Технология подлинного общения Э. Берна

ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ

ЗАДАНИЕ №20.

ТЕХНОЛОГИЯ ПОДЛИННОГО ОБЩЕНИЯ Э. БЕРНА.

ПЛАН:

1. Основные понятия трансактного анализа.

2. Структурный анализ Э. Берна.

3. Функциональный анализ личности.

4. Анализ трансакций.

5. Анализ жизненных сценариев.

Основатель трансактного анализа – американский психиатр Эрик Берн первоначально считал свою концепцию продолжением психоанализа, хотя эта его точка зрения не разделялась многими специалистами.

Первые статьи Э. Берна, в которых был заложен фундамент ТА75, появились в конце 50-х годов и были встречены коллегами с большой настороженностью. В середине 60-х годов вышла в свет книга “Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры.

“Психология человеческой судьбы”, ставшая бестселлером и сделавшая ТА доступным широкой публике, которая в отличие от профессионалов встретила ее с большим энтузиазмом. Главным стремлением автора было сделать психоанализ и психиатрию доступными для всех, помочь человеку не только оценивать и

Контролировать процессы межличностного взаимодействия, но и активно изменять свою судьбу.

Родившись и окрепнув на западном побережье США, ТА распространился в англоязычные страны и в 70-х годах обретает широкую популярность в среде специалистов-практиков. В настоящее время эту теорию знают во всем мире.

Национальные ассоциации ТА существуют во многих странах Европы, Северной и Южной Америки, Азии, Австралии. Существует Международная ассоциация трансактного анализа, которая с 1964г. издает свой журнал “Transactional Analysis Journal” .

В нашей стране первая группа ТА появилась в 1988 г. в Ленинграде. В 1989 г. представители Международной ассоциации трансактного анализа Т. Фрейзер и Д. Фрейзер прочитали курс для советских психологов и непрофессионалов. А в 1990 г. в Иркутске был проведен международный семинар и образована Союзная ассоциация трансактного анализа, куда вошли психологи,

Психотерапевты, социологи, педагоги, психиатры из разных городов Советского Союза.

Разрабатывая свою концепцию, Э. Берн опирался не только на психоанализ, но и на гуманистическую психологию, мифологию, а также использовал идеи когнитивно-бихевиорального подхода.

Сегодня ТА – уникальная теоретическая модель личности, ее внутренней и внешней коммуникации, а также система разнообразных практических технологий психологической коррекции взаимодействия чрезвычайно широкого диапазона применения – в психотерапии, в педагогике, на предприятиях и в организациях.

Цель ТА – понимание и действие, направленные на развитие и позитивные изменения человеческого взаимодействия.

Как теория личности ТА показывает, как устроен человек и как он

Взаимодействует с другими. Для этого используется модель эго-состояний, лежащая в основе структурного и функционального анализа личности. Кроме того, как теория развития личности ТА занимается анализом жизненных сценариев, раскрывая многие загадки поведения, имеющие саморазрушительные и болезненные результаты.

Как теория коммуникации ТА раскрывает законы внутриличностного и межличностного взаимодействия. Рассматривая коммуникацию как процесс обмена, ТА выделяет особую единицу социального обмена – трансакцию – и занимается ее анализом. Кроме того, он занимается анализом различных способов структурирования времени, в том числе анализом человеческих игр. Как система психотерапии ТА используется при лечении всех типов психологических расстройств. Однако область его практического применения не ограничивается лишь психиатрией и психологией. Он успешно используется педагогами, социологами, социальными работниками в семейном консультировании, в университетах и школах, на предприятиях для решения социопрофессиональных задач в любой области, где существует потребность в понимании людей и в налаживании их взаимодействия.

ТА является своего рода философией, в соответствии с которой каждый человек представляет собой позитивную ценность. Он основан на трех основных идеях:

все люди хорошие;

каждый человек обладает способностью думать;

каждый сам определяет свою судьбу и вправе изменять свои решения.

С этими идеями связаны два основных принципа практического ТА: контрактный метод и открытая коммуникация. Рассмотрим несколько подробнее эти идеи.

Все люди хорошие. Человеческие отношения во многом обусловлены представлениями о самих себе, других людях и о том, как эти другие люди к нам относятся.

Создавая ТА, Э. Берн выдвинул идею о том, что уже в раннем детстве человек имеет определенные представления о себе и об окружающих его людях.

Когда у малыша появляется способность замечать разницу между собой и другими, он вырабатывает свою основную жизненную позицию, которая определяет его отношение к другим людям. Эта позиция оценивает его самого: “Я хороший или плохой” – и других людей: “Ты хороший или плохой” (в английском варианте для обозначения экзистенциальной позиции используются выражения: “Я – ОК, Я – не ОК”, “Ты – ОК, Ты – не ОК”).

Люди часто переключаются в течение одного дня и даже часа на различные позиции в зависимости от ситуации (на работе, в семейном кругу, с друзьями):

Я хороший – ты плохой;

Я хороший – ты хороший;

Я плохой – ты хороший;

Я плохой – ты плохой.

Эти четыре взгляда на жизнь получили название жизненные позиции. Некоторые авторы называют их основными позициями, экзистенциальными позициями или просто позициями.

0 Большинство людей считают себя хорошими в одних проявлениях и не очень хорошими в других: неудачниками на работе и преуспевающими в общении с друзьями, в семье или наоборот. Самооценка и оценка других могут меняться в течение дня, но все, же в течение определенных периодов времени люди чаще всего находятся в своей основной жизненной (экзистенциальной) позиции.

Главная идея ТА – все люди хорошие – означает, что ты и я, мы оба имеем ценность, значение и достоинство как люди. Я принимаю себя таким, какой я есть, и тебя я принимаю таким, какой ты есть. Временами мне не нравится то, что ты делаешь или то, как ты себя ведешь. Однако я принимаю тебя как человеческое существо, и в этом смысле ты – в порядке, ты хороший. Э. Берн рассматривает позицию “я хороший и ты тоже” как основную естественную установку человека.

Отклонение от нее является источником множества проблем как социального, так и психического характера.

Идея Э. Берна о жизненных позициях ценна не только в теоретическом аспекте. Она может быть использована как практический инструмент совершенствования общения. Ведь объективно отношения могут быть и хорошими, но в глазах человека с жизненной позицией “Я плохой, ты плохой” они отвратительны. И это индивидуальное представление, неизбежно влияя на качество отношений, может и в самом деле в конец их испортить.

Каждый человек обладает способностью думать. На человеке лежит ответственность за принятие решений о том, что он хочет в жизни, поскольку каждый человек, за исключением людей, имеющих тяжелые травмы головного мозга, обладает способностью мыслить, разрешать проблемы, принимать решения. Вся жизнь человека в конечном итоге зависит от принятого им решения о том, какой она может быть и какой ее человек хочет видеть.

Каждый человек сам определяет свою судьбу. Эта идея о том, что каждый – хозяин своей судьбы и любые решения, малые и большие, могут быть изменены, тесно связана с первой и второй. Ты и я хорошие. Иногда наше поведение бывает не совсем правильным, потому, что мы следуем стратегиям, принятым в детстве.

Эти детские стратегии помогли нам выжить. Но даже когда мы были маленькими, никто не мог заставить нас развиваться в каком-то одном направлении. Родители и другие взрослые оказывали на нас сильное давление, однако мы сами принимали решение о том, подчиниться этому давлению, восстать против или игнорировать его. Именно мы сами несем ответственность за наши чувства, поведение и решения. Приняв решение однажды, мы можем изменить его впоследствии. Это особенно справедливо для детских решений. Если некоторые из них приводят к нежелательным последствиям, то, став взрослыми, мы можем изменить их.

Структурный анализ.

Э. Берн открыл три различных способа существования человека в мире, каждый из которых состоит из набора мыслей, чувств и поведения. Если человек мыслит, чувствует и ведет себя, копируя одного из родителей или других взрослых, которые учили его жить, он находится в эго-состоянии Родителя. Если он думает и действует, исходя из принципа “здесь и теперь”, реагирует на то, что происходит вокруг него, используя свой потенциал взрослой личности, он проявляет свое эго-состояние Взрослого. Если же его мысли чувства и поведение похожи на то, что он обычно делал в детстве, он перемещается в эго-состояние Ребенка.

Таким образом эго-состояние – это совокупность связанных друг с другом мыслей, чувств и поведения человека, способ существования и проявления одной трех частей личности в данный момент времени. Объединив вместе эти три эго-состояния, мы получаем трехчленную модель эго-состояний личности.

Графически эта модель обычно изображается тремя соприкасающимися друг с другом окружностями (схема 3).

Модель эго-состояний лежит в основе структурного анализа,

Раскрывающего суть личности и основы ее взаимодействий с другими.

Эти три эго-состояния позволяют человеку быть гибким. Нельзя сказать, что какое-то из них лучше или хуже. Зрелый человек использует их все – в зависимости от конкретной ситуации. Каждое эго-состояние необходимо человеку как важная неотъемлемая часть структуры его личности. В чем состоит их ценность?

Эго-состояние Родителя несет в себе все богатство человеческого опыта, передающееся из поколения в поколение, моральные убеждения и модели поведения. Это наша память, традиционное видение мира и жизни. Оно основано на заботе о сохранении человеческого рода, культурных и семейных традициях и возникает еще в детском возрасте, задолго до того, как человек становится папой или мамой.

Чисто внешне Родитель проявляет себя весьма явно и, прежде всего, через даваемые указания: “Делай то, но не делай этого…”; “Всегда…”; “Никогда…”; “Будь осторожен…”; “Замолчи…”; “Прекрати это сейчас же!”; “Я не позволю так с собой обращаться!”; “Я вам помогу…” и т. п. Его речь изобилует поговорками и клише: “Это смешно и глупо…”; “Все мужчины…”; “Вы никогда ничего не делаете путного…”; “Начальник всегда прав…”; “Семь раз отмерь и один раз отрежь!”

Любимыми жестами Родителя являются: вытянутый указательный палец, покачивание головы, поглаживание по спине и по голове, сжимание в своих объятиях, подмигивание, сморщенные брови. Наиболее часто встречаемые позы: руки на бедрах или скрещенные на груди, подпертый руками подбородок, ноги широко расставлены.

Когда включается Эго-состояние Взрослого, человек реагирует на ситуацию “здесь и теперь” и использует все возможности, свойственные зрелому человеку.

Способы решения проблем, модели поведения и чувства – все адекватно реальной ситуации. Человек при этом использует соответствующие возрасту интеллектуальные и эмоциональные ресурсы. В этом состоянии люди обычно спокойны, не выражают эмоций, задают вопросы по содержанию: “Что?”, “Кто?”, “Когда?”, “В чем заключаются факты?” Любимыми фразами становятся: “Я согласен…”; “Вот мое мнение…”; “Я взвешу все за и против…”; “Подождите, я прикину…”. Тело Взрослого тоже имеет свои сигналы: гармоничное сочетание расслабленности и напряжения в позе и движениях, голова не наклонена (Ребенок) и не приподнята (Родитель), а прямая, спокойный взгляд, ступни ног на полу, руки открыты, верхняя часть туловища наклонена вперед (выражение заинтересованности).

Ребенок – это мир эмоций и чувств: иррациональных страхов, тревог; грусти и гнева, радости, энтузиазма, нежности и любви. Это игра воображения и кладезь творчества, креативности. Именно Ребенок – источник наших побуждений, спонтанности, творческих порывов, теплоты, страстей, подчинения или бунта, пронырливости и хитрости.

Ребенок обнаруживает себя в первую очередь через позы и жесты: согнет ноги под стулом, небрежно кивнет в ответ на приветствие, испугавшись, напряженно сведет плечи, досадуя, будет выкручивать себе руки, забывшись, станет почесываться, скучая – жонглировать карандашом или рисовать что-либо во время совещания. Его любимые выражения: “Я хочу”; “Прекрасно”; “Я боюсь”; “Я должен”; “Оставьте меня в покое!”; “Проклятье”.

Ценность структурного анализа состоит в том, что, внимательно наблюдая за внешними реакциями человека (вербальными и невербальными), можно определить, что он чувствует, и понять некоторые важные мысленные паттерны.

Ведь суть модели эго-состояний и заключается в том, что она позволяет нам установить надежную связь между мыслями, чувствами и поведением.

В самом деле, если человек демонстрирует нам поведение, соответствующее эго-состоянию Родителя, то можно предсказать, что он во власти мыслей и чувств, которые скопировал у старших. Демонстрация сигналов, свойственных эго-состоянию Взрослого, недвусмысленно сообщает, что мысли и чувства их обладателя соответствуют ситуации “здесь и теперь”. Если же внешнее поведение человека напоминает модели Ребенка, то можно предположить, что он испытывает в этот момент чувства из своего детства.

Заканчивая характеристику структурной модели личности, подчеркнем, что структурная модель характеризует каждое эго-состояние, раскрывая тем самым содержание личности. Следующая проблема – как мы используем эго-состояние. Решая ее, Э. Берн создает функциональную модель личности и разрабатывает функциональный анализ.

Функциональный анализ.

Функциональный анализ дает ответ на вопрос: как функционируют

Различные части личности? Оказалось, что Родитель, Взрослый и Ребенок ведут себя по-разному.

Бывает время, когда ребенок ведет себя естественно и независимо. Он не приспосабливается к правилам взрослых и не бунтует против них. Он просто делает то, что хочет. Он плачет, потому что больно. Рассердившись на сестричку, толкнувшую его, отвечает ей тем же. Читает или играет вместо того, чтобы радовать родителей вниманием. Взрослый человек в эго-состоянии Ребенка ведет себя иногда так же свободно, как в детстве: учитель идет по коридору непринужденной походкой и радостно напевает, один педагог, увидев директора школы, говорит другому: “Давай быстренько зайдем в класс, как бы нам чего-нибудь не поручили в конце рабочего дня!..” В таком случае они действуют из эго-состояния Свободного, или Естественного, Ребенка (СРе).

С другой стороны, в детстве ребенок довольно долго адаптируется к

Требованиям родителей и других взрослых. Он учится быть вежливым, пользоваться носовым платком, быть спокойным, не плакать и не сердиться, оправдывать ожидания родителей, угождать им. В зрелом возрасте он продолжает поступать так, как научился в детстве. Когда это происходит, человек, по мнению Э. Берна, находится в эго-состоянии Адаптированного Ребенка (АРе), т. е. в одной из частей детского эго-состояния. Таким образом, в функциональной модели эго-состояние Ребенка подразделяется на эго-состояние Свободного Ребенка и эго-состояние Адаптированного Ребенка; при графическом изображении круг Ребенка поделен на две части (схема 4). Послушный ребенок ведет себя так, как требуют от него родители. Став взрослым, человек в состоянии Послушного Адаптированного Ребенка действует в соответствии с внутренними нормами и убеждениями, не отступая от них ни на шаг.

Заслуживают особого внимания случаи, когда ребенок восстает против правил и ожиданий взрослых: грубит, прыгает и шумит, хмурится и капризничает.

Он как будто выворачивает наизнанку правила родителей, изо всех сил стараясь сделать все наоборот. Взрослый человек тоже может восставать подобным образом, при этом, часто не осознавая, что его поведение является бунтом. Например, когда начальник предлагает трудную работу, а он вдруг заявляет, что у него нет времени. Отказываясь от задания, он, возможно, испытывает необъяснимое удовлетворение типа: “Вот так-то!” В возрасте четырех лет он, по-видимому, чувствовал то же самое, когда давал понять родителям, что они ни за что не смогут заставить его съесть “эту противную кашу”. Когда взрослый человек бунтует подобным образом, он все еще следует детским правилам и действует из состояния Адаптированного Ребенка. В качестве примера приведем реплики учителей: “Завуч может сделать со мной все, что угодно, но я не буду работать завтра на замене!” или “Но почему всегда я, почему другим вы не даете таких поручений?” Иногда такое поведение изображают отдельным эго-состоянием и называют его Бунтующим Ребенком (БРе). Граница между эго-состояниями Адаптированного Ребенка и Бунтующего Ребенка весьма

Условна, и энергия, переходя из одного состояния в другое, меняет свой знак.

Схема 4. Функциональная модель личности

Поведение взрослого человека в позиции Адаптированного Ребенка (АРе) может быть позитивным и негативным. Мы находимся в Позитивном Адаптированном Ребенке (АРе+), когда проигрываем продуктивные способы поведения и без труда достигаем желаемого результата, сохраняя при этом большое количество энергии. Так, мы автоматически следуем тысячам правил: переходим улицу по светофору, говорим “пожалуйста” и т. п. Однако иногда наше “детское” поведение не соответствует взрослой ситуации “здесь и теперь”, т. е. мы находимся в эго-состоянии Негативного Адаптированного Ребенка (АРе). Например, в детском возрасте человек обнаружил, что самый лучший способ привлечь внимание отца или матери – обидеться на них. Став взрослым, он может иногда демонстрировать обиду или недовольство в надежде получить желаемое. В этом случае он игнорирует свои взрослые возможности удовлетворения потребностей. Или, может быть, человек решил в детстве, что демонстрировать себя перед другими опасно. Он помнит, как его отшлепали родители за то, что он

“выставлялся”, или сверстники дразнили его, когда он читал стихотворение в классе. Став взрослым, он обнаружил, что ему трудно выступать перед людьми, он краснеет, заикается и мямлит, смущается и убеждает себя в том, что он никудышный оратор. На самом деле, теперь он может свободно выступать перед аудиторией: он уже вырос и ничем не рискует. Каждый человек иногда проявляет паттерны поведения Негативного Адаптированного Ребенка. Однако их можно изменить и приобрести новые, более эффективные, позволяющие полностью использовать возможности взрослой личности.

Поведение Свободного Ребенка можно также классифицировать как позитивное и негативное. Взрослый человек в эго-состоянии Свободного Ребенка ведет себя, не обращая внимания на правила и ограничения. Будучи детьми, приспосабливаясь к родителям, люди учатся сдерживать свои чувства: неуместный смех, агрессию, обиду, боль. Во взрослой жизни обретенное умение может привести к физическому напряжению, а часто и к проблемам, комплексам, болезням. Чтобы избежать этого. Взрослый может позволить Свободному Ребенку выражать свои эмоции позитивными, конструктивными способами. Так, выбрав безопасное место и ситуацию, можно неистово ударить по подушке, громко прокричать воображаемому обидчику все, что вы о нем думаете, сделать серию энергичных физических упражнений, просто пробежаться или быстро пройтись, принять душ, сделать массаж, написать гневное письмо, но не отправлять его и т. п. Однако в ряде случаев поведение Свободного Ребенка явно негативно. Например, быстрая езда по переполненной машинами дороге, долгий сон по утрам в рабочий день, заканчивающийся опозданием, и т. п.

Некоторые специалисты ТА выделяют в Ребенке Маленького Профессора, или Ребенка-Манипулятора, который выполняет функции творческой, интуитивной части, отличающейся тонким чувствованием человека или ситуации, высокой креативностью. При этом Маленький Профессор рассматривается не как отдельное функциональное эго-состояние, а как внутренняя инстанция, которая примиряет и согласовывает действия Родителя, Взрослого и Ребенка или улавливает суть происходящего в той или иной ситуации без стремления попасть в гущу событий. Его любимые слова: “У меня есть идея!”, “Эврика!” Для него характерны: чарующий взгляд, склоненная к плечу голова, улыбка заговорщика.

Эго-состояние Родителя, представленное на схеме 4, делится на две части: Контролирующего Родителя (КР), которого некоторые авторы называют Критикующим, и Заботливого Родителя (ЗР). Его же иногда называют Воспитывающим. Родители часто говорят ребенку, что надо делать и каким образом, контролируют, критикуют, оценивают его: “Иди спать!”, “Не выбегай на дорогу!”, “Высморкайся!”, “Умный”, “Глупый”, “Хороший”, “Капризный”, “Честный”, “Нечестный” и т. п. Став взрослым, человек копирует своих родителей и сам контролирует и критикует себя или других подобным образом. В таких случаях говорят, что он находится в эго-состоянии Контролирующего Родителя. В других случаях родители оберегают ребенка, заботятся о нем. Мама обнимает малыша, отец читает или рассказывает ему сказки перед сном. Родители утешают ребенка, когда он разобьет коленку, успокаивают, если грозный учитель не хочет ставить хорошую оценку. Когда взрослый человек проигрывает подобное поведение своих родителей, заботясь о себе или о других, он пребывает в эго-состоянии Заботливого Родителя.

Контролирующий Родитель хранит определенные нормы, запреты, правила и совокупность предрассудков. Он может быть позитивным, если его директивы и запреты искренне направлены на защиту или поддержку человека. Так, доктор может приказать пациенту: “Бросьте курить”, проигрывая одну из команд, усвоенных в детстве. Негативный Контролирующий Родитель унижает другого человека. Начальник, который кричит на своего подчиненного: “Вы опять сделали ошибку!” или “Неужели вы всегда так плохо работаете?” – возможно, воспроизводит тон и жесты раздраженного учителя, который говорил этому человеку то же самое, когда ему было всего семь лет.

Позитивный Заботливый Родитель помогает другому, исходя из подлинного уважения к нему. Негативный оказывает помощь с позиции превосходства, игнорируя своего подопечного. Поведение Позитивного Заботливого Родителя может быть проиллюстрировано следующим отношением к ребенку или коллеге по работе: “Тебе помочь? Если да, то скажи мне”. Негативный Заботливый Родитель отличается чрезмерной заботливостью. Сначала он предлагает помочь, а затем сам делает всю работу.

В функциональной модели Взрослый не подразделяется на составные части. Любое поведение характеризуется как Взрослое, если человек реагирует на ситуацию “здесь и теперь”, используя все свои ресурсы и возможности.

Эго-состоянию Взрослого мы обязаны нашей рассудительностью и

Склонностью к эксперименту, способностью обрабатывать внешнюю

Информацию, принимать решения и вести переговоры. Оно разрешает наши противоречия и внутренние конфликты. Наиболее подходящая метафора для характеристики Взрослого – образ ЭВМ.

Анализ трансакций

Общаясь, человек может обратиться к своему собеседнику из одного из трех эго-состояний. Тот, в свою очередь, отвечает тоже из одного из своих эго-состояний. Подобный обмен ходами в общении называется трансакцией (или взаимодействием).

Э. Берн считал трансакцию основной единицей общения. При этом первая сказанная фраза, взгляд или жест называются побуждающим ходом-стимулом, а ответный ход партнера – реакцией. Самая простая трансакция состоит из обмена двумя ходами и очень напоминает торговую операцию с ее принципом “ты – мне, я – тебе”. Именно поэтому обмен ходами часто называют сделкой (лат. transaction ), откуда и происходит название “трансактный анализ”.

Используя модель эго-состояний для анализа взаимодействия между двумя людьми, Э. Берн различает параллельные, пересекающиеся, открытые и скрытые, двойные и угловые трансакции. Кроме того, он разработал три правила коммуникации.

В параллельной (называемой также простой или дополнительной )

Трансакции векторы параллельны друг другу, а эго-состояние, в которое обращаются, является источником реакции.

Существует несколько основных типов параллельных трансакций, где участвуют только два эго-состояния: “Взрослый – Взрослый”, “Родитель – Родитель” и “Ребенок – Ребенок”, а также: “Ребенок – Родитель”, “Взрослый – Родитель”, “Родитель – Ребенок”, “Взрослый – Ребенок”. Например, ученик может спросить учителя, какой параграф учебника ему необходимо подготовить к следующему занятию. Это можно сделать прямо и просто, исходя из обстоятельств настоящего момента. Запросив информацию, ученик находится во Взрослом. Учитель может ответить на вопрос также прямо и просто и тоже в соответствии с настоящим моментом, сообщая чистую информацию. Тон голоса и телесные сигналы подтверждают эго-состояние Взрослого.

На схеме 8 изображена трансакция “Взрослый – Взрослый”. Стрелки

Показывают направление каждой коммуникации. “С” обозначает стимул, “Р” – реакцию. Этот пример иллюстрирует один из видов параллельной трансакции.

Второй ученик совсем другой. Из своего раннего детства он вынес

Уверенность в том, что взрослые должны заботиться о нем, и он не научился сам нести ответственность за свое поведение. Он может задать тот же самый вопрос из эго-состояния Ребенка. Подойдет к учителю так, как он обычно подходил к маме и папе, и будет общаться с ним так, как с родителями, т. е. взаимодействовать из своего Ребенка с Родителем учителя. Если тот будет давать необходимую информацию заботливым теплым тоном или, наоборот, раздраженным, разгневанным тоном, он обратится из своего эго-состояния Родителя к эго – состоянию Ребенка ученика. Эта серия параллельных трансакций показана на схеме 9.

Параллельная трансакция содержит в себе элементы ожидания и

Предсказуемости происходящего. Когда ученик спрашивает учителя, какой параграф ему следует подготовить, он ожидает ответа и получает его. Идея предсказуемости ответа лежит в основе первого правила коммуникации.

Авторитарные личности (например, учитель, руководитель предприятия, родитель) общаются с теми людьми, кто “ниже”, используя трансакцию “Родитель – Ребенок”. Она наиболее типична и приемлема. При этом подчиненному отводится позиция Ребенка. Дети и подчиненные ценят общение с тем, кто выше их по служебной лестнице, или просто боятся потерять его расположение, чтобы не остаться вовсе без “поглаживаний” (или без работы).

Побуждаемые страхом, они остаются в единственно возможной позиции, привыкают к ней, и колесо авторитарного взаимодействия беспрепятственно катится по жизни через десятки и сотни лет.

Тот, кому отводится позиция Ребенка, может попытаться перестроить общение. Однако вряд ли это удастся с авторитарным партнером.

Пересекающаяся трансакция. Ученик может спросить учителя: “Какой параграф мне надо выучить к следующему занятию?” – обращаясь из своего Взрослого эго-состояния. Однако учитель рассерженно ворчит: “Какой параграф, какой параграф! Я обо всем говорил на уроке”. Это реакция не из Взрослого, куда был послан вопрос Взрослым. Напротив, учитель переместился в эго-состояние рассерженного Родителя. Своим ворчанием он призывает ученика переместиться из Взрослого в Ребенка. Диаграмма такого пересекающегося взаимодействия показана на схеме 10.

Иногда необходимо использовать подробную функциональную модель для того, чтобы понять, какой вид трансакции мы имеем. Например, ученик, приветливо улыбаясь, обращается к учителю: “Я не был на прошлом уроке.

Скажите, пожалуйста, что надо учить к следующему занятию!” Учитель (сердитым тоном, смотрит на ученика свысока): “У меня нет возможности объяснять тебе все сначала. Следующий раз не будешь прогуливать”.

На стимул студента “Ребенок-Родитель” учитель отвечает реакцией

“Родитель – Ребенок”. В структурной модели эта трансакция будет параллельной, однако она переживается учителем как пересекающаяся. Природа этого пересечения показана на схеме 11. Учитель реагирует из “Критического Родителя”, а не из “Заботливого Родителя” и обращается к “Адаптированному Ребенку” ученика, а не к его “Свободному Ребенку”.

Если ученик спрашивает учителя о задании, а тот ворчит на него, то

Младший, по-видимому, войдет в Адаптированного Ребенка и начнет извиняться из того же эго-состояния будет выступать в роли бунтаря: “Подумаешь, и спросить нельзя!”

Мы видим, что попытка ученика перестроить общение, скорее всего не увенчается успехом. Обескураженный, обиженный или разгневанный, он стоит перед выбором: либо перейти в позицию подчинения, как того требует авторитарный преподаватель, либо вообще не разговаривать с ним, что само по опасно и чаще всего невозможно. Когда учитель “пересекает” трансакцию ученика, последний чувствует, что поток коммуникации прерывается. Векторы диаграммы такого типа трансакций обычно не параллельны друг другу, а пересекаются. Эго-состояние, в которое обращаются, не является источником реакции.

Человек, получивший пересекающуюся трансакцию, обычно чувствует необходимость перейти в эго-состояние, в которое была направлена трансакция. В этом заключается позитивный аспект использования пересекающихся трансакций, как из нового, соответствующего посланию состояния легче направлять параллельные трансакции, т. е. поддерживать общение. В противном случае общение на некоторое время прерывается. Наступает “разрыв взаимодействия”.

Вступает в действие второе правило коммуникации:

Проанализируем пример скрытой трансакции.

Учитель: “Вы готовились к сегодняшнему занятию?” Ученик: “Конечно, читал и пытался разобраться”. На первый взгляд это параллельная трансакция “Взрослый – Взрослый”.

Действительно, на социальном уровне так оно и есть, но если

Проанализировать ее с точки зрения голоса и визуальных признаков, то мы получим нечто другое.

Учитель (резко, интонация падает в конце предложения, мышцы лица напряжены, брови соединены друг с другом): “Вы готовились к сегодняшнему занятию?”

Ученик (дрожащий голос, взволнованная интонация, плечи приподняты, голова наклонена вперед, смотрит из-под бровей): “Конечно, читал и пытался разобраться”.

На психологическом уровне происходит обмен “Родитель-Ребенок”,

“Ребенок – Родитель”. Если придать сообщениям психологического уровня словесную форму, то мы могли бы услышать следующее:

Учитель: “Вы вечно не готовы к занятиям!”

Ученик: “Вы всегда несправедливы ко мне!”

Диаграмма этой скрытой трансакции показана на схеме 12 (стимул и

Реакция социального уровня изображены сплошными стрелками и обозначены буквами Сс и Рс; пунктирные стрелки обозначают стимул и реакцию психологического уровня: Сп и Рп).

В скрытых трансакциях мы имеем два вида сообщений: открытое, или сообщение социального уровня, и скрытое – сообщение психологического уровня.

Часто социальный уровень – это взаимодействие “Взрослый – Взрослый” Психологический уровень – обычно трансакции “Родитель – Ребенок” или Ребенок-Родитель”. Любая скрытая трансакция, подобная этой, в которой социальное сообщение “Взрослый-Взрослый” перекрывает обмен на психологическом уровне между “Родитель-Ребенок”, называется двойной

Трансакцией.

Третье правило коммуникации Э. Берна гласит:

Э. Берн считал: то, что реально происходит, всегда есть результат скрытых сообщений. Если мы хотим понять поведение людей, мы должны уделять внимание психологическому уровню коммуникации. В связи с этим существует известная метафора Э. Берна: “Надо научиться “думать по-марсиански””.

В скрытой трансакции сообщение на социальном уровне передается

Словами. Для того чтобы “думать по-марсиански”, т. е. распознать

Психологический уровень взаимодействия, необходимо наблюдать за

Невербальным поведением: тоном голоса, жестами, положением тела и выражением лица человека. Более тонкие сигналы проявляются в дыхании, напряжении мускулов, расширении зрачков и т. п. Маленькие дети читают эти сигналы интуитивно. Взрослые теряют такую способность. Для того чтобы эффективно общаться, необходимо вновь научиться узнавать невербальные сигналы.

Основной единицей социального действия (т. е. трансакции любой

Разновидности) Э. Берн считал поглаживания. Остановимся подробнее на их анализе.

Согласно определению, поглаживание, или знак признания, – это любой

Акт, предполагающий признание присутствия другого человека. Как мы уже отмечали, поглаживания необходимы человеку для здорового физического, психического и социального развития. Новорожденный не может нормально расти, если он лишен физического стимулирования и внимания со стороны окружающих, которые подтверждают, что он существует, любим и пользуется признанием. В детстве человек учится заменять физическое прикосновение другими формами признания. Вербальные послания, выражение лица, жесты, первые карманные деньги, школьные отметки, дипломы, продвижение по службе, повышение зарплаты, все знаки, доказывающие человеческому существу, что в него u1074 верят и его возможности роста признают, – все это разнообразные

Психологические или символические виды стимулирования. Мы испытываем жизненную потребность быть признанными окружающими и тратим много времени на установление отношений – трансакций, чтобы с их помощью удовлетворить эту потребность – своеобразную жажду стимулирования.

Поглаживания – источник физического и психического здоровья и комфорта – бывают вербальные и невербальные, позитивные и негативные, условные и безусловные.

Позитивные поглаживания имеют ярко выраженный характер

Благодарности, стимулируют рост и автономию человека, и их приятно получать, в то время как негативные неприятны, несут в себе разрушающую нагрузку, вредную для развития. Однако человек устроен так, что он скорее предпочтет получать негативные поглаживания, чем не получать ничего, т. е. быть игнорируемым другими.

В зависимости от того, кому адресованы поглаживания: самому человеку, его чувствам или действиям, – они делятся на условные и безусловные.

Безусловные позитивные поглаживания, или знаки, затрагивают человека непосредственно, поощряя в нем то, чем он сам является. Безусловные негативные знаки несут разрушительный заряд, поэтому их следует избегать. После обмена отрицательными безусловными поглаживаниями дальнейшие переговоры и достижение компромисса оказываются нереальными. Условные позитивные поглаживания стимулируют действия и развитие личности. Условные негативные поглаживания позволяют человеку осознать свои собственные ошибки или бестактность.

Все поглаживания – условные и безусловные, позитивные и негативные – структурируют поведение и поэтому являются необходимыми для воспитания ребенка, руководства группой, преподавания предмета и т. д. Как в непосредственном общении, так и в ситуации менеджмента поглаживания имеют мощное влияние на поведение, мотивацию и деятельность.

Теперь, когда мы знаем разные виды трансакций и поглаживание как

Основную единицу социального взаимодействия, можно обратиться и к анализу более сложных феноменов, например структурирования времени.

Анализ жизненных сценариев

Сценарий по сути дела можно рассматривать как типичный стиль

Взаимодействия. Ценность теории Э. Берна для нас состоит в том, что она раскрывает глубинное психологическое содержание феномена стиля, которое чаще всего остается за рамками исследований социальных и педагогических психологов. Вместе с тем мы видим, что психиатр Э. Берн и психологи разных направлений отмечают одну общую особенность непродуктивного стиля взаимодействия – негативное обесцененное отношение к миру в целом и к себе или к людям в частности. Только если в классической психологии для обозначения этого понятия используются термины “негативная Я – концепция”, заниженная самооценка и т. п., то Э. Берн предлагает идею об основных жизненных позициях, находящих свое непосредственное отражение в жизненных сценариях.

Анализ сценариев жизни – еще одна важная составляющая часть концепции Э. Берна – используется для описания, объяснения и коррекции поведения человека и его взаимодействия с другими.

Что такое сценарий и как он действует? Э. Берн определяет сценарий жизни как “бессознательный жизненный план” , который составляется в детстве в форме драмы, имеющей четко обозначенные начало, середину и конец. Конец, или финал, сценария называют “расплатой” . Человек обычно не осознает, что он живет по сценарию. Тем не менее, он живет и ведет себя чаще всего так, что постепенно движется к той финальной сцене, которая была определена в детстве.

Природа и происхождение сценария жизни. На выбор сценария в раннем детстве большое влияние оказывают родители ребенка. С первых дней жизни они передают ему “послания”, на основе которых и формируются у человека представления о себе, о других людях и о жизни в целом. К семи годам сценарий в основном написан, а в юношеском возрасте он может быть пересмотрен.

Сценарий имеет содержание и процесс. Как мы уже упоминали, содержание отвечает на вопрос “Что?”, а процесс – на вопрос “Как?”. Рассмотрим подробнее эти категории.

Содержание сценария. Содержание сценария каждого человека уникально, словно отпечатки пальцев. Однако все многообразные по содержанию сценарии можно разделить на три группы: победителя, побежденного и непобедителя.

“Победитель” – это человек, достигающий своей цели. “Победа” всегда соотносится с целями, которые человек ставит перед собой, и с чувствами, сопутствующими их достижению. “Победитель” всегда доволен своими достижениями.

“Побежденный” – это человек, который не достигает своей цели. И опять дело заключается не в победе самой по себе, а в степени сопутствующего комфорта и в характере эмоций.

В зависимости от трагичности финала сценарий “побежденного”

Классифицируется по трем степеням. “Побежденные” первой степени имеют не очень серьезные неудачи, и потери их можно обсуждать с друзьями и знакомыми.

Например, повторяющиеся ссоры на работе или неудачи на экзамене при поступлении в университет. “Побежденные” второй степени испытывают неприятные чувства, которые не принято обсуждать в обществе. Это могут быть многократные увольнения с работы, госпитализация по поводу тяжелой депрессии или исключение из школы за плохое поведение. Сценарий “побежденного” третьей степени приводит к смерти, увечью, серьезной болезни или суду.

Финалом могут быть тюремное заключение, пожизненная госпитализация в психиатрической больнице или самоубийство. Такой сценарий называют “хамартическим”.

Человек, имеющий сценарий “непобедителя” , изо дня в день терпеливо несет свою ношу, немного при этом выигрывая и не сильно проигрывая. Он никогда не рискует, поэтому его сценарий часто называют “банальным”.

Описанную классификацию сценариев Э. Берн считал относительной. В целом большинство людей живут по сценариям, представляющим смесь победы, поражения и беспроигрышного варианта. Любопытно, что жизненный сценарий человека тесно связан с его основной экзистенциональной позицией.

Человек, который выбрал позицию “я – хороший, ты – хороший”, скорее всего, выберет сценарий победителя. Считая, что он любим и приятен другим, ребенок в детстве принимает решение о том, что и его родители приятные люди, которым можно доверять. Впоследствии этот взгляд распространяется на всех других людей. Если ребенок избирает позицию “я – плохой, ты – хороший”, то скорее всего, он напишет банальный или проигрышный сценарий.

На первый взгляд позиция “я – хороший, ты – плохой” – основа для

Выигрышного сценария. Однако в подобной ситуации человек убежден в том, что ему всегда необходимо быть первым, лучше других. В одних случаях это удается, однако достижение целей требует неустанной борьбы. В других случаях окружающим людям надоедает быть приниженными и они отказываются от такого попутчика. И тогда он из явного “победителя” превращается в очевидного “побежденного”.

Проигрышному сценарию часто сопутствует другая позиция – “я – плохой, ты – плохой”. Разочарованиям нет конца. Человек чувствует себя приниженным и нелюбимым, полагая, что никто не в силах ему помочь, так как остальные тоже “плохие”.

Сценарный процесс. Э. Берн обнаружил и доказал, что существует лишь шесть основных паттернов сценарного процесса. Человек любого пола, возраста, образования, воспитания и расы проживает свою жизнь в соответствии с одним или несколькими из них. Это паттерны “Пока не”, “После”, “Никогда”, “Всегда”, “Почти”, “Сценарий с открытым концом”.

Сценарному паттерну “Пока не” соответствует лозунг: “Я не могу

Радоваться, пока не закончу работу”. Существуют многочисленные варианты этого сценария, тем не менее, в каждом содержится мысль о том, что “ничего хорошего не будет до тех пор, пока что-то менее хорошее не закончится”.

Например: “Жизнь начинается после сорока” или “Когда выйду на пенсию, смогу путешествовать” и т. д. Описывая сценарные процессы, Э. Берн иллюстрирует их примерами из древнегреческой мифологии. Так, сценарий “Пока не” был у Геракла, который, прежде чем стать полубогом, должен был выполнить множество трудных задач, в том числе очистить от навоза королевские конюшни.

Паттерн “После” – это обратная сторона процесса “Пока не”. Человек, живущий по этому сценарию, следует девизу: “Я могу радоваться сегодня, однако завтра должен буду за это заплатить”. Например: “День начинается у меня рано и весело, но к вечеру я устаю”. Иллюстрация сценарного процесса “После” – миф о греческом царе Дамокле, которого сиракузский тиран Дионисий посадил во время пиршества на свое место, повесив над его головой на конском волосе острый меч.

Подобно Дамоклу, находившемуся в постоянном страхе, человек, проживающий сценарий “После”, полагает, что за сегодняшние удовольствия завтра на него снизойдет кара.

Суть сценария “Никогда” заключается в следующем: “Я никогда не

Получаю того, чего больше всего хочу”. Человек в данном случае не понимает, что, для того чтобы добиться чего-нибудь в жизни, нужно сделать первый шаг к своей цели. Однако именно на этот шаг и не хватает жизненной энергии. В этом сценарии человек подобен лидийскому царю Танталу, осужденному Зевсом на вечные муки голода и жажды. Очень близко вокруг были и вода, и прекрасная еда, но Тантал, стоя посередине бассейна с водой, не мог до них дотянуться и испытывал нестерпимые мучения от сознания близости желанной цели и невозможности ее достигнуть. Согласно мифу, Тантал не понимает, что для избавления от мучений надо сделать лишь шаг в сторону.

Человек, следующий сценарию “Всегда” , постоянно делает одни и те же ошибки. Пережив неудачу однажды, он предпринимает новую попытку, чтобы добиться успеха, но совершает те же промахи, что и в предыдущий раз. Человек может несколько раз вступать в брак и разводиться или из-за спора с начальством часто менять место работы. При этом после очередной драмы в голове кружится вопрос: “Почему это всегда случается со мной?” Этому сценарию соответствует древнегреческий миф об Арахне – мастерице вышивать, вступившей в спор с богиней Минервой. Получив от Арахны вызов на состязание по вышивке, Минерва превратила ее в паука, обреченного вечно ткать свою паутину.

Человек со сценарием “Почти” никогда не доводит начатого дела до конца.

Почти достигнув цели, он в силу обстоятельств, кажущихся ему объективными, бросает одно дело и берется за другое. Это сценарий “Почти – тип 1”. Сценарий “Почти – тип 2” побуждает человека добиваться своей цели, но, не осознавая этого, он сразу берется за другое дело. Достигнув новой вершины, несчастный вместо того, чтобы остановиться и отдохнуть, опять берется за новое дело. Иногда такой человек считает, что он ничего не достиг, хотя на самом деле приходит ко все новым и новым успехам. Обрекая себя на постоянную работу без передышки, он лишает себя отдыха и общения с другими. В конце концов, либо несчастен, либо измотан и нездоров.

Иллюстрацией этого сценария Э. Берн считает миф о Сизифе и его труде – нескончаемой и бесплодной работе. Сизиф, тоже провинившийся перед греческими богами, был осужден вечно вкатывать в гору камень, который, достигнув вершины, каждый раз скатывался обратно вниз. Подобно Сизифу, человек, живущий по сценарию “Почти – тип I”, говорит: “В этот раз почти достиг своего”. Люди, проживающие сценарий “Почти – тип 2”, не замечают, что они, в отличие от Сизифа, добрались до вершины. Не давая себе возможности отдохнуть и оглянуться, они отыскивают новую, еще более высокую гору и толкают на нее свой камень. И так до бесконечности.

“Сценарий с открытым концом” напоминает процессы “Пока не” и

“После”. Во всех трех есть некая точка раздела, после которой все меняется.

Человек с открытым сценарием после этой точки ощущает пустоту, беспокойство, не зная, что предпринять. (Похоже на то, что часть театрального сценария потерялась.) Девиз при этом следующий: “Достигая очередной цели, не знаю, что делать дальше”. Обычно такие люди, ставя перед собой лишь кратковременные тактические цели, достигнув их, мечутся в поисках очередной задачи.

Этот сценарий похож на миф о Филимоне и Бавкисе, пожилой супружеской паре, которая приютила в своем доме уставших путников, оказавшихся богами.

Благодарные боги, которым в обличии путников было неоднократно отказано в пристанище, отблагодарили стариков и продлили им жизнь, превратив в растущие бок о бок деревья с переплетающимися кронами.

Обычно в жизни человека находится место всем паттернам сценарного процесса, но при этом какой-то один доминирует. Иногда встречаются комбинации, но всегда есть главный процесс и подчиненный.

В начале 70-х годов клинический психолог Т. Кейлер, следуя идее Э. Берна о том, что сценарий может проигрываться в течение коротких промежутков времени, стал ежесекундно записывать слова, тон голоса, жесты, положение тела и выражение лица своих клиентов и обнаружил существование паттернов – четко определенных наборов поведения, которые человек проявляет перед тем, как войти в какой-либо сценарий. Т. Кейлер и его коллеги составили список из пяти таких паттернов (“Будь лучшим”, “Поторапливайся”, “Будь сдержанным”, “Радуй других”, “Старайся”), которые они назвали драйверами. Драйверы были названы посланиями, которые формируют содержание сценария и “запускают” сценарный

Процесс. Ученые доказали, что все пять драйверов тесно связаны с шестью типами сценарного процесса. Каждый из этих паттернов имеет собственную тему, описывающую конкретный способ проживания человеком своего сценария.

Драйверы отражают позицию условного положительного отношения к себе: “Я хороший, если лучший”, “Я хороший, если сильный”, “Я хороший, если радую других”, “Я хороший, если стараюсь”. Паттерны драйверов, подробно описанные Т. Кейлером, дают возможность достаточно точно предсказать сценарные процессы человека, опираясь на наблюдения за невербальным поведением.

ИСПОЛЬЗУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА:

1. Бороздина Г. В. Психология делового общения. М., “Инфра-М”. 2005.

2. Правила деловых отношений. Екатеринбург. Литер. 2004.

3. Фомин Ю. А. Психология делового общения. Минск, Амалфия. 2004

4. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М., 2005.

5. Горянина В. А. Психология общения. М., Академия. 2002.


Технология подлинного общения Э. Берна