Вейсс Франциск Родольф

Вейсс Франциск Родольф. Нравственные основы жизни. Швейцарец. 1751 – 1818 г. Минск 1994г.

321. Человек образованный взвешивает и обсуждает жизнь и историю всевозможных народов, населявших земной шар. Он, сравнивая их взгляды и мнения, законы и правы, угадывает причины их благосостояния или упадка, усваивает мысли великих, родившихся в среде их, людей и делает окончательные выводы на основании всех этих данный.

Опытность является, таким образом, лучшим средством для приобретения знаний и самоусовершенствования. Мы можем только ускорить ее развитие, стараясь идти навстречу фактам, которые ее дают, или усваивая результаты, добытые другими. Учение – самое лучшее средство для приобретения опытности эти последним путем, а философия и история – самые полезные для этого науки.

322. Из тысячи жизнеописаний она делает выводы тех нравственных начал, которым мы должны следовать сами, научась судить о настоящем по прошедшему, а также предвидеть по нему будущее.

…надо забыть свое собственное положение, отечество, веру, мнения и тогда только, отрешившись совершенно от всяких взглядов, можно надеяться достичь способности верно и беспристрастно описывать то, что происходит перед вашими глазами. Глубокое философское образование при этом необходимо в особенности.

332. Мудрый один сомневается в справедливости своих взглядов, и с этого-то сомнения должен начать всякий, кто желает достичь правильной самооценки.

334. Нам остается утешаться мыслью, что если нет совершенства, то есть более или менее близкие к нему степени. Во всяком случае, приятней стоять к нему ближе, чем коснеть в пороках и невежестве, низводящих нас на степень животных.

352. Религиозный фанатизм сделался орудием самых ужасных несправедливостей.

353. Точки соприкосновения отдельных личностей стал разнообразными до бесконечности, а вместе с тем появились новые обязанности и требования.

354. Сумма налогов, конечно, не должна превышать той, которая действительно нужна на удовлетворение нужд государства.

363. Заговорить о человеческих правах считается величайшим преступлением, а тем более возбудить хоть малейшее сомнение в правильности происхождении той грубой силы, которая угнетает всех и все.

365. Были государства, начавшие свое существование с анархии, другие с деспотизма, но все непременно более или менее уклонялись, до известной степени, с пути справедливости и здравого смысла.

371. …если занятие общественных должностей будет считаться только выгодной аферой,…

373. …правительство духовное или, лучше сказать, правительство монахов. Основанное не на социальных принципах, а на религиозных догматах или, иначе говоря, на началах недоступных пониманию разумом, правление это, конечно, в силу этого самого обстоятельства, более всякого другого при практическом применении к жизни, способно уклоняться в злоупотребления. Доказать это можно без всяких лишних рассуждений простым указанием на факты, и для этого стоит только назвать те страны, которые имеют несчастье жить под властью духовенства. Они обличают неопровержимым образом, что заботы подобного правительства сводятся единственно к тому, чтобы деморализовать народ, сделать его ленивым, невежественным и бедным. Ни одна из стран, живущих под подобным режимом, никогда не была в состоянии подняться до уровня развития и благоденствия своих соседей.

378. …степень благосостояния наций всегда стояла в прямой пропорции с той свободой, которою пользовалось право изложения мыслей устно и письменно.

379. Цель всякого закона – в справедливости.

380. Искусство управлять людьми состоит не в чем ином, как только в умении применять к общегражданской жизни те же принципы и правили справедливости, которыми мы руководимся в жизни домашней.

Уважение к чему бы то ни было не должно доходить до потери человеческого достоинства или до забвения самых основных правил справедливости.

Конституция означает собрание постановлений, которыми определяются круг и обязанности правительственной власти, ее разделение и главная форма выборов. При определении этих предметов, конечно, главным исходным пунктом должно быть справедливое признание общих незыблемых человеческих прав.

386. Всякий судит и чего-нибудь желает на основании своего собственного личного интереса, а потому, если чего-нибудь желает большинство, то это служит законом, что общественное благо, заключающееся во благе большинства, требует исполнения этого желания. В таком случае нет надобности даже входить в анализ прав верховной власти и доказывать справедливость требуемой перемены, потому что выше прав, которые человек имеет над своим имуществом, или, лучше говоря, над самим собой – не может существовать.

398. Ничто не способствует так развитию общества и гарантии его разумных учреждений, как возможность свободно высказать устно и письменно взгляды на политические и общественные дела. Боязнь гласности в этом случае непременно заставляет подозревать желание скрыть какие-нибудь важные, тайные злоупотребления. Дурное правительство ищет подавить всякую идею правды и справедливости для того, чтобы лучше скрыть в потемках ничтожность своих взглядов и свое собственное невежество.

401. Король и коммуны – народное сознание, и потому пускай же советники научат их уважать прирожденные права народа.

Должен ли народ содержать на свой счет в мирное время огромную армию, служащую к его же собственному порабощению?

404. Нередко бывает, что даже в образованных, могущественных государствах частных людей, рассуждающих об общественных делах, думают оборвать вопросом: “Во что вы смешиваетесь?” На что можно прекрасно ответить словами: “В мои собственные дела”, что будет совершенно справедливо, так как всякое общественное дело всегда касается частных лиц, составляющих общество. Интересоваться всем, что касается законов и устройства страны, где мы живем, составляет даже самую святую обязанность всякого истинного патриота, что только этим путем может он применить свои совместные силы и способности к тому, чтобы улучшить и поддержать это устройство.


Вейсс Франциск Родольф