высоком его уровне происходит осознание своей принадлежности к определенному сообществу, социальной группе, конкретной культуре. Самым высоким уровнем самосознания является понимание своего “Я” как индивидуального явления, своей неповторимости, уникальности. На этом уровне осознается возможность относительно свободных самостоятельных поступков и ответственности за них, необходимость самоконтроля и самооценки.

2.Свойства сознания.

Сознание обладает следующими свойствами: идеальностью, интенциональностью и идеаторностью.

Одной из наиболее характерных черт сознания является его идеальность. Проблема идеального дискутируется в философии с момента постановки ее Платоном. Но задолго до античной культуры способность человека мыслить, чувствовать, оценивать явления и процессы именовалась душой. Брахманы с незапамятных времен верили в существование души и ее переселение из тела в тело (метемпсихоз). Душа считалась небольшим воздушным образованием, легким и неосязаемым, которое в момент гибели тела покидала его. В древние времена душу называли разными именами: “пневма”, “псюхе”, “фантом”, “мана”, “квинтэссенция”. Этимологически душа ( anima ) понималась как дыхание, вдох и выдох. В концепции анимизма душа представала особой силой, обитающей в теле животного, человека и даже растения, которая покидала свою обитель во время сна или после смерти. Впоследствии душа стала представляться состоящей из трех частей: дыхание, творящее жизнь, назвали растительной душой; псюхе – душа чувствующая, а нус – разумная. Платон дает свою иерархию частей души: ” рациональная, эмоционально-гневливая и похотливая”, локализованные соответственно в голове, груди и брюшной полости. Аристотель, различая растительное, животное и разумное начала души, в человеке связывает их в единое целое, проявляющееся в различных функциях: питательной, чувственной и рассудочной. Трактуемая как особая жизненная сила, активное духовное начало душа, ее собственная активность ставилась в зависимость от общих законов космоса (логоса у Гераклита или дао в китайской философии).

В средневековой философии душа есть связующее звено между Богом и человеком. Душа бессмертна, поэтому заботиться следовало лишь о чистоте духовных побуждений.

В новоевропейской философии душа стала отождествляться с внутренним, глубоко индивидуальным миром личности, а дух – с разумом человека. В XVI веке складывается наука о душе – психология, не избежавшая влияния господствующего механистического мировоззрения. В XVII веке Декарт приходит к выводу, что идеальное – это следствие самосознания человека, способности оценивать внутренний мир своей души. Спиноза растворяет духовное, идеальное начало в природе, приходит к выводу, что идеальное порождается материальным и связывает сознание с мозгом. Активно-преобразующий характер идеального подчеркивает И. Кант, у которого идеальное выступает как прообраз некого максимума, стремящегося приблизить к нему состояние действительности. У Гегеля – идея сущность всего действительного, которое существует лишь постольку, поскольку имеет внутри себя идею и выражает ее. Предметы и явления выступают как единство субъективного и объективного, они должны совпадать не только с идеей, но быть единством понятия и реальности. Предметная реальность, не совпадающая с понятием, субъективна, случайна, произвольна и перестает существовать. В XIX веке после возникновения экспериментальной психологии понятие “душа” в философском анализе заменилось понятием “психика”.

Краткий исторический экскурс свидетельствует о широком диапазоне смыслового содержания категорий “идеального”. И по сей день идеальное отождествляется со знанием, психикой, субъективным. В современной европейской и отечественной культуре под идеальным понимается специфический способ бытия объекта в психическом мире субъекта; идеальное – отражение действительности в формах духовной деятельности, субъективный образ объективного мира.

Подробнее это свойство мы рассмотрим ниже.

Следующее свойство сознания – интенциональность. Что это такое? В переводе с латинского – стремление. Стремление к чему, на что? Это первичная смыслообразующая устремленность сознания к миру, смыслоформирующее отношение сознания к предмету”, предметное истолкование ощущений. Впервые термин “интенциональность” [направленность на предмет – С. С.) ввел специально для философии немецкий философ Гуссерль. Он понимал это свойство сознания как актпридания смысла предмету, идущий от сознания.

Гуссерль представлял себе сознание как необратимый, направленный на предмет поток; он протекает в синтезированной, целостной форме. В потоке выделяются отдельные единицы, имеющие собственную целостность. Это и есть явления или, строго говоря, феномены сознания (отсюда и название философии Гуссерля – феноменология – учение о феноменах).

Сознание в своей интенциональности складывается из различных актов сознания – восприятия воспоминания, фантазирования и т. п. Оно в акте интенции наполняет смыслом, прежде всего, языковую предметность – сам язык как символическую форму.

Интенциональная функция, таким образом, смыслодающая; весь поток сознания и отдельные его элементы – феномены – способны к самообнаружению, самораскрытию во времени.

Сознание всегда есть сознание чего-то. Оно имеет направленность на какую-то предметность, В сознании всегда есть что-то, что является предметом сознания. Интенциональность означает, что самосознание распадается на то, что в нем и на то как в нем2 .

То, на что распадается сознание, есть предмет, то, как оно распадается, есть форма. Эта предметность (“что”) представляет собой горизонт мира для сознания. Форма же сознания показывает, как оно бытийствует. Наше сознание имеет по крайней мере, три формы: жизненный опыт, оценка и смысл. Сознание в целом выступает как содержание жизненного мира человека. Интенциональность проявляется в возникновении предмета в горизонте мира.

В сознании возникают интеллигибельные объекты, которые тоже представляются как стоящие перед сознанием: отношения, числа, идеальные сущности и все, что может быть из них построено. В сфере сознания образуется интеллектуальная часть мира, имеющая собственные законы. Здесь интенциональность смыкается с идеальностью. Она есть, таким образом, придание смысла феноменам (явлениям сознания) и, даже, вещам самим по себе.

Можно выделить два типа интенции человеческого сознания: первичную (направленную на мир явления), и вторичную (направленную на мир духовный, божественный), как это делали еще средневековые схоласты. Одна интенция неотделима от другой, хотя ведущей, сущностной, основополагающей является вторичная, поскольку позволяет человеку реализовать свое фундаментальное онтологическое убеждение: реально существует этот мир вещей вокруг меня и реальнейше бытийствует сверхличный, имперсональный духовный мир. В то время как первичная интенция поддерживает только субъективную сторону дела – умонастроение “Я сам”. Однако и без нее невозможно, ибо познание высшего мира идет путем самопознания человека.

Идеаторность сознания. Термин был введен в философию К. Мегрелидзе в его книге “Основные проблемы социологии мышления” (Тбилиси, 1973 г.). Он необходим для четкого отличения сознания человека от психики животного. Идеаторность, строго говоря, суть способность сознания творить и воспроизводить идеи. Прежде всего сознание вырабатывает осмысленный план поведения человека в мире и обществе. Ориентация животного зависит от наличной среды, основана на инстинкте. В этом случае сознание не помогало бы, а мешало поведению животных.

Идейные отношения между индивидами могут возникнуть, во-первых, в сообществе, но, во-вторых, при известной индивидуализации субъекта от данной группы. С одной стороны, человек – существо социальное, а, с другой стороны, он неповторим, незаменим, независим от социума. Только в этих условиях возникает возможность идеации (творчества идей).

Животное же не имеет мысленного, идеаторного содержания в своем мозге.

Когда возникают зачатки внутреннего мира идей, тогда начинается жизнь сознания в подлинном смысле этого слова. Человек имеет образы вещей в своем сознании даже тогда, когда эти вещи не даны чувственно. Такие образы и составляют идеаторное содержание сознания, “На основе идеации впервые становится возможной выработка элементов языка. Владение же словом”‘ создает условия для различных мыслительных операций.

Человеческое сознание свободно воспроизводит различные образы и представления и не ограничено чувственностью настоящего момента, В своем воображении оно свободно двигается по векторам пространства и времени. Мировая линия доступна человеку не только “здесь и теперь”, но и “там и тогда”. Поведение человека определяется не только сиюминутной сенсорной ситуацией, но и мыслимой, воображаемой, представляемой – Именно свободное идеаторное содержание сознания и отличает его от психики животных (наряду о вышеназванными идеальностью и интенциональностью).

Без идеаторности, понятой как воспроизведение идей, не было бы роста и обогащения сознания. Благодаря ей психика человека обретает свой уникальный внутренний мир представлений, мыслей, идей, освобождающий нас от слепого, рабского поклонения “вот этому” моменту, сенсорному полю индивида.

3. Идеальность сознания.

Идеальность – важнейшее свойство сознания. На протяжении многих веков проблема идеального остается одной из самых актуальных и сложных в мировой философии. Именно из противоположного отношения к природе и идеальному в философской мысли рождается противостояние материализма и идеализма, а также разнообразные “прочтения” идеального и материального в различных философских школах.

В “Капитале” К. Маркс определяет идеальное как “материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней”. В этом определении можно выделить три важных момента: 1) связь идеального с процессом отражения, 2) адекватность (более или менее полная) воспроизведения в идеальном сторон и элементов отражаемого объекта и 3) творческий, конструктивный характер идеального.

Сам механизм преобразования материального в идеальное современная наука не может объяснить достаточно убедительно, но сущность подобного преобразования представляется в акте отражения предмета в форме целеполагания. Идеальное направлено на изменение образа предмета, а не его самого. Его главной целью является схема деятельности, направленной на достижение определенного результата. Таким образом, идеальное есть: а) особая форма отражения объективного мира и б) особая форма деятельности субъекта, в которой все изменения, преобразования осуществляются в форме бытия субъективного, духовного (субъективная реальность) и целенаправленно регулирует объективно-реальные действия человека. Идеальное – это образы, подлежащие опредмечиванию или духовной объективации.

В современной отечественной философии и науке сложились три концепции идеального. Согласно концепции Д. И. Дубровского, идеальное – явление, присущее субъективному миру отдельного социального индивида, материальным носителем его выступает нейродинамический код, природа которого науке до конца пока еще не ясна. В концепции Э. В. Ильенкова идеальное рождается и существует не в голове, а при помощи головы в общественной деятельности человека. Его нельзя отождествлять ни с результатами деятельности индивидуального нейрофизиологического аппарата (индивидуализированное духовное бытие), ни с материальным субстратом объективации этого бытия (книга, мрамор, архитектурная модель, икона). Оно включает в себя весь мир объективированного духовного бытия не только отдельной личности, но и результаты духовной деятельности всего исторического процесса, мир человеческой культуры и всю очеловеченную природу. В этом смысле идеальное первично по отношению к сознанию индивида.

По мнению М. А. Лифшица, идеальное непосредственно связано с идеалом и не сводимо к понятию идея. “Идея” – это категория, связанная с характеристикой психической, сознательной деятельности субъектов, а “идеал” обозначает объективно-реальные образцы, эталоны представителей любого вида неживой, живой и социально организованной форм бытия (совершенной формы кристаллы, эталонные образцы растений и животных, позитивные ценности и идеалы в обществе). В этом смысле идеальное онтологически первично как по отношению к индивидуальному сознанию отдельного субъекта, так и по отношению к духовной, а следовательно, и к практически-преобразующей деятельности всего человечества.

Направление дискуссии по проблеме идеального – от субъективной реальности через объективацию духовного и распространению идеального на всю природу – ставит перед философией проблему носителя идеального. Здесь правомерна аналогия с дискуссионным ходом обсуждения понятия “информация”: от информации, понимаемой как знание, к информации, трактуемой как отражение в саморегулирующихся системах, а потом к выводу об атрибутивности информации как содержанию любой формы отражения.

Проблема соотношения сознания и идеального также не имеет однозначного решения. То, что они не совпадают, очевидно. Но следует заметить, что, во-первых, практическая деятельность всегда целесообразна, т. е. сознательна, однако она включает в себя материально-предметный аспект; во-вторых, будучи субъективным образом, связанным с нейродинамическими процессами в ЦНС идеальное шире сознания и присутствует в психической форме отражения, следовательно, свойственно и животным; в-третьих, существуя в объективизированных формах, идеальное никак не может быть отнесено к психическому миру сколь угодно высокоразвитых животных. Человек обретает идеальный план жизнедеятельности только при условии приобщения его к исторически развивающимся формам общественной жизни. В современной отечественной литературе существуют две трактовки идеального: объективистская (Э. В. Ильенков), субъективистская. Последняя признающая за идеальное мимолетные психические состояния отдельной личности, совершенно индивидуальные и не имеющие всеобщего значения для других людей. Идеальное является исключительно субъективной реальностью и существует только в голове общественного индивида, не выходя за рамки, т. е. за ее пределы, хотя это качество и связано с воздействиями внешнего мира, с активной деятельностью человека, обусловлено органической включенностью индивида в функционирование общественной системы. Идеальное охватывает весь круг явлений субъективной реальности, это есть способность личности иметь информацию в “чистом виде” и оперировать ею во времени.

Объективистская (Э. В. Ильенков), полагает, что идеальное – это всеобщие и необходимые формы знания и познания человеком независимо от него существующей действительности.

В таком виде идеальность сознания существует уже у Платона. Именно он пишет об идеях как об универсальных, общезначимых – законах души,, которые она обязана признавать. “Коллективно созидаемый людьми мир духовной культуры, – пишет Ильенков, – противостоит индивидуальной психике как некоторый очень особый и своеобразный мир – как “идеальный мир вообще”, как идеализированный мир”2 .

Итак, свойство сознания, названное нами идеальностью, объективно, самостоятельно, необходимо. Оно универсально, бестелесно, неуловимо для материальных способов обнаружения; к тому же это – абсолютная сила повелевать людьми и вещами, это бесспорная и несомненная реальность.

Внешне, как культура, идеальность имеет материальную оболочку, ибо объективируется в книгах, статуях, храмах, в орудиях трупа и т. п. “Все эти предметы по своему существованию – вещественны, материальны, но по сущности своей, по происхождению – идеальны, ибо в них воплощено коллективное мышление людей, всеобщий дух человечества”3 .

Всякая материальность имеет смысл только будучи наполненной идеальностью человеческого сознания, проистекающей из объективности духа. Без этого идеально-объективного смысла нет языка, культуры, есть лишь “колебания голоса”, как отметил еще средневековый философ Росцелин.

Идеальность – атрибут сознания, т. е. это последнее но существует без первой. Сознание только и начинается там к тогда, где и когда человек вынужден объективировать свои внутренний мир в общезначимых ценностях, посмотреть на себя со стороны, глазами других людей, соизмерить свое поведение с общепризнанными нормами, “идеальными но своей сути”. Отнять у человеческого сознания идеальность невозможно, иначе оно сведется к психике животных.

Подход к проблеме идеального должен быть, прежде всего философско-конструктивным (Алексеев А. П., Панин А. В.). Философским он является поскольку выведен на философский уровень, где главным оказывается отношение человека к миру, рассматриваемые в онтологическом, гносоологическом, аксиологическом и праксеологическом аспектах. Вместе с тем этот же подход выступает как конструктивный, поскольку неразрывно связан с творчеством человека, с его творческой деятельностью.

Философский подход к идеальному с достоинством оценивает человека в его индивидуальном – экзестенциональном измерении. Поскольку идеальное связано с творчеством, а творчество не мыслимо без субъективности индивида, его эмоционально-чувственной стороны, постольку идеальное не исключает, но и предпологает соучастие чувств, эмоций, интуиции, “мимолетности” и “случайности”, т. е. всего богатства и уникальности проявления живой жизни. Эта точка зрения по отношению к субъектистской и объективистской является синтетичесой, на основе которой предполагается гармоничное их объединение.

Философская интерпретация идеального эволюционирует от вопроса о соотношении сознания, идеи и материи, предметов реального мира. Идеалистическая традиция рассматривает идеальное как конструктивно-преобразующую сущность действительности, импульс изменения и развития вещественного мира, а мир материальных явлений как сферу реализации, выражения и проявления идеального. Как справедливо отмечает Э. В. Ильенков, “объективность “идеальной формы” не ошибка Платона и Гегеля, а бесспорный факт трезвой констатации независимого от воли и сознания индивидов существования идеального в пространстве человеческой культуры”

Идеальность как внепространственность, недоступность чувственному восприятию, невещественность, невидимость, неслышимость и т. п. чувственных образов и знаково-символического мышления существует лишь в восприятии, воображении, мысли чувствующего и мыслящего общественного субъекта. В этом принципиальное отличие реальности сознания от реальности материального, реальности психического, субъективного от реальности физического, объективного.

“Идеальное” обозначает как сам процесс, так и результат этого процесса, а именно процесса идеализации, психического отражения действительности, формирующего образ предмета, который, в свою очередь, является “идеальной формой бытия предмета в голове человека”. Изначально идеальные образы возникают и формируются как момент практического отношения человека к миру, опосредованного формами, созданными предшествующими поколениями людей.

Идеальное, будучи миром образов и понятий, обладает собственной логикой, относительной самостоятельностью собственного функционирования [2], определенным уровнем свободы, выражающейся в способности идеального порождать новое или вообще нечто, непосредственно в действительности не встречающееся и являющееся результатом духовной деятельности.

Нужно иметь в виду, что на первых порах своего становления идеальное непосредственно вплетено в материальную деятельность, становясь далее все более самостоятельным. С увеличением “пространства идеального” оттачивается логика мышления как воспроизведения предметов окружающего мира, поднимается уровень опережающего отражения действительности, уровень и качество творческого воображения.

Идеальное всегда остается личностным явлением, субъективным проявлением мозговых процессов человека. Последние актуализируют для индивида информацию в виде субъективных переживаний, знаний и т. п. Неактуализированная для личности (потенциальная) информация, хранящаяся в различных структурах головного мозга, зафиксированная в памятниках культуры, произведениях искусства, книгах, инженерных сооружениях и разработках, никак не может быть соотнесена с понятием идеального, пока не станет актуальной для сознания индивида.

Идеальное всегда остается тождественным индивидуальному сознанию, определяющему и формирующему в свою очередь сознание общественное. Только в процессе актуализации, распредмечивания форм общественного сознания сознанием конкретных индивидов общественное сознание становится идеальным, субъективной реальностью сознания этих индивидов.

В философской литературе встречается и точка зрения на идеальное как творчество в широком смысле слова, т. е. его активность, конструктивность, направленность мысли на новое, избирательную интенциональность, опережающий характер отражения действительности и т. п. В этом смысле идеальное как креативность сознания представляет собой целенаправленное, контролируемое и управляемое личностью отражение внешнего и внутреннего мира. Именно поэтому идеальное включает в свое содержание эмоционально-волевые компоненты, интуицию, ценностные структуры, определяющие оценку явлений действительности и соответственно выбор желаемого будущего. Идеальное становится мысленным “проигрыванием” будущих вариантов действия, постоянно опережает в своих идеальных структурах структуры будущей практики.

Итак, идеальное многозначно в своих сущностных характеристиках, что обусловливает и многообразие философских классификаций идеального содержания сознания.

Нередко в литературе различаются три уровня функционирования идеального: а) идеальное в психической деятельности животных; б) идеальное человеческой психики; в) идеальное в ценностях культуры.

Особые сложности возникают при анализе специфического характера функционирования идеального в сфере культуры. Действительно, тексты, символы и предметы культуры представляют собой нечто в глазах индивида и общества только потому, что несут в себе идеальные смыслы, ценности и значения. Они обладают идеальным содержанием в той мере, в какой являются общезначимыми элементами общественной культуры и воспроизводятся ее носителями. При этом в процессе восприятия и “расшифровки” идеального содержания предметов культуры осуществляется диалог каждого индивида с автором культурных ценностей и значений, их “присвоение” и понимание. Некоторые авторы, такие как К. Поппер, вообще приходят к выводу, что функционирование общественно-культурных ценностей нельзя отнести ни к материальной, ни к идеальной сфере, что это – нечто третье, хранящееся в предметах культуры.

Вопрос о типах и видах идеального является источником недоразумений и расхождений во влияниях.

Идеальные феномены в зависимости от уровня сознания могут быть разделимы на два типа : индивуализированное идеальное и общественное идеальное.

Идеальное может быть коснитивным (или гносеологическим) и оксиологическим (ценностным).Пример: идеалы теории, гипотезы и с другой стороны, идеалы добра, справедливости, прекрасного.

В историко-философской литературе нередко встречается градация идеальных явлений на теоретические и практические.

Итак идеальное – это гносеологические образы (образы будущих предметов или ситуаций, программы, модели) и высшие ценности бытия человека (добро, правда, справедливость, красота и т. п.), которые подлежат реализации в деятельности человека.

В зависимости от содержания и функций идеального его можно также классифицировать на: а) когнитивное (научные и другие теории, гипотезы, представления); б) аксиологическое (нравственные, эстетические идеалы); в) психологическое (субъективные переживания в эмоциях и чувствах); г) праксеологическое (конкретные идеи, цели и задачи повседневной практической деятельности людей) и иные формы функционирования идеального.

Принято различать и такие типы и формы идеального, как практическое и теоретическое, конкретное и абстрактное, реальное и формальное, утопическое и реалистическое и т. п.

4. Функции сознания

Знания, эмоции, воля в своем единстве характеризуют работу сознания и обеспечивают выполнение им ряда жизненно важных для человека функций.

Первейшая функция сознания, выражающая саму его сущность, есть функция познания – верного, адекватного отражения действительности. Сознание позволяет человеку проникнуть в сущность предметов, процессов, явлений объ­ективного мира, получить нужную информацию о них. По­знание осуществляется в формах чувственного и рациональ­ного отражения, на эмпирическом и теоретическом уровнях мышления. Особенность человеческого отражения – его осознанность. Иначе говоря, познание неразрывно связано с осо­знанием того, что собой представляет та или иная вещь, в каких отношениях она находится с другими вещами, какое значение она имеет для познающего субъекта. Осознание присуще только человеку.

Благодаря единству познания, осознания, самосознания выполняется важная функция оценки получаемой информа­ции. Человек не только получат данные о внешнем мире, но и оценивает степень их адекватности и полноты, оцени­вает саму действительность с точки зрения своих потреб­ностей и интересов.

Человеческое сознание выполняет также функцию накопления знаний (аккумулятивную функцию). В сознании индивида накапливаются знания, полученные из непосредственного, личного опыта, а также добытые его современниками или предшествующими поколениями людей. Эти знания становятся основой для добывания новых знаний, для осуществления практических действий.

Однако их реализация возможна лишь благодаря тому, что сознание выполняет еще одну важную функцию – постановку цели. Опережая ход событий, человек строит модель “желаемого будущего” и определяет пути его дости­жения, то есть ставит цель и планирует свои действия.

Высшие возможности сознания проявляются в его конструктивно-творческой функции, заключающейся в мысленном конструировании направлений и форм деятельности человека в целях создания принципиально нового. Сознание может предсказывать, предвосхищать то, что произойдет в силу действия объективных законов.

На основе оценки факторов и в соответствии с поставленными целями сознание регулирует, упорядочивает действия человека, а затем и действия человеческих кол­лективов, то есть осуществляет функцию управления. Так как деятельность индивида как общественного существа требует общения личности с другими людьми, взаимного обмена мыслями и знаниями, то сознание, преобразуя мысль в слово, осуществляет функцию связи (коммуникативную функцию).

Таковы важнейшие функции сознания. Все они взаимо­связаны и взаимно переплетаются.

Заключение

В течение многих веков не смолкают горячие споры вокруг сущности сознания и возможностей его познания. Богословы рассматривают сознание как крохотную искру величественного пламени божественного разума. Идеалисты отстаивают мысль о первичности сознания по отношению к материи. Вырывая сознание из объективных связей реального мира и рассматривая его как самостоятельную и созидающую сущность бытия, объективные идеалисты трактуют сознание как нечто изначальное: оно не только не объяснимо ничем, что существует вне его, но само из себя призвано объяснить все совершающееся в природе, истории и поведении каждого отдельного человека. Единственно достоверной реальностью признают сознание сторонники объективного идеализма.

В современной европейской культуре существует большое количество определений сознания, в которых делается акцент на различных его аспектах: идеальность, конструктивность, адекватность, целенаправленность и целеполагание, опережающее отражение действительности, регулирование и самоконтролирование деятельности. Сознание есть связанная с деятельностью мозга способность человека отражать и воспроизводить мир в идеальной форме, способность целенаправленно, творчески активно, опережающе и конструктивно отражать действительность и преобразовывать ее в своих интересах.

Сознанию человека присущи такие стороны, как самосознание, самоанализ, самоконтроль. А они формируются лишь тогда, когда человек выделяет себя из окружающей среды. Самосознание – важнейшее отличие психики человека от психики самых развитых представителей животного мира.

Сознание – высшая форма отражения действительного мира; свойственная только людям и связанная с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании и сам о контролировании поведения человека. “Ядром” сознания, способом его существования является знание. Сознание принадлежит субъекту, человеку, а не окружающему миру. Но содержанием сознания, содержанием мыслей человека является этот мир, те или иные его стороны, связи, законы. Поэтому сознание можно охарактеризовать как субъективный образ объективного мира.

Список литературы

1. Ильенков Э. В. Проблема идеального // Вопросы философии. 1979. № 7. С. 150.

2. Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. М., 1972. С. 70.

3. Андрейченко Г. В., Грачева В. Д. Философия 2001

4. Патнэм Х. Философия сознания. М.: Дом интеллектуальной книги. – 1999. – 240 с.

5. Книгин А. Н. Философские проблемы сознания. – Томск, Изд-во Томского ун – та, 1999.- 338 с.

6. Лешкевич Т. Г. Философия. Вводный курс. Темы: 30-33, 39-44. М.: Конкур, 1998.- 464 с.

7. Философский энциклопедический словарь. – М.: ИНФРА-М, 1997.

8. Жуков Н. И. Философия: Учебник. М., 1998. С. 170-171.

9. Философия: Учебник для вузов/Под ред. проф. В. Н. Лавриненко, проф. В. П. Ратникова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.

10. Философия: Курс лекций: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений/Под общей ред. В. Л. Калашникова. – 2-е изд. – М.: Гуманит. Изд. центр ВЛАДОС, 2004.


Сознание 9