Творчество как способ бытия

ФИНАНСОВАЯ АКАДЕМИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Факультет “Учета и аудита”

Кафедра “Философия”

РЕФЕРАТ

На тему:

“ТВОРЧЕСТВО КАК СПОСОБ БЫТИЯ ЧЕЛОВЕКА”

Выполнила: Ростомян Н. Т.

Студентка группы У1-4.

Научный руководитель:

Минигалин М. М.

Москва, 2009 год

Содержание

Введение. 3

Глава I. Сущность и наследственность творчества. 5

Глава II. Творчество и бытие. 8

Глава III. Человек – как субъект творчества. 11

Заключение. 14

Список использованной литературы.. 16

Введение

Творчество – одно из составляющих нашей современной жизни. Каждый человек по – своему видит окружающий мир, вселенную и для того, чтобы индивидуализировать свои познания и сравнить их с другими, мы используем творчество, т. е. принимая информацию, мы ее перерабатываем и придаем ей ту форму, которую мы хотим. Этот процесс трансформации и генерирования в совершенно другой форме называется творчеством.

Творчество – это не отдельное свойство, это целостная характеристика человека, способ бытия. В изучении творчества необходимо взглянуть не только на психологическую сторону явления, но и на культурологические, философские аспекты, чтобы получить более объемную картину этого замечательного феномена. Современные исследователи говорят, что творчество – это неадаптивная активность, жизнетворчество, эстетическое отношение к миру, это выбор свободного бытия, это “смелость быть”, подлинность, это путь, в который ты уверовал[1] .

Актуальность исследуемой проблемы предопределила выбор темы настоящей работы, в которой творчество рассматривается в более широком значении и ее вкладе в нашу жизнь.

В работе использованы труды Бердяева – “Проблема человека”, Юнга – “О становлении личности” и других философов, ученых, писателей.

Цель работы – проанализировать роль творчество как понятие и необходимый атрибут современной жизни.

Цель работы обусловила постановку и решение следующих задач:

1. Рассмотреть сущность творчества.

2. Рассмотреть человека – как единственного субъекта творческого бытия.

3. Проанализировать роль и значение творчества.

Структура исследования: Работа состоит из трех глав, в которых рассматривается сущность и значение творчества в нашей жизни.

Глава I. Сущность и пути возникновения творчества.

Творчество позволяет нам приспособиться к жизни и ее трудностям легче, с ее помощью мы можем в тех или иных ситуациях поступить оригинально, индивидуально и в конечном счете найти решение той или иной проблеме, что во многом облегчает нашу жизнь.

Психологи, ученые, философы дают множество определений термину творчество.

Одно из определений творчества – деятельность, порождающая нечто качественно новое, никогда ранее не бывшее.

В разговорах о творчестве, чаще всего подразумеваются особые способности, которые позволяют делать что-то интересно, оригинально, не как все. При этом рассуждают о наследственности, о среде воспитания, об особом складе характера. Мы же осмелимся утверждать, что эти параметры только вершина айсберга, который позволяет нам сделать предположения о чем-то, что есть в основании этого загадочного явления.

Ввиду быстрого технического прогресса и устаревания информации, творчество становится неким уникальным и незаменимым аппаратом и атрибутом современной жизни, феномен которого изучают многие философы и ученые. Но данный феномен изучили недостаточно для того, чтобы обобщить и прийти к единому мнению о наследственности творчества.

Сейчас уже, пожалуй, найдется мало мыслителей, которые считают, что творческие способности можно унаследовать[2] . Многие ученые пишут, что примеры многих выдающихся писателей, актеров, художников, композиторов, родители которых не обнаруживали никаких признаков огромной художественной одаренности своих потомков, оспаривают фактор прямого наследования художественного дарования. Многие выдающиеся писатели, актеры, певцы, люди разных профессий могут подтвердить, что не всегда творческие способности в одной сфере переходят по наследству. Есть множество примеров, когда среди родителей не было выдающихся людей, но человек одарен некими способностями от природы. Похоже, природа лепит выдающихся художников из слишком дорого материала, чтобы позволить автоматически передавать его по наследству[3] .

Многие выдающиеся писатели, актеры, певцы, люди разных профессий могут подтвердить, что не всегда творческие способности в одной сфере переходят по наследству. Есть множество примеров, когда среди родителей не было выдающихся людей, но человек одарен некими способностями от природы.

В. Франкл также возражает против идеи наследования великих способностей: наследственность не более чем материал, из которого человек строит сам себя, “не более чем камни, которые могут быть использованы, а могут быть отвергнуты строителем. Но сам строитель не из камней”[4] .

Что касается индивидуальных дарований, то их разнообразие так велико, они столь независимо наследуются, что в силу генетической рекомбинации почти каждому человеку достается в удел какой-то набор способностей. Относительно малая доля людей оказывается вовсе обойденной ими. Некоторые психологи и культурологи считают, что решающее значение приобретает наличие или отсутствие стимула для развития и реализации индивидуального набора дарований, т. е. социальных условий. Среди этих условий одним из важнейших является социальная преемственность, избирательно воспринимаемая, а также общественная потребность, социальный спрос, социальный заказ на выдающиеся достижения. Cреди многочисленных факторов, которые подтверждают немалую роль социума, есть и такие: повышенное внимание к способностям ребенка со стороны его воспитателей, ситуация, когда его талант становится организующим началом в семье; с другой стороны – нерегламентированная среда с демократическими отношениями, где мал внешний контроль за поведением, где есть творческие члены в его значимом окружении и поощряется нестереотипное поведение[5] .

Таким образом, сущность творчества заключается в преобразовании принятой информации в нечто новое, оригинальное, непохожее на других.

Глава II. Творчество и бытие

Бытие мира – тварное, сотворенное и творимое бытие. На всяком тварном бытии лежит печать творческого акта. Тварность говорит о Творце. Тварность есть творчество. Творение мира есть творческое развитие в Боге, выход Его из одиночества, зов божьей любви. Творение предполагает движение, динамику внутри божественной жизни. От вечности совершается творческий процесс в Боге. Лишь признание тварного бытия допускает оригинальный творческий акт в бытии, созидающий новое и небывалое. Если бы в бытии все было несотворенным, предвечно данным, то сама идея творчества не могла бы зародиться в мире. Если допустить божественность бытия, в котором совершается лишь перераспределение извечно данного, лишь истечение, то о творчестве никогда в мире не могло бы возникнуть и вопроса. Если не было божественного творческого акта, в котором сотворилось небывалое, то творческий акт в мире вообще невозможен. Если божественная природа неспособна к творчеству, то какая же природа может быть способна к творчеству?

Сама идея творчества возможна лишь потому, что есть Творец и что был совершен им оригинальный творческий акт, в котором стало сущим небывалое, не вытекающее ни из чего предшествующего, не отнимающее и не убавляющее абсолютной мощи Творца. Творческий акт творит не из природы творящего, через убывание сил творящего, переходящих в иное состояние, а из ничего. Творчество не есть переход мощи творящего в иное состояние и тем ослабление прежнего состояния – творчество есть создание новой мощи из небывший, до того не сущей. И всякий творческий акт по существу своему есть творчество из ничего, т. е. создание новой силы, а не изменение и перераспределение старой. Во всяком творческом акте есть абсолютная прибыль, прирост. Тварность бытия, совершающийся в нем прирост, достигнутая прибыль без всякой убыли – говорят о творящем и творчестве. О творящем и творчестве говорит тварность бытия в двояком смысле: есть Творец, сотворивший тварное бытие, и возможно творчество в самом тварном бытии. Мир сотворен не только тварным, но и творческим. В тварности отпечатлевается образ и подобие Творца, т. е. в самой тварности есть творцы. Тварная природа была бы противоположна творческой природе, если бы не было в тварности образа и подобия Творца. Но природа человека – образ и подобие Творца, т. е. творческая природа. Душа предвечно и предмирно сотворена Богом-Творцом, и первоосновы души божественны и независимы от мирового процесса и его времени. Предсуществование душ – абсолютная метафизическая истина. Но судьба душ связана с космическим развитием. Творческий акт абсолютной прибыли бытия, прироста мощи без всякой убыли и умаления продолжается в самом тварном бытии, в человеке, подобном Творцу. Творчество в мире возможно потому лишь, что мир творим, т. е. тварен. Мир, не сотворенный, не знавший творческого акта прибыли и прироста бытийственной мощи, не знал бы ничего о творчестве и не был бы способен к творчеству. Бытие, каким его себе представляет как натуралистический материализм, так и натуралистический пантеизм, ничего не знает о творчестве. Это – замкнутое бытие, в котором может быть лишь перераспределение сил, но не может быть прибыли, прироста. Будет ли это бытие для нас материальным или будет божественным, в отношении к творчеству от этого ничто не меняется. Для чисто пантеистической космологии так же мало существует творчество, как и для материалистической космологии. Пусть мир есть Божество, но в Божестве нет творческого акта и нет его в мире. Творческая прибыль рождается из свободы творящего. Это – абсолютный прирост к самому Божеству. Человек призван обогатить саму божественную жизнь. Ибо абсолютно быть должен не только Бог и божественное, но также человек и человеческое. Ортодоксально-библейская теология, космология и антропология слишком рационалистичны – они предполагают в последней первооснове сущего ясный и для разума вместимый свет, а не таинственную бездну, создающую для разума лишь антиномии. Истина пантеизма распространима лишь на эту изначальную и бездонную божественность. Творение же мира лежит по эту сторону, в Боге, во внутреннем движении проявленной Троичности. В германской мистике не до конца раскрылась антропогония, в ней раскрывалась лишь теогония и космогония. Но в Боге есть страстное томление и тоска по человеку. В Боге есть трагический недостаток, который восполняется великой прибылью – рождением человека в Нем. Мистики учили о тайне рождения Бога в человеке. Но есть иная тайна, тайна рождения человека в Боге. Есть зов человека, чтобы Бог в нем родился. Но есть и зов Бога, чтобы человек в Нем родился. Это и есть тайна христианства, тайна Христа, неведомая мистике индусов, Плотина и всякой отвлеченно-монистической мистике. Бог и человек – больше, чем один Бог. Раскрывающаяся в Едином субстанциальная множественность бытия – больше, чем недифференцированное Единое. Необходимо порвать с метафизической традицией Парменида и елейцев. Лишь миф о тоске Божьей по человеку и по любви человека приближает нас к последней тайне.

Глава II I. Человек – как субъект творчества.

Прежде всего, человек (почему мы и говорим о нем как о субъекте творческого бытия) есть точка отсчета сам для себя. Все сходится, пересекается в этой точке, остается в ее памяти. Н. А. Бердяев говорил о том, что космическая жизнь возможна только в человеке и сквозь человека как эксцентра витального общения всего совсем. В человеке сопрягаются далеко отстоящие друг от друга события, реальность и вымысел, правда и ложь, добро и зло, любовь и раздор. Он себя соотносит со всем сущим, одушевляет все вокруг, мысленно касаясь всего. Творческая философия, по Бердяеву, – это “антропологическая философия, предполагающая творящего и его цель”, а человек – “предпосылка вселенская, онтологическая, космическая”, не сводимая ни к психологии личности, ни к внутреннему ценностному состоянию мира чувственных видимостей и образов мира[6] .

Очевидно, если мы ориентируем творчество на гуманность и гуманизм (а иначе – зачем оно?), то надо начинать с китайской гуманокосмологии, с ее взгляда на человека как творческое существо. Для китайской философии человек – центр Вселенной и высшая цель Мироздания. Не случайно его срединное положение между Небом и Землей. Человек возник после разделения изначального эфира на два начала: Инь и Ян (мужское и женское). Срединное положение определяет его роль посредника между этими двумя началами. Он призван преодолеть расколотость мира.

Человек – творение Вселенной, которая создавала его ресурсами пяти гуманных начал и деятельных сил Вселенной: зрения, слуха, осязания, обоняния, вкуса. Поэтому он человек гуманный. Он должен гуманно творить, потому что по природе его чувства тянутся к гуманному, к благу. А природа человека та же, что и у других вещей. И эта природа делает его поступки добрыми. Но вместе с добрым поступком одновременно совершается злой. Изначально в мире нет зла. Его порождают сами люди, когда совершают неправильные поступки. То, что человек творящий (homo poieticai) есть творческий субъект бытия, бытийствующий в творении бытия бытием собственного творения, было очевидным и в доказательствах не нуждалось. Но то, что он творит не только формально прекрасное, “эстетическое”, но и зло, раздор, ложь – тоже очевидно. На этой границе эстетическая философия исчерпывает свои обоснования. И тогда Восток прибегает к присущим его философии запретительным мерам: “не переходи!” Конфуций задает программу этой идеи:

“я не творю, я украшаю!”. Человек – творение, но не творец. И только

Став мудрецом, человек может творить, не нарушая общемировой гармонии, а поддерживая ее. Но он не может творить больше, чем Творец. Мир уже сотворен, гуманный и совершенный. Мудрец не может ничего изменять. Он должен делать так, чтобы мир от его творения не разрушился. А для этого он должен знать устройство и законы мира. И начать свое творение он должен прежде всего с себя, установить гармонию с самим собой.

Однако процесс творения – это процесс изменения. Без изменения

Невозможно творчество, потому что, творя, человек изменяет мир так или

Иначе, а потому не всякого человека китайская эстетика считает творцом.

Но здесь – ошибка Востока. Оказывается, что любой человек – творец

(поскольку, с точки зрения гуманитарной поэтологии, любой человек –

Живое существо, которое так или иначе творит). Даже просто своим присутствием он изменяет мир. Но то, что получается в результате творческого акта, говорит о том, что далеко не все мы – художники. А человек – субъект творческого бытия.

В общих чертах определяя понятие творчества, мы сразу же говорим: вечно и непрерывно движимый прогрессом стремящейся к благу жизни способ и цель бытия всего в мироздании и мирознании сущего есть творчество. Однако, с точки зрения поэтики гуманного, это не просто творчество, а творчество, бытийствующее творческим бытием собственных творений в творении мира гуманного и гуманного способа существования в мире. Творчество – это способ существования, движения, развития и прогрессивно качественного преобразования всего сущего. Жить и одновременно не жить, творить и не бытийствовать “творческим бытием сквозь-себя всеобщего творения”, тоже нельзя. Это значит, что жизнь, творчество и творческое бытие творения, творящего бытие, взаимосвязаны. А значит всякое бытие сущего есть творческое бытие. Не существует никакого бытия вне творчества, как и творчества вне бытия.

5. Таким образом, оказывается, что проблема человека-творца тесно связана с проблемой творческого бытия его творений. Поэзия есть то в человеке, что творит мир потребного будущего и стремится бытийствовать в мире творением гуманно. Наука о человеке творящем и бытийствующем в мире собственным творением гуманно называется гуманитарная поэтология. Мы можем только поставить проблему поэзии как субъекта творческого бытия и предположить, что ресурсами системы чувств человека она изменяет как-то его внутренний мир, моральный мир, а человек изменяет мир свой и окружающий. Платон говорил, что “поэт не может знать зло, скверно”, не имеет на это права. Он должен направить творчество на творение гуманного. Но вся суть проблемы в том, что мы не можем знать, “как слово наше отзовется” (Тютчев), чем обернется воздействие нашего творения на воспринимающее сознание, что и как оно сотворит в нем и с ним. Об этом мы можем пока только догадываться.

Заключение

В процессе изучения понятия творчества были сделаны следующие выводы:

-Понятие творчество исходит от понятия творить.

-Творчество – неотъемлемая часть нашей жизни

-С каждым днем информация, принятая нами обновляется и требуется множество усилий, памяти и способностей, чтобы успевать за ней, и творчество является одним из уникальных средств, которое помимо принятия информации, преобразовывает и трансформирует ее.

-Творческие способности людей не всегда переходят по наследству и этот феномен, к сожалению, не изучен досконально учеными, поэтому нельзя сделать общих выводов, касательно всех людей, есть исключения. Единственное, в чем уверены ученые – это то, что у каждого человека есть свой набор творческих способностей и никто не обделен этим. Но некоторым людям от природы дано больше, а некоторым меньше.

-Человек является единственным субъектом творческого бытия, т. к. животные не способны анализировать и трансформировать информацию, то соответственно они не способны к творческому процессу.

-Процесс творения – процесс изменения.

-Человек является творцом, даже своим присутствием он уже изменяет мир. Но то, что получается творением человека не всегда является гуманным, поэтому проблема человека – творца прежде всего связана с бытием его творений.

-Творчество есть вечно и непрерывно движимый прогрессом стремящейся к благу жизни способ и цель бытия всего в мироздании и мирознании сущего.

-Человек – творение Вселенной, которая создавала его ресурсами пяти гуманных начал и деятельных сил Вселенной: зрения, слуха, осязания, обоняния, вкуса.

Таким образом, Творчество – это способ существования, движения, развития и прогрессивно качественного преобразования всего сущего. Каждый раз, наталкиваясь на те или иные трудности, проблемы, мы сможем найти решение, если применим творчество. Творческий подход к делу помогает выйти из сложных ситуаций и даже решить жизненные проблемы.

Список использованной литературы

1. Гумерова Р. В. Творчество как способ бытия – статья, Т.: 2007. – с.17

2. Кречмер Э. Гениальные люди. С-Пб. Гумманитарное агенство “Академический проект”,2006.-303с.

3. Художественный тип человека. М. 2007.- 229с.

4. Лук А. Н. Мышление и творчество. М.: Политиздат, 2006.-144с.

5. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 2007. -368с.

6. Бердяев Н. А. Смысл творчества. – Интернет-публикация: http://e-k. viv. ru/cont/theseno1/1.html

7. Бердяев Н. А. Проблема человека (К построению христианской антропологии). – Интернет-публикация: http://e-k. viv. ru/cont/theseno1/1.html

8. Бердяев Н. А. Философия свободы. М., 2006.

9. Человек как философская проблема: Восток – Запад / Отв. ред. Н. С. Кирабаев. М., 2007.

10. Пономарев Я. А. Психология творчества. / Тенденции развития психологической науки. М.: Наука, 2006. 21-25с.

11. Варламова Е. П., Степанов С. Ю. Психология творческой уникальности. – М.: Институт психологии РАН, 2007. – 256с.

12. Богоявленская Д. Б. Интеллектуальная активность как проблематика творчества. Изд. Ростовского ун-та, 2007г.-176с.

[1] Гумерова Р. В. Творчество как способ бытия – статья, Т.: 2007. – с.17

[2] Кречмер Э. Гениальные люди. С-Пб. Гумманитарное агенство “Академический проект”,2007. – 303с.

[3] Художественный тип человека. М. 2006.- 229с.

[4] Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 2008. -368с.

[5] Дружинин В. Н. Психология общих способностей – СПб.: Издательство “Питер”, 2007. -368с.

[6] Бердяев “Смысл творчества” – М.: 2006 – с.178.


Творчество как способ бытия