Тело человека и проблема биотехнологий

В. А. Ерофеева

Анализируя социальные, культурные, антропологические проблемы, необходимо обратить внимание на развитие научной мысли. За последние два столетия научно-технические достижения радикально изменили облик человеческого общества. Наука создает новую среду для бытия человека. “Как и искусство, – пишет Мартин Хайдеггер, – наука не есть просто культурное занятие человека. Наука – способ, притом решающий, каким для нас предстает то, что есть. Мы должны поэтому сказать: действительность, внутри которой движется и пытается оставаться сегодняшний человек, все больше определяется тем, что называют западноевропейской наукой” 1 . Новейшие информационные технологии позволили человечеству приумножить и сохранить знания, накопленные веками. Это способствовало тому, что границы человеческого влияния на природу, общество и самого себя изменились. С одной стороны, выявились конструктивные перспективы науки и основанной на ней техники. С другой стороны, проявились отрицательные результаты цивилизации технологического типа: угроза глобального экологического кризиса, истощение природных ресурсов и загрязнение почвы, ухудшение состояния урбанизированных территорий, резкое увеличение числа локальных военных конфликтов, распространение раковых заболеваний и инфекционных эпидемий.

Современные ученые (антропологи, психологи, социологи, биологи, физики и т. д.), анализируя перспективы развития человека как биологического вида, выделяют два подхода к освещению этой проблемы. Первый исходит из того, что радикальные перемены во внешней среде (изменение радиоактивного фона, состава воздуха и питания, усиление жесткого космического излучения в связи с ослаблением озонового слоя) приведут к усилению мутации организма человека и антропологическому разнообразию, а также к формированию нового облика индивида, иного вида Homo sapiens. Второй подход основывается на том, что человек не является завершающим звеном в эволюционной цепочке на планете Земля. Кризисные явления в развитии Homo sapiens со временем приведут к гибели этого биологического вида.

С точки зрения естественных наук (биологии, физиологии, медицины, биохимии и т. д.) человек – это биологический продукт, включенный во всеобщую систему эволюции. Люди принадлежат к высшим млекопитающим, образуя особый вид Homo sapiens. Поведение животного представляет собой одну из форм функционирования его организма (тела). Именно структура организма детерминирует потребности животных и программы их поведения. Всякое животное рождается на свет с данным ему от природы богатым набором инстинктов, которые обеспечивают его приспособленность к первоначальным и известным условиям обитания, хотя это и ограничивает варианты видового поведения. Иначе обстоит дело с человеком.

В современных антропологических, этнографических и социальных теориях одно из определений культуры – это нормативно-приемлемое программирование поведения человека. Ученые разных направлений сходятся в признании того, что именно культура, которая с детства осваивается человеческим индивидом, играет решающую роль в развитии человека. Культура признается исходным отличительным признаком и самого типа сообщества, характерного для Homo sapiens. Культура базируется не на функциональной дифференциации потребностей и стимулов человеческого организма, а на единстве культурных законов как “сверх-природной” нормативно-ценностной системы, регулирующей индивидуальное поведение. Наличие культуры отличает человеческое общество от любого объединения животных особей. Культура – это форма, в которой развиваются и передаются из поколения в поколение ценности, нормы, установки, правила, взаимосвязи индивидов.

Вместе с тем с точки зрения культурной антропологии культура имеет для человека адаптивное значение, она способствует его приспособлению к внешнему природному окружению. Одна из первых попыток выработать комплексный подход, учитывающий и биологическую, и культурную составляющую жизни человека, была предпринята философской антропологией. По мнению философов этого направления (М. Шелер, А. Портман, Х. Плеснер, А. Гелен), человек является “больным животным”, “незавершенным существом”, “дезертиром жизни”. Человек – недостаточное с природной точки зрения существо, лишенное надежных инстинктов, предоставленное неопределенной полноте открытого мира. Лишь целенаправленное, деятельное изменение человеком этого мира в пространство, пригодное для жизни, делает возможным само существование человеческого рода как доминирующего среди остальных живых существ. В естественных природных условиях человек, если его рассматривать с точки зрения биологической, был бы уже давно истреблен, живя на земле среди самых ловких пугливых животных и самых опасных хищников.

Человеческое тело, в рамках философской антропологии, это не просто механическое соединение костей, мышц и клеток, не обладающее каким-либо духовным наполнением, не анатомический объект, а органическое единство чувственного и интеллектуального начал, возникающее через интеграцию природной среды и социокультурного мира. Однако антропологический подход в философии имеет свои недостатки. Для философов этой школы человек – живое существо, потерявшее свою “непосредственность”, естественность, раскованность и утратившее природное равновесие. “Поэтому по природе, по самой форме своего существования он искусственен” 2 . Он вынужден строить социокультурное пространство для того, чтобы стать полноценным существом, т. е. сам по себе оказывается неполноценным. Однако мы видим, что на самом деле социально-культурная жизнь человека характеризуется “избыточностью”, а не недостатком.

Процесс изменения в природе имеет свои пределы. То, что природа оставляет несовершенным, совершенствует культура. Там, где природа исчерпывает свой потенциал, человек, как “венец природы”, продолжает трансформацию на культурном уровне. “Окультуренное и овеществленное тело” есть тело “дополненное”. К его изначальным данным и характеристикам прибавляются свойства и качества, которые порождены спецификой социокультурной среды, определяющей условия существования, характер осмысления, принципы использования и преобразования человеческого тела.

Рассмотрим основные характеристики человеческого тела. Во-первых, из-за вмешательства человека само природное пространство невозможно без присутствия человеческого тела, благодаря которому среда “очеловечивается и окультуривается”. “Человек несводим к “разуму”, “сознанию”, “субъекту”, человек – социальное существо, и потому его тело – это не просто физическое тело, но и тело, наделенное определенными навыками и умениями, которые он получает от социальности” 3 . Когда речь идет о теле как о продукте культуры, то надо помнить и о культурном преобразовании пространства, о тесной взаимосвязи человеческого тела и окружающего его мира. “Тело всегда вписано в территориальные коды культуры, являясь производной от способов культурного освоения территорий” 4 . Всякое современное пространство – это продукт культурной экспансии. “Окультуренное пространство” в эпоху научного и технического прогресса требует пребывания в нем “окультуренного тела”, оснащенного огромным арсеналом технических средств и машин, символических и знаковых структур. Тело человека трансформируется в инструмент и необходимый предмет социокультурного пространства. Социальная и культурная жизнь является обязательным условием раскрытия человеческих возможностей; это единственный способ собственно “человеческой” жизни.

“Окультуренное тело” предполагает вокруг себя множество сложных технических объектов (бытовая техника, мебель, спортивное и игровое оборудование, предметы роскоши), изобилие вещей на себе (одежда, обувь, различные аксессуары), наличие медицинских устройств внутри организма человека (зубные пломбы, металлические скобы, искусственные органы, протезы) или физиотерапия, лекарства, гомеопатические препараты, биологически активные добавки и многое другое. Тело переросло свои прежние границы, и внешний мир становится непосредственным продолжением человеческого тела. “Через свое тело, через тело массы, через одежду, через пищу человек сливается с природой, с телом мира, т. е. границу тела провести трудно. Оно плавно переходит в космос” 5 .

Всю предметную среду социокультурного мира можно рассматривать как результат вынесения во внешнее пространство функций правой (специализирующейся на активных действиях) и левой (выступающей в роли дополнительного помощника в действии) рук, глаз, ног. Искусственно преобразованная среда приобретает антропоморфные черты за счет того, что включается в деятельность человека в качестве продолжения его естественных органов. “Продолженная кожа превращается в одежду, рука – в оружие или инструмент, нога – в колесо, все тело – в дом, а продолженная нерв-ная система – в электронные сети” 6 . Антропоморфный характер преобразованной человеком среды проявляется в уподоблении его телу искусственно создаваемых предметов по форме, пропорциям, масштабам и т. д. Ближайшим образом тело человека воспроизводится в его одежде, которая может акцентировать одни его части и нивелировать другие. С его формой и размерами соотнесены так или иначе мебель, посуда, рабочие инструменты. “Каждый такой предмет рассчитан на непосредственный контакт с человеком и прилажен к соответствующим формам его тела: рукоятка приспособлена к ладони, спинка кресла – к изгибу туловища” 7 . Архитектурные сооружения, градостроительные структуры воспроизводят некоторые обобщенные свойства человеческого тела: его вертикальную ориентацию, симметричное строение (верх – низ, лево – право, вперед – назад). В свою очередь, искусственно созданный предметный мир формирует особое человеческое тело.

Научный багаж о теле как о биологическом объекте все более совершенствуется. Социальное знание о человеке также меняется как по форме, так и по содержанию. Взаимодействие биологического с социальным в рамках телесности приводит к тому, что активная преобразовательная деятельность человека направлена не только на внешний мир, но и на самого себя. Для того чтобы разграничить тело как природный, физический объект и тело как социокультурное явление, мы будем использовать понятие “социальное тело”. Введение этого понятия позволяет проанализировать не столько индивидуальные, сколько социальные черты и особенности тела человека. “Социальное тело” – это результат взаимодействия индивида с социальной многоструктурной средой, которая влияет на поведение субъекта и его репрезентативные навыки, на его восприятие и конструирование собственного тела, тел других индивидов, на целостный образ окружающего пространства человека. В рамках “социального тела” человек воспринимается как субъект трансформации для осуществления различных моделей, схем, планов социокультурной среды. Проект успешной жизни человека, образ индивидуального тела, “правильная” профессия и модный отдых – все это заранее сформировано и размножено социальной системой. Субъекту предлагается выбор, изначально ограниченный и фиксированный, создающий иллюзию личностного предпочтения, телесного несходства и индивидуального существования. Так, биологическое тело, в чем-то спонтанное и непредсказуемое, подчинило себя образу жизни электронной и компьютеризованной вещи, становясь “послушным”, “ежедневно соблюдающим дисциплину объектом” 8 . Естественные телесные потребности человека и удовлетворение повседневных желаний осуществляются через программы и законы, которые создаются и контролируются через дисциплинарные практики культурой и социумом.

“Социальное тело” позволяет индивиду, имеющему специфическую человеческую природу, быть не статичным объектом, однажды запрограммированным на определенный тип целостности. Тело человека воспринимается как тело-конструкт. Человеческое тело становится значимым, приемлемым, нормированным и вписанным адекватно в то пространство, которое необходимо для жизни. Следовательно, нельзя говорить о теле самом по себе, но необходимо говорить о множестве вариаций тел. Воспринимая тело как конструкт, мы анализируем человека через призму изменений, происходящих в социокультурной среде.

“Тело” и “социальное тело” человека – взаимодополняющие понятия. “Социальное тело” человека “…оказывается его интегральной характеристикой, не совпадающей с той или другой его стороной (например, биологической или материальной в противоположность социальной или духовной), она охватывает как физические, так и метафизические его параметры. Тело – способ, каким природа становится человеком” 9 . Разговор о теле человека в настоящее время требует разработки собственного языка, отличного от дискурсов таких дисциплин, как биология, медицина, психология, которые до недавнего времени удерживали монополию на право рассуждать о теле. Это происходит потому, что в современном постиндустриальном обществе сам человек меняется, приобретает новые характеристики. Соответственно меняются и навыки использования и репрезентации тела. Попробуем теперь обозначить, как складывается новый вид “социального тела” и какие теоретические средства могут нам пригодиться для его описания. В рамках культурного анализа, философско-социальной и философско-антропологической парадигмы тело человека изучается и репрезентируется в терминах научно-технической сферы. Тело, описанное в данной терминологии, характеризуется как мобильный, реконструирующийся, трансформирующийся и саморазвивающийся объект. “Человеческое тело” – это конструкт (и конструктор), который имитирует, копирует и применяет для жизни модели существования природных и культурных тел-объектов. В постиндустриальном обществе эта тенденция многократно усилилась.

Разграничение понятий “тело” и “социальное тело” связано с тем, что тело человека ассоциируется с фиксированным, относительно статичным, ограниченным анатомо-физиологическим объектом. Понятием “социальное тело” обозначается тело человека с присущей ему двигательной активностью, экспрессивными формами проявления, находящееся в социокультурном пространстве и времени и взаимодействующее с ним. Если пределы тела человека как естественно-природного феномена принято отождествлять с внешним покровом тела, то границы социокультурного явления носят подвижный характер, поскольку зависят от особенностей существования человеческого тела в социальном пространстве. Размеры “социального тела”, в предлагаемом здесь понимании, не совпадают с телом человека как биологическим организмом. “Социальное тело” человека – это не натуральная вещественность организма, это феноменальная телесность как способ, каким человек проживает и переживает процесс трансформации, изменения. “Феноменология позволяет нам понять конститутивность нашего тела, то есть то, что оно не дается от природы, но формируется в жизненном опыте человека” 10 . “Социальное тело” – это то, благодаря чему человек может “жить и быть” как искусственное, окультуренное, активное, творческое, уникальное создание, ворвавшееся из природного цикла в область бесконечно меняющихся вариаций социокультурного бытия. Анализируя “социальное тело” человека, мы можем говорить о теле как “теле человеческом”, которое отличается от всех остальных тел, проходящих эволюционный путь, но не культурно-исторический.

Преодолеть недостатки философской антропологии позволяет социально-топологический подход. “Согласно социальной топологии, тело – продукт социального конструирования. Она показывает взаимообусловленность социальных форм бытия и соответствующих им телесных техник и практик, имеющих место в определенном типе обществ” 11 . Таким образом, тело человека (как организм) включено в “социальное тело” и является его ядром. В “социальное тело”, помимо физического тела, вписан мир культурных предметов и явлений, имеющих знаково-символический смысл. В момент взаимодействия человек, соприкасаясь с конкретным предметом или явлением, вступает в контакт и со всем остальным миром, образуя сеть множественных связей и увеличивая свою территорию существования до бесконечности. Расширение территории жизни возможно за счет того, что современный человек сталкивается с таким явлением, как “номадический стиль”. “Номадический стиль – это переходы и передвижения без установленного заранее места назначения, без утраченной родины” 12 . Понятие “номадический субъект” Роза Брайдотти в своей работе “Путем номадизма” использует в значении “кочевой современный человек”. Люди собираются в группы в определенном месте, чтобы расстаться с привычным, “оседлым образом жизни” на краткосрочное время. Они отличаются от туристов, путешественников, мигрантов тем, что у них нет заранее установленной конечной точки прибытия и планов на будущее (это современные политические движения, “лагеря мира”, музыкальные фестивали, научные конгрессы и т. д.). “Номадический стиль” характерен для социокультурной среды, что обеспечивает основание для разнообразия и развития человека в пространстве и во времени.

Понятие “социальное тело” позволяет применить к человеку целостный подход: тело воспринимается как единство природного организма и социокультурного тела. “Социальное тело” как раз и оказывается динамическим состоянием, обеспечивающим это единство для каждого индивида, дающим человеку возможность своевременно и адекватно приспособиться к постоянно изменяющимся условиям природной среды и социальной системы. Таким образом, обеспечивается целостность восприятия окружающего мира. В природе целостность зависит от таких процессов, как устойчивость и стабильность. Эволюция возможна лишь потому, что устойчивость живых систем базируется на лабильности их организации, ее способности к изменениям в определенных направлениях, ведущих в конечном итоге к дальнейшему совершенствованию самих механизмов сохранения. В рамках “социального тела” целостность – развивающееся единство природного и социального, индивидуального и коллективного, объективного и субъективного начал. Развитие и саморазвитие такой целостности осуществляется при постоянном обмене человека с окружающей средой энергией, веществом и информацией.

Сущность человеческих свойств, качеств, способностей проявляется тогда, когда человек утверждает себя не как “раб специфики своего организма”, а как активное существо, реализующее себя в социокультурном пространстве. Формирование целостности человека основано не только на взаимном дополнении и сочетании природного и культурного, но и на противоборстве, столкновении, несоответствии социальных норм, стереотипов, профессиональных требований природным основаниям. Например, общество требует от человека выполнения определенных социальных функций, не сообразующихся с его биологическими возможностями (что особенно ярко проявляется в случае болезни или инвалидности). Для современного человека, живущего в городе, сидеть по 10-12 часов за компьютером или стоять полную рабочую смену на ногах – это норма, хотя и вынужденная. С природной точки зрения такая деятельность является аномальной для тела человека. Процесс взаимодействия природного и социального носит двусторонний характер. С одной стороны, тело человека, как биологическая данность, подстраивается под требования социальной системы, с другой – сама социальная организация должна обеспечивать нормальное функционирование природных основ человека.

Человек, с рождения выросший в такой атмосфере, даже не замечает, что его мысли, желания, индивидуальное тело, потребности, вся жизнь помещены в поле публичного анализа и конструирования. Индивид, выставляющий на всеобщий показ свои внутренние переживания, демонстрирующий физическое тело, открывается коллективному пространству в ожидании беспощадной публичной критики или массового одобрения. Публичный анализ через механизмы сравнения, выделения и разделения возводит во-круг каждого индивида стены с определенными кодами, чтобы пометить его общественно-практическую деятельность, превращая конкретного индивида в персонифицированный предмет и “объект изменения”. Профессиональная или личностная информация о человеке проходит отбор и классифицирует его систему поведения, его тело как нормативные или аномальные, поощряя или наказывая индивида. Становится модным и престижным “быть рассматриваемым, наблюдаемым, детально исследуемым и сопровождаемым изо дня в день непрерывной записью” 13 .

Автоматическое, безотчетное принятие человеком предлагаемых ценностей, норм и правил телесного существования приводит к тому, что индивид подавляет в себе свойства, характеризующие его физиологическую уникальность. Человек постоянно сравнивает свое тело с нормативами, инструкциями, которые и определяют процесс его жизнедеятельности. Модификация и вариация внешности – основная забота современного человека, если он рассчитывает выжить и преуспеть в быстро изменяющейся современной реальности. Обладание “безукоризненным телом” и умение его преобразовывать, учитывая тенденции моды, считается идеалом и воплощением абсолютной свободы для человека ХХI в. В эпоху технологической цивилизации люди понимают, что они не могут властвовать над большим числом вещей и событий, управляемых абстрактными системами. Поэтому они стремятся контролировать самих себя, а точнее свое тело. В культуре, где физическое выживание человека чаще всего зависит от специалистов, машин и высоких технологий, тело приобретает особый статус объекта, готового к реконструкции и трансформации, подобно машине, инструменту, механизму.

В итоге возможны серьезные конфликты, вызывающие нервозность и чувство тревоги у человека, порожденные недостаточным совпадением исходных биологических параметров тела с диктуемыми модой стандартами. Люди изнуряют себя диетами, тренировками, косметологическими процедурами, чтобы “усовершенствоваться телесно”. Возможно, ученые скоро будут собирать “совершенного человека” из клеток, как механики сегодня конструируют машины из отдельных частей. Уже сейчас при искусственном оплодотворении можно выбрать пол ребенка. Из полученных в пробирке эмбрионов выбираются те, которые развиваются лучше всех, и в матку внедряются только “идеально подходящие варианты”. Пока эти операции слишком дороги, и позволить их себе могут только богатые люди. Но по мере развития науки данные технологии становятся более доступными. В 2002 г. эмбриолог Хунцин Лю из Университета Корнелла (США) вырастила из маточных клеток искусственную матку и поместила в нее оплодотворенные яйцеклетки. Процесс развития проходил успешно. В будущем детей можно будет выращивать в искусственной матке, это избавит их от родовых травм, которые случаются при прохождении через узкие родовые пути.

Возможно также, что люди смогут размножаться, не вырабатывая в своих организмах яйцеклетки и сперматозоиды. Их можно будет выращивать из эмбриональных клеток и клеток пуповинной крови. Многие ученые-медики опасаются, что люди не захотят больше рожать, а станут заказывать младенцев специалистам. С конца 1980-х гг. в США и Западной Европе стало модно оплодотворять яйцеклетку и сдавать ее на хранение в банк эмбрионов. Это делается на тот случай, если у имеющегося ребенка обнаружится тяжелое заболевание или если он умрет, а родители к тому времени выйдут из детородного возраста: тогда эмбрион можно будет разморозить и отдать на вынашивание суррогатной матери.

Ряд прорывов в медицине может дать технология формирования сверхчеловеческих способностей. Исследователи разрабатывают некое лекарство или технологию для излечения больных. Вполне здоровые люди тоже начинают пользоваться подобными препаратами, чтобы сделаться сильнее, быстрее и умнее. Так получается “человек улучшенный”. Многообещающие исследования, которые ведутся в “биоинженерных лабораториях” по всему миру, показывают, что на протяжении ближайших десятилетий новые технологии изменят человеческое тело. Организм человека становится областью, в которой совмещаются биологические и машинные технологии.

Электронный стимулятор для желудка, помогающий испытуемым потерять от 25 до 40 % жировых отложений, противоскользящий диск для позвоночника, усилитель слуха, глазной сканирующий лазер, встроенная нога, рука, бедро, титановое сердце, мозговой имплантант, позволяющий напрямую коммуницировать с машинами, – все это части организмов реальных людей. Новый “диализный аппарат”, который вшивается в бедренную артерию, позволяет крови фильтроваться сквозь сгенерированную почку, легкое из клетчатки, мускулошокер, контролирующий парализованные конечности, – технологии ближайшего будущего.

Говоря о конструируемом человеке, следует отметить, что не только некоторые его черты (характера, тела), но и сам человек как таковой предстает как произведенный, созданный кем-то (обществом, группой, другим индивидом). Конструирование человека происходит не просто как генетический или социально-психологический, но и как технологический процесс. В современном мире человек воспринимается как конструируемое и реконструируемое существо, порождаемое не столько природой, сколько человеческой научно-технической мыслью. Тщательно подготовленные микровмешательства или микровоздействия позволяют “отремонтировать”, исправить не только врожденные, но и приобретенные дефекты и поломки человеческого организма. Человек становится продуктом генетических, социально-психологических и технологических манипуляций. Общество получает человека в желаемом виде, в стандартизированной форме, в “улучшенном” варианте.

Биотехнологии предлагают человеку новый вариант развития, ориентированный на достижение сверхзадачи – преодоление границ естественной эволюции. Человек на данном этапе формирования достиг таких технологических результатов, что смог изменить ограничивающие правила биологической игры. Полученные знания позволяют манипулировать не только телом человека как системой взаимосвязанных органов, но и его настроением, желаниями и когнитивными способностями. Уже сейчас существуют медицинские препараты (риталин, анаприлин, провигил, прозак), которые позволяют человеку на определенное время больше запоминать, быстрее думать, чувствовать себя счастливым. Поиски возможностей улучшить и ускорить работу головного мозга человека могут стать началом очередной эпохи усовершенствования человеческого тела.

В настоящее время идет борьба за превосходство в области нейробиологических исследований. Развитие социокультурной среды теперь зависит от того, какое количество граждан, занятых в общественной деятельности, усовершенствуют при помощи химических препаратов свое тело. “Фармацевтическая революция” позволит человеку овладеть собственным сознанием и внутренним миром, которые раньше были ему недоступны. Влюбленность, сопереживание, ненависть, желание острых ощущений, духовная сфера, половое влечение и даже сексуальная ориентация – сферы новых экспериментов над человеческим существом.

С одной стороны, иное понимание биохимических процессов, происходящих в мозге человека, может положить начало новому виду людей, усовершенствованных целенаправленно, биологическим путем, в искусственной среде. Человеку обещают, что препараты действительно улучшат познавательную способность индивида и позволят регулировать агрессивность, снижая влияние стресса. Однако социальные последствия могут быть поразительными. Общество провоцирует человека на изменение его тела. Существует масса способов исправить “индивидуальные отклонения” согласно представлениям, принятым в господствующей культуре. Больше нет необходимости искать “фотогеничное лицо”, “авангардный типаж”, “модное тело”, теперь все это можно сконструировать. Избавление от лишнего жира, изменение размера различных частей тела, круглогодичный загар и отсюда расслабленная поза, улыбка, спокойный голос – все эти трансформации повышают качество жизни индивида. Для общества тело человека должно быть выносливым и полезным, красивым и здоровым, молодым и трудоспособным.

С другой стороны, государственные деятели многих стран не решаются позволить ученым работать с генетическим материалом человека, не ставя пределов, потому что боятся навлечь на себя гнев консервативной части общества и ее традиционных институтов (морали, церкви, государства). Дело в том, что в ученой среде сложилась традиция воспринимать человеческий мозг как центральный орган для формирования здорового и полноценного человека, живущего в социокультурной среде. Соответственно зародыш, до того как сформировался мозг, не является человеком. Работа с ним происходит как с сырьем. Представители большинства религий думают, что личность заключается в душе и она дается в момент зачатия. Поэтому гибель зародыша для них равноценна смерти человека.

Изменения, происходящие в социокультурном пространстве, столь глубоки и разнообразны, что они могут привести к трансформации природы человека. Тело человека есть сложное и изменяющееся целое, а не просто сумма таких характеристик, как разум, язык, нравственный выбор, коммуникабельность, эмоции, чувства, которые интерпретируются как основа уникального человеческого бытия. Нет таких ключевых свойств человеческого тела, которые могут существовать отдельно друг от друга. “Каждый представитель вида “человек разумный” обладает генетически заложенными способностями, позволяющими ему стать цельным человеком, способностями, которые по сути отличают человека от других созданий” 14 .

Человек учится на опыте (индивидуальном и коллективном), который в дальнейшем передается потомкам на генетическом уровне и через традиционное воспитание – на символическом. Человеческая природа не определяет жестко поведение человека, но ведет к большему разнообразию в способах воспитания детей, правления, добывания средств к существованию и т. д. “Постоянные усилия человечества по культурному самоизменению – вот что создает человеческую историю и прогрессивный рост сложности и разветвленности человеческих институтов” 15 . Человек – существо “общественное”, “политическое”, “нравственное”, “символическое”, он тот, кто способен реконструировать себя как “сложное целое”, имеющее разнообразные цели и задачи, заложенные природой и социокультурной средой.

Многие современные мыслители считают, что пластичность человека практически бесконечна: человек может быть сформирован любой социокультурной средой, в которой произвольно берутся характеристики, доминирующие при формировании субъекта. На данный момент процесс конструирования человека имеет некоторые пределы: нельзя не учитывать глубоко укорененные природные инстинкты и модели поведения, которые восстают против “планов социальной инженерии”; но в современном мире биологически заданное – это не предопределение, это то, что подлежит изменению и контролю. Появляются новые средства для контроля над индивидом, меняется понимание личности и идентичности человека, перерождаются существующие социальные иерархии, что приводит к изменению материального, интеллектуального и политического развития общества.

Человек охотно готов применять технологии для изменения самого себя. Люди научились модифицировать не только общественную жизнь, ценности и поведение человека, но и переделывать части своего тела. Это привело в конечном счете к формированию человека по “социальному заказу”, созданию младенцев по “индивидуальному желанию”, производству тела по “цивилизованным стандартам”. У человека в социокультурном пространстве есть огромный диапазон возможностей выбора своего конструирования. Возникает вопрос: насколько новые возможности совместимы с природным потенциалом человека?

Стремление к совершенству – двигатель прогресса на протяжении всей истории человечества. По мнению многих ученых, поиск усовершенствования самих себя не ставит под сомнение нашу человечность, он ее подтверждает. С другой стороны, биологическое совершенствование в искусственной среде усиливает социальную несправедливость, большинство технических инноваций не только не уравнивает шансы на счастливое будущее, наоборот, все шансы оказываются в руках избранных. Однако ученые осторожны в своих оценках. Кроме того, в ходе экспериментов над преобразованием тела человека с помощью искусственных препаратов обнаружились некоторые побочные эффекты: повышенное нервное возбуждение, уменьшение полового влечения, эпилептические припадки, обострение хронических заболеваний.

Останется ли человек тем существом, которым он был на протяжении долгого времени? По мнению Фрэнсиса Фукуямы, следующая стадия эволюции – это постчеловеческое будущее. Многие люди настроены оптимистично, считая, что в ближайшей перспективе можно построить общество, в котором будет жить свободный, равный, процветающий, заботливый, сочувствующий человек с более высоким уровнем интеллекта, большей продолжительностью жизни, с новыми физическими возможностями. Постчеловеческое общество – это мир, где каждый получает то, что желает.

Однако нельзя забывать, что вся история развития человека связана с риском. Изменения в обществе происходят активно и быстро. Результаты могут быть как положительными, так и отрицательными. Постчеловеческий мир может оказаться куда более иерархичным и конкурентным, чем наш сегодняшний, а потому полным социальных конфликтов. Социальные элиты будут сознательно передавать своим детям не только социальные преимущества, но и врожденные. Технологические возможности биомедицинского усовершенствования изменят стандарты телесной красоты, эталоны чувственности и эмоциональности, нормы интеллектуальных способностей человека, усилят “положительные черты характера”, такие, как трудолюбие, терпение и сила воли. Будущий мир – это мир, в котором может быть утрачено понятие “человеческое”, потому что человек переконструирует свои гены, свое тело, свой мозг так, что сам перестанет называть себя человеком.

Одно остается неизменным: стремление человека к постижению самого себя, своих возможностей, своих пределов. Человеческое бытие – это бытие особого рода. Подход, объединяющий гуманитарное и естественно-научное направления, связан с проблемами обобщения и осмысления прежде разрозненного знания о человеке. Ситуация в которой оказался индивид, живущий на рубеже XX-XXI вв., была предсказана М. Шелером, когда он утверждал, что он есть, но он знает и о том, что он этого не знает. Путь человека проблематичен, его природа биосоциальна (био-социо-культурна). Человек рождается как биологическое существо. Основная функция любой биосистемы – это адаптация, приспособление к изменяющимся условиям существования. Человек как биологический индивид является представителем вида Homo sapiens. Без его соответствия биологической норме этого вида невозможна успешная социализация ни в филогенезе, ни в онтогенезе. Второе рождение человека есть результат социализации. На этом уровне человек представлен как личность, как субъект общественных отношений, как деятельное существо. Третье рождение происходит тогда, когда человек осознает себя в качестве уникального, неповторимого, мечтающего и свободного творца своей жизни. Целостный человек – здоровый биологический индивид, ответственный и надежный член социума, устремленный к самоценной духовности. Природа человеческой целостности – понятие многокачественное и многоуровневое. Отсюда и многообразие подходов и методов к ее изучению.

Список литературы

1 Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993. С. 34.

2 Плеснер. Х. Ступени органического и человек. Введение в философскую антропологию // Проблема человека в западной философии. М., 1988. С. 134.

3 Азаренко С. А. Сообщество тела. М., 2007. С. 55.

4 Foucault M. Questions on Geography // Foucault M. Power / Knowledge: Selected Interviews and Other Writings 1972-1977 / Ed. С. Gordon. N. Y., 1980. P. 68.

5 Бибихин В. В. Язык философии. М., 1993. С. 289.

6 Азаренко С. А. Сообщество тела. С. 73.

7 Чертов Л. Ф. От герменевтики телесности к семиотике визуально-пространственных кодов // Логос живого и герменевтика телесности. М., 2005. С. 637.

8 Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999. С. 257.

9 Круткин В. Л. Телесность человека в онтологическом измерении // Общественные науки и современность. 1997. № 4. С. 147.

10 Азаренко С. А. Сообщество тела. М., 2007. С. 25.

11 Там же. С. 38.

12 Rosi Braidotti. Nomadic Subjects: Embodiment and Sexual Difference in Contemporary Feminist Theory. N. Y., 1994. Р. 1-2, 15-36.

13 Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. С. 280.

14 Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее. М., 2004. С. 244.

15 Там же. С. 29.


Тело человека и проблема биотехнологий