Власть и бюрократия в России опыт социологического исследования

Министерство образования и науки РФ

Новосибирский государственный университет экономики и управления

Институт менеджмента и коммерции

Кафедра социальных коммуникаций и социологии управления

КУРСОВАЯ РАБОТА

По курсу “Социальные проблемы изучения общественного мнения”

На тему:

” Власть и бюрократия в России: опыт социологического исследования “

Исполнитель:

Студент гр. 7031 Тищенко А.

Руководитель:

Плюснина Л. К.

Новосибирск, 2010

Содержание:

Введение ………………………………………………………………….3

Глава 1: Природа политической власти………………………………6

1.1 Власть как общественное явление………………………….6

1.2 Феномен бюрократии……………………………………….11

Глава 2: Вторичный анализ исследования по бюрократии…………21

2.1 Бюрократия: ее сущность и эффективность

Функционирования…………………………………………22

2.2 Бюрократия при В. В. Путине…………………………….25

2.3 Основные выводы……………………………………………………….28

Глава 3: Методы повышения эффективности деятельности органов государственной власти в России……………………………………….32

Заключение ………………………………………………………………36

Список литературы ……………………………………………………..38

Введение

В классической китайской поэзии есть образ попавшего в трудное положение садовника. Вот его рассказ. “Посадил орхидею, но полыни я не сажал. Проросла орхидея, вместе с ней проросла полынь”. Поэт-садовник Бо Цзюйи (772-846) рассказывает затем, как сплелись корни и побеги благородного и злого растений. Он не может ни выполоть последнее, не повредив при этом первое, ни полить первое, не напоив последнее. В результате вместе с орхидеей растет полынь. В заключении он спрашивает у друга-читателя совета: “Как в несчастье моем мне быть?”[1] Эта иллюстрация как нельзя лучше подходит для рассмотрения феномена бюрократии, который возник и эволюционировал вместе с возникновением самых древних форм государственности и социального управления. Сменялись формы государства, формы социально-политического устройства, формы управления вообще, но неизменной оставалась одна черта. Государственность подразумевает сложные формы управления с разветвленной структурой, и чем сложнее эти формы, тем сильнее вкрапления бюрократических извращений, тем сильнее переплетаются их корни. Эта ситуация напоминает заколдованный круг, и иногда кажется, что выхода из него нет. С феноменом бюрократии сталкиваются все, независимо от статуса, положения в обществе, от цвета кожи. Нет такого общества, в котором не проклинали бюрократов, не искали путей борьбы с ними. Но значит ли это, что мы не свободны от бюрократических стереотипов в своей деятельности, поведении и мышлении. На протяжении столетий в России господствовала авторитарно-политическая культура, составной частью которой является бюрократическое управление. Отсюда возникает вопрос: в какой мере можно говорить о проявлении бюрократизма как общей тенденции русской культуры? Смена социально-политического устройства не приводит к немедленному изменению ментальности и внутреннего настроя людей. Поэтому в ежедневных проявлениях бюрократизма постоянно угадываются тени прошлого, которые оставили глубокий след в индивидуальном и коллективном сознании общества.

Говоря об историографии проблемы, необходимо отметить, что, несмотря на постоянную актуальность феномена бюрократии, социальные науки еще не имеют надежной теории, объясняющей природу бюрократии на различных этапах общественного развития. Это неудивительно: тема была практически закрыта для исследований. В советское время в основном разрабатывались общие проблемы социального управления и критиковались западные теории в этой области.

Именно теме бюрократии и власти посвящена эта курсовая работа. В ней будут раскрыты определения таких понятий как “власть”, “бюрократия”, “бюрократизм”; определены источники и сущность бюрократии, механизмы ее функционирования; различные подходы к пониманию феномена бюрократии.

Цель курсовой работы: выявить механизмы функционирования бюрократии в современном обществе, понять ее сущность.

Задачами курсовой работы являются:

– Изучение мнения россиян по поводу такого общественного феномена как бюрократия;

– Определение процесса бюрократии в России;

– Выявление путей повышения эффективности власти.

Объектом курсовой является непосредственно бюрократия – как политическое и общественное явление.

Предметом же выступает модель взаимодействия бюрократизма с современным обществом.

Информационная база курсовой работы представлена некоторыми исследования, проведенных Институтом социологии Российской академии наук, касающиеся феномена бюрократии, ее функционирования в российском социуме.

Глава 1: Природа политической власти

1.1 Власть как общественное явление

Понятие “власть” в обыденной жизни и в научной литературе употребляется в самых разных смыслах. Философы говорят о власти над объективными законами общества, социологи – о власти социальной, экономисты – о власти хозяйственной, юристы – о государственной власти, политологи – о политической власти, естествоиспытатели – о власти над природой, психологи – о власти человека над самим собой, родители – о семейной власти, богословы – о власти от Бога и т. д. и т. п.

Одни считают, что власть означает реальную способность одного из элементов существующей системы реализовать собственные интересы в ее рамках, и в этом смысле власть есть осуществление влияния на процессы, происходящие внутри системы. Другие считают властью результаты, продукт некоторого целенаправленного влияния. Третьи полагают, что власть представляет собой такие взаимные отношения между людьми или группами людей, сущность которых заключается во влиянии, воздействии, что это стремление к достижению равновесия.[2]

Власть есть присущее обществу волевое отношение между людьми. Власть необходима, подчеркивал Аристотель, прежде всего, для организации общества, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, для поддержания его целостности и единства.[3]

Властные отношения объективно присущи общественной жизни. Это своеобразная плата за жизнь в обществе, ибо жить в обществе и быть свободным от его правил невозможно. Другими словами, без отношений власти человеческая цивилизация невозможна.

Любое общество не может нормально существовать, если любому представляется беспрепятственно творить произвол. Как отмечал В. Соловьев: “Требование личной свободы, чтобы оно могло осуществиться, уже предполагает стеснение этой свободы в той мере, в какой она в данном состоянии человечества несовместима с существованием общества или общим благом. Эти два интереса, противоположные для отвлеченной мысли, но одинаково обязательные нравственно, в действительности сходятся между собой. Из их встречи рождается право”.[4]

Власть неизбежно оказывается следствием самой социальной природы человека. Однако как только проявление власти приобретает общественный характер, главной ее целью становится создание и поддержание порядка, важнейшим средством чего и выступает власть. В связи с этим людям вовсе не нужно создавать власть. Им достаточно ее принять и подчиниться ей, тем самым устанавливается известный порядок. Искание порядка, как правило, сопровождается исканием власти.

Власть в общем смысле есть способность и возможность оказывать определенное воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств – воли, авторитета, права, насилия.[5]

Отсюда можно сделать следующий вывод: власть – это один из важнейших видов социального взаимодействия, специфическое отношение, по крайней мере, между двумя субъектами, один из которых подчиняется распоряжением другого, в результате этого подчинения властвующий субъект реализует свою волю и интересы.

Сама власть выступает в виде управления, управление – в виде власти. Но управление не есть функционирование власти. Управление, подчеркивал Б. Краснов, шире, чем власть. Власть – элемент управления, источник силы управления. Процесс управления представляет собой процесс реализации властной воли для достижения цели властителя. Управление же является средством, при помощи которого целенаправленное воздействие власти из возможности превращается в действительность.[6]

Одно из наиболее распространенных представлений о власти – понимание ее как принуждения. Как считает М. Байтин, власть безотносительно от форм своего внешнего проявления, в сущности, всегда принудительна, ибо, так или иначе, направлена на подчинение воле членов данного коллектива, господствующей или руководящей в нем единой воле.[7] Отрицать то, что власть проявляется в процессе подчинения, принуждения воли какого-либо субъекта, было бы нелепо.

Нередко власть и принуждение противопоставляют свободе. Свобода есть состояние независимости от внешних условий. Однако такое состояние не является внешне бездеятельным, когда человек и не подчиняется никому сам и не подчиняет никого, не поддается на чужое влияние и сам его не оказывает. Трудно представить себе общество из людей подобного типа. Такое общество, строго говоря, упраздняется, т. к. живя в обществе, человек не может быть свободным от общества.

Не последнее место в понимании власти как явления, связанного с процессами, происходящими в жизни общества, занимает такое понятие как легитимность. Власть – понятие правовое, означающее созидание ценностей согласно общественным интересам; это законное право принимать решения, которым люди обязаны подчиняться, легальное право использовать принуждение во имя торжества законов. Власть чрезвычайно необходима для достижения целей, ибо государственная политика вряд ли будет эффективной, если не соблюдаются правила, установленные для реализации этой политики. Именно потому, что легитимность играет важную роль, правительство стремится обосновать свою власть, опираясь на определенные принципы. В сущности, правительство пытается создать ситуацию, в которой решения признавались и соблюдались бы “не на страх, а на совесть”, с верой в нравственную правоту решений и законов. Правительства не могут рассчитывать на длительное существование и эффективную деятельность, полагаясь только на насилие. Необходимо добровольное согласие, скрепленное уважением законности.

Правители всегда стремились создать впечатление правомерности своей власти и законности правления. Ни одно правительство не может полностью полагаться на физическую силу как гарант согласия с их властью. Путем угроз и репрессий можно заставить повиноваться лишь небольшую часть граждан, но, нарастая, сопротивление властям приводит к массовому гражданскому неповиновению. Первой предпосылкой добровольного согласия является твердая уверенность народа в том, что представители власти с полным основанием занимают свои посты, что они вырабатывают, и претворяют в жизнь свои решения, путем законных государственных интересов, не посягая на то, что справедливо считается частным и личным. Там где легитимность власти не бесспорна, воцаряется беззаконие и опасность революционных потрясений.[8]

Что же заставляет индивидов признавать власть законной? М. Вебер предложил классическую теорию, объясняющую социокультурные основания легитимности власти.[9]

Традиционная власть.

Власть может приобретать законность благодаря традиции. Такую власть М. Вебер характеризует как традиционную власть. Здесь действует авторитет “вечно вчерашнего”, освященный историей. В этом случае повинуются потому, что “так всегда было”.

Традиционное господство имеет место в патриархальных обществах, организованных по подобию семьи, где повиновение отцу главе рода, является естественной реакцией на политический порядок, оно считается в порядке вещей и схоже по своим психологическим механизмам с простым подражанием.

Харизматическая власть

Авторитет носителя харизматической власти – это авторитет какого-то необычного личного дара – харизмы. М. Вебер отмечает, что харизмой следует называть качество личности, признаваемое необычайным. Благодаря этому качеству она оценивается окружающими как одаренная сверхъественными или, по меньшей мере, специфически особыми силами и свойствами, недоступными другим людям. Такая личность рассматривается как бы посланной богом. Носители харизматического авторитета всегда предстают в ауре пророка, излучающего благодатный свет божественной истины и указывающего людям единственно верный путь. В российской истории мы легко найдем примеры харизматического авторитета. Это авторитет таких большевистских лидеров, как Ленин, Сталин, Троцкий и д. р. Харизматическое господство носит ярко выраженный личностный характер. Оно всегда связано с личностью харизматического лидера и в этом отношении существенно отличается от традиционной власти. В случае традиционной власти законность во многих случаях связана не столько с отдельными лицами, сколько с определенными политическими институтами. Аура харизматического пророка и вождя не зависит от того факта, что он является президентом, лидером партии и т. д. Каждый из них – это единственная и неповторимая фигура, а не один из многих заместителей какой-либо позиции в политической организации общества.

Харизматический авторитет обращается не к традиционному автоматизму политического поведения. Наоборот, он как бы встряхивает людей, заставляет их отказаться от прежних стереотипов в восприятии власти, взглянуть на нее по-новому. Он рассчитывает на искреннее, эмоциональное отношение. Харизматический лидер – это всегда в той или иной степени “отец народов”. Харизматический авторитет возобновляется в каждый текущий момент времени и его законность рушится, когда вера в избранность его носителя тускнеет.

Рационально-правовая власть

Источник ее законности состоит в том, что она опирается на общепризнанный правовой порядок. Люди, обладающие такой властью, приходят к своему положению на основе узаконенной процедуры. Например, в результате выборов. Легитимность власти в этом случае покоится не на привычке, а на признании разумности, рациональности существующего политического порядка.

Следует иметь в виду, что в реальной политических жизни едва ли можно найти какие-то “чистые” типы, связанные только с одной из форм легитимности. В действительности можно говорить лишь о доминировании одной из форм законности и об определенной структуре маргинальных или второстепенных форм, связанных с разного рода социокультурными традициями и влияниями. Кроме того, в некоторых Западных обществах можно говорить о чертах традиционности в восприятии системы рационально-правовой власти.

Власть – это законное право принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, и использовать принуждение во имя торжества законов. Правители всегда стремятся создать впечатление правомерности своей власти и законности правления. В обществе, в котором народ с уважением относится к закону и доверяет правительству, требуются минимальные условия для принуждения. Там же, где законность власти не бесспорна, воцаряется беззаконие и сохраняется опасность социальных потрясений.

Важное значение для политической стабильности и поддержки лидеров имеет концепция легитимности (законности) власти. Законность власти можно определить как степень естественного признания населением страны системы, к которой она принадлежит. Государство может быть легитимным, если граждане чувствуют, что оно оправдывает их надежды. Легитимность связана с наличием у власти авторитета, верою подавляющего большинства населения в то, что существующий порядок является лучшим для данной страны, с консенсусом в области основополагающих политических ценностей.

Функционирование политических систем свидетельствует о том, что все они сталкиваются с проблемами законности, успешное решение которых укрепляет жизнеспособность политических институтов, обеспечивает стабильность и эффективность их функционирования. Очевидно, некоторые государства исчезали с политической каты мира потому, что им не удавалось справиться с проблемами легитимности.

В последние годы проблема легитимности стала крайне актуальна и для большинства посткоммунистических стран. Неспособность правящих в них режимов вывести страны из кризиса подрывает доверие населения к рационально-правовым способам легитимации.

Власть как общественное явление выступает в процессе доминирования властной воли, а не просто влияния. Власть связана с общественной организацией, она есть качество, внутренне присущее организации общества. Следует видеть различия между властью организации (на первых ступенях развития человеческого общества) и организацией власти (в классовом обществе).

Власть и есть та основа, которая определяет политику; власть существует везде, где есть совместная деятельность; это необходимый атрибут общественных отношений, суть которого заключается в переводе материальных и духовных интересов и сил в совместное действие. Для того чтобы обеспечить совместность материальных, духовных интересов и сил в совместное действие, для того чтобы обеспечить совместность в любом деле, кто – то должен взять на себя инициативу распоряжения. Эта инициатива либо принимается, либо оспаривается.

С понятием “власть” очень тесно связано понятие “бюрократия”.

1.2 Феномен бюрократии

Слово “Бюрократия” в буквальном переводе означает господство канцелярии (от фр. bureau – бюро, канцелярия), власть аппарата управления.[10]

Само по себе это слово не несет никакой негативной нагрузки. Различные учреждения и конторы, как звенья государственного аппарата, органы управления предприятий и организаций, создаются для управления происходящими в подведомственных структурах процессами, для организации связей между участниками общественной жизни и между ними и обществом в целом. При этом вполне логично, что эти органы наделены определенной властью в рамках своей компетенции. Но, в свою очередь, предполагается, что они стремятся не к собственным выгодам, а действуют в интересах, прежде всего тех, кто уполномочил их управлять, удовлетворяют потребности самих управляемых.

“Бюрократизм” необходимо воспринимать как врожденный, тяжелый и хронический недуг органов управления, который свойственен любому обществу, невзирая на различия в социально-политическом устройстве. Этот недуг всеобъемлющ. При изменении форм управления он способен к мутации и приспособляемости. Такая непотопляемость бюрократизма обусловливается, прежде всего, источниками его появления, его социальной, экономической и политической базой.

Если говорить о политической истории России, то в ней ярко видны глубокие корни и традиции российской бюрократии, обладающей своими специфическими особенностями. Гражданского общества европейского образца в России никогда не существовало. Государство всегда господствовало над обществом. Поэтому бюрократия обладала преимуществом по сравнению с другими, даже привилегированными сословиями. Экономические преобразования в значительной степени осуществлялись сверху, путем государственного принуждения, причем превыше всего ставились интересы государства, потребности обороны и экспансии, и эти интересы не всегда совпадали с интересами привилегированных сословий. В. П. Макаренко считает, что неизбежным следствием этого принципа является монополия государства на любые социальные инициативы.[11] Формы социальной жизни и организации, не навязанные государством, решительно пресекались. На этой почве формировалась бюрократическая традиция политической мысли и практики: гражданин есть собственность государства и все его действия либо определяются властью, либо являются покушением на власть. Государство становится всеобъемлющим инструментом для реализации задач, направленных на свое воспроизводство. Все сферы общественной жизни требуют в этом случае тотальной подконтрольности со стороны государства. Без этого их существование становится невозможным. В свою очередь необходимость в полном контроле и соблюдении интересов государства требуют постоянного воспроизводства аппарата, который сможет осуществлять этот контроль и блюсти эти интересы.

Среди ученых-социологов существуют разногласия в определении феномена бюрократии.

Хотя существование бюрократизма отмечалось почти всеми мыслящими людьми, да и постоянно критически оценивалось “верховной” властью, оно исследовано весьма слабо. Можно выделить три подхода к характеристике бюрократизма.

Наиболее распространенный подход состоит в том, что бюрократизм описывается по таким аспектам:

– это деформация сознания, наступающая под влиянием работы в аппарате управления, ведущая к тому, что у соответствующей категории лиц возникает особое функциональное сознание, “корпоративная” этика и психология;

– это низведение бюрократических проявлений до низового исполнительского уровня, где, мол, маленькие “чиновники” творят свой произвол над зависимыми или обращающимися к ним людьми (“простыми” гражданами);

– это господство канцелярии, торжество формалистики, заседательство и бумаготворчество, превалирование буквы инструкции, приказа над сущностью дела.

Все фиксируемые здесь черты отражают, разумеется, бюрократизм, схватывают его внешние, видимые очертания, но вряд ли можно считать достаточной социально-психологическую характеристику бюрократизма. Точнее, наверное, будет сказать, что бюрократизм представляет собой определенный социальный (общественный) институт, который создается, поддерживается и воспроизводится какой-то системой взаимосвязей в организационных структурах, причем часто независимо от побуждений и настроений людей, вовлеченных в его механизмы. Кстати, он имеет место не только в государственном аппарате, но и в общественных объединениях, крупных структурах бизнеса, информации, образования, науки и т. д.

Второй подход сформулирован Максом Вебером, который высказал положение о том, что один из конституционных компонентов современного капиталистического духа, и не только его, но и всей современной культуры, – рациональное жизненное поведение на основе идеи профессионального призвания, и, исходя из него, признал бюрократию самым чистым типом легального господства.[12] В веберовской идее бюрократия была отождествлена с рационализацией, т. е. с упорядочением, систематизацией и измеряемостью общественных процессов и, в частности, управленческих проявлений. Понятие бюрократии приобрело позитивный смысл, чем была внесена двузначность в мышление. Возникла необходимость каждый раз объяснять, что не имеется в виду, когда пишется данное слово. Между тем в русском языке понятие “бюрократизм” до сих пор сохраняет негативный, критический оттенок. Корни бюрократии, по мнению М. Вебера, более глубокие и лежат не столько в плоскости экономических отношений и вопросов собственности, а исходят из онтологической потребности человека в социальной структурированности и организации для обеспечения своей повседневной безопасности. Поэтому М. Вебер считает, что бюрократия не является “надстройкой” над “отношениями эксплуатации и частной собственности”. Он видит глубокую внутреннюю связь процессов бюрократизации, огосударствления собственности и потребности в социальной организации общества вообще. Третий и наиболее точный (с большими аналитическими возможностями) подход был обозначен К. Марксом в работе “К критике гегелевской философии права”. Вот некоторые его выражения:

– “бюрократия” есть “государственный формализм” гражданского общества;

– бюрократия составляет, следовательно, особое, замкнутое, общество в государстве;

– бюрократия есть мнимое государство наряду с реальным государством, она есть спиритуализм государства. [13] Схвачено главное: связь бюрократии с властью, бюрократия как особый способ осуществления власти. Марксисты пришли к выводу, что бюрократизм приобретает тем большие масштабы, чем авторитарнее политический режим, а степень его ограничения зависит от степени демократичности. В условиях авторитарного режима государство сводится к “…выделенному из человеческого общества аппарату управления… особого разряда людей специалистов, чтобы управлять…”. В этих условиях государственный аппарат приобретает определенную степень самостоятельности по отношению к обществу, которое делегирует этому аппарату властные полномочия. А эта самостоятельность питает почву для процветания бюрократии.

Таким образом, социально-политические корни бюрократизма, с точки зрения марксистской парадигмы, так как он сформировался в эксплуататорском, главным образом в буржуазном обществе, заключаются в чрезмерном обособлении аппарата управления от общества, утверждении чиновничьего эгоцентризма, использовании работниками аппарата предоставленных им властных полномочий для обеспечения своих собственных групповых и индивидуальных интересов, которые определяются, прежде всего, их материальным положением.[14]

Б. П. Курашвили, как представитель марксистского подхода, различает два типа бюрократизма – добросовестный (патерналистский) и своекорыстный. Формула добросовестного (патерналистского) бюрократизма: максимум общественной пользы при максимуме задаваемого сверху порядка и минимуме доверия к управляемым, минимуме их самостоятельности и инициативы в их собственном деле и в общественной жизни в целом. Формула своекорыстного бюрократизма: максимум карьеры и корыстного использования служебного положения при минимуме заботы об общественной пользе.[15] Надо также сказать, что Б. П. Курашвили отождествляет своекорыстный бюрократизм прежде всего с капитализмом, а при социализме он “сохраняется во враждебной ему среде”, хотя “исторически загнан в угол”. [16] Представителямипатерналистского (“отеческого”) бюрократизма Б. П. Курашвили считает добросовестных и честных чиновников, которые тем не менее пропитываются “эгоцентристским духом аппарата, профессиональным снобизмом, технократическим высокомерием”.[17] В социалистическом обществе они существуют также не в чистом виде – в виде местничества и ведомственности. Одним из обоснований бюрократического отчуждения аппарата управления от управляемых Б. П. Курашвили видит в необходимости профессионализма в управлении, который нередко порождает у чиновников чувство превосходства над “простыми” людьми.[18] Несколько другую классификацию бюрократии приводит в своей работе “Хозяйственная этика мировых религий” Макс Вебер. Он различает два типа бюрократии: традиционную “патримониальную”, которой свойственно иррациональное начало, и современную рациональную. Первый тип зародился и развивался, проникая постепенно во все сферы общественной жизни, вместе с зарождением и развитием государственной машины. Он охватывал прежде всего область государственного управления и поддержания общественного порядка. Среди традиционной бюрократии М. Вебер вычленяет “бюрократию древнекитайских мандаринов” и древнеегипетских, позднеримских, а также византийских чиновников. Древнекитайский мандарин отличался от чиновника “египетского, позднеримского и византийского типа” тем, что он вообще не был специалистом управления, а скорее “литературно-гуманитарно образованным джентльменом”.[19] Рациональная бюрократия сформировалась в эпоху Нового времени, первоначально охватывая сферу частно-хозяйственной деятельности и прежде всего сферу внутрихозяйственного управления наиболее крупных предприятий. Постепенно влияние рациональной модели бюрократии распространилось и на другие сферы общественной жизни, постепенно вытесняя патримониальную.[20] Но тем не менее, общегосударственная бюрократия, приобретая черты рациональности, четко отделялась М. Вебером от бюрократии частно-хозяйственной, т. к. существовал принцип невмешательства государства в частно-хозяйственную область и разграничение экономической и государственно-политической деятельности. Современный М. Веберу бюрократ отличается по его мнению от патримониального бюрократа второго типа гораздо большей “рациональной предметной специализированностью и вышколенностью”, т. к. произошло вливание рационального начала частно-хозяйственной бюрократии.

Бюрократия (бюрократизм как производное явление) представляет собой такую форму осуществления власти (прежде всего государственной), при которой имеет место подмена общей воли организации (общества, граждан) волей группы лиц. Причем не легитимное опосредование общего в частном, которое происходит путем выборов, официального поручительства, управомочивания доверенности и т. д., что не только допустимо, но и необходимо в сложных социальных структурах, а субъективистское, произвольное, часто противозаконное изменение форм и методов ведения тех или иных дел.

Сама по себе бюрократия не является злом. Она может способствовать сохранению социально-культурного облика различных групп населения. Но это возможно лишь при том условии, что она будет соблюдать демократические принципы и передаст власть своему представителю, избрание которого обеспечит ему необходимые полномочия. Это возможно также при том условии, что избранный руководитель может быть переизбран или смещен как по воле низов, так и по решению высшей государственной власти. Отмирание этатизма в обществе, состоящем из различных слоев, может происходить поэтапно. Сегодня путь географического разукрупнения и децентрализации является наиболее действенным. Конкретный опыт Запада (в частности, закон Деффера во Франции) открывает на этом пути широкие перспективы.

Действительная тайна бюрократии заключена в том, что она является собственнической корпорацией.

Мы долго держались мнения, будто бюрократия нами только управляет, но делает это плохо, неэффективно. Фактически же она нас – всех живущих в обществе и занятых какой-либо деятельностью – присваивает и делает это по-своему хорошо, мастерски, даже виртуозно. Образ бюрократа ассоциировался у нас с некой казенной маской, под которой лениво шевелится обрюзгшее человеческое существо, ко всему равнодушное, готовое утопить в беспросветной казуистике любое живое начинание. Да, такая маска у него есть, таким он часто является нам, но, в сущности, он – ловкий, изворотливый, умелый предприниматель, энергично занятый своим бизнесом с помощью особых средств и во имя особого рода “прибыли”.[21]

Как известно, общество живет универсальными взаимодействиями и людей, и вещей; бюрократия живет присвоением этих взаимодействий – и тоже универсальным, получая от этого свои главные удовольствия. А наша бюрократия получила вместе с государством неограниченный доступ к управлению экономикой и культурой, проникнув буквально во все сферы человеческой жизнедеятельности. В результате такого “огосударствления” до 1985 года (когда началась перестройка) в обществе нельзя было найти места, где бы ни хозяйничала бюрократия.

Общая численность чиновников России без учета “федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих функции в области обороны и безопасности”, выросла с 2008 года с до 1,46 миллиона человек. За год штат вырос на 10,9 процента – к многотысячной армии госслужащих добавилось 143,5 тысячи человек. [22] Таким образом, на каждых 100 россиян приходится по одному госслужащему.

Глава 2: Вторичный анализ исследования по бюрократии

Проблема бюрократии требует социологического изучения, использования возможностей социологической науки проникнуть в суть явления, собрать о ней представительный эмпирический материал и с помощью него проанализировать феномен бюрократии в России.

Данная идея нашла отражение в двух социологических исследованиях, проведенных Институтом социологии Российской Академии наук совместно с Представительством Фонда им. Ф. Эберта (Германия) в РФ. Первое исследование на тему “Бюрократия и власть в новой России” носило массовый характер, оно было проведено в июле 2005 г. во всех территориально-экономических районах страны (согласно районирования, принятого Росстатом), опрошено 1500 респондентов, представляющих 11 социальных групп населения: рабочих предприятий, шахт и строек; инженерно-техническую и гуманитарную интеллигенцию (преподаватели вузов, ПТУ, ученые, учителя школ); работников торговли, сферы бытовых услуг, транспорта и связи; служащих; предпринимателей малого и среднего бизнеса; военнослужащих и сотрудников МВД; жителей сел и деревень; городских пенсионеров; студентов вузов; безработных. Опрос проводился в 58 поселениях, пропорционально населению мегаполисов, областных центров, районных городов и сел. [23]

Второй опрос носил экспертный характер. В роли экспертов выступали госслужащие, чиновники, работающие в системе государственного управления на нижнем и среднем уровнях. Были опрошены 300 работников районных, городских, областных администраций (мэрий). [24]

Исследование выполнено рабочей группой ИС РАН (ИКСИ РАН).

Так же в этой главе представлены результаты исследований Фонда “Общественное мнение” и “Левада-центр”.

2.1 Бюрократия: ее сущность и эффективность функционирования.

При оценке взаимоотношений общества, государства и бюрократии возникает вопрос: является ли бюрократия (как объективно, так и в восприятии общества) одной из социально-профессиональных групп наряду с другими “бюджетниками”, отличаясь от них лишь характером своего труда, или это особый социальный класс, имеющий собственные интересы и особенности сознания, поведения.

Позиции населения и госслужащих по вопросу о том, являются ли российские чиновники особым сословием, противоположны друг другу. Если для населения России в целом несомненным фактом является то, что российские чиновники – это особое сословие, объединенное общими интересами и особым образом жизни, то госчиновникам чаще кажется, что они находятся в том же положении, что и остальные бюджетники, хотя и среди них весьма значительная часть (40,5%) обладает выраженным классовым сознанием и соглашается с тем, что они – особое сословие со своими интересами и образом жизни.

Для общества бюрократия – это особое сословие со своими интересами. В этой связи особую актуальность приобретает вопрос о том, удалось ли Президенту страны В. Путину реализовать свой план превращения этого особого сословия – государственной бюрократии – в выразителя интересов страны в целом и потенциального носителя новой национальной субъектности, противостоящего как бизнес-группировкам, так и собственно политической элите.

Россияне не только не готовы видеть в бюрократии выразителя интересов общества, но и рассматривают ее как силу, если и не прямо враждебную, то, безусловно, наносящую ущерб интересам страны.

Две трети россиян безоговорочно убеждены в том, что российская бюрократия думает только о собственном благополучии и влиянии, ее совершенно не интересует население страны, интересы которого она призвана защищать. Такая же точка зрения доминирует и среди представителей силовых структур (армия, МВД и т. п.), попавших в выборку – ее разделяют почти 60% группы, и лишь треть – допускает “гармонию” интересов бюрократии и населения.

По данным репрезентативных опросов россиян, которые регулярно проводятся Аналитическим центром Юрия Левады, более 1/5 жителей страны полагают, что федеральное правительство “коррумпировано, действует в первую очередь в своих собственных интересах”. В ноябре 2008 г. доля высказавших соответствующую точку зрения составила 23% и не изменилась по сравнению с ноябрем 2007 г. [25]

Аналогичные результаты были получены 28-29 июня 2008 г. Фондом изучения общественного мнения (ФОМ) в ходе опроса 1500 человек в 100 населенных пунктах 46 регионов страны.[26] По результатам опроса оказалось, что властям/руководству/администрации соответствующих регионов доверяют лишь 36% россиян, в то время как не доверяют 51%.

Еще ниже оказался уровень доверия респондентов к властям/руководству/администрации тех городов (поселков, сел), в которых они проживают: этим властным структурам доверяют 32% опрошенных, а не доверяют 45%.

Крайне низким оказался уровень доверия к силовым и правоохранительным структурам в регионах: соотношение между доверяющими и не доверяющими судам составило 29% : 40%, милиции, правоохранительным органам, прокуратуре – соответственно 27% : 55% и ГИБДД – 23% : 51%.

Наибольшим доверием респондентов, согласно результатам опросов, пользовались формально независимые от государственной бюрократии структуры и их представители, а именно служители церкви, соответствующей вероисповеданию респондента, в месте его проживания (им доверяли 59% опрошенных, а не доверяли 16%) и средства массовой информации (телевидение, радиовещание, радио, газеты и журналы) региона проживания респондента (соответственно 49 и 39%).

В результате исследования института социологии РАН – большинство населения считает деятельность российской бюрократии неэффективной (57,1%). Лишь каждый десятый оценивает функционирование российской бюрократии в той или иной степени положительно (9,6%). Утверждение, что российская бюрократия неэффективна, приобрело характер некой постоянной общественного мнения, присущей всем слоям и группам населения. Россияне разного возраста и уровня материальной обеспеченности, проживающие в различных поселениях и придерживающиеся самых разных идейно-политических предпочтений в большинстве дают негативную оценку работе российской бюрократии – от 50% молодежи до 56-62% респондентов других возрастных групп; от 53,1% хорошо обеспеченных до 57,6% плохо обеспеченных; от 52,8% живущих в селах до 66,9% жителей мегаполисов; от 51,7% сторонников “Единой России” до 67,7% электората “Родины”. При том, что представители некоторых групп (молодежь, хорошо обеспеченные люди, сторонники “партии власти”) придерживаются несколько менее критичной позиции, даже среди них доля позитивных оценок деятельности бюрократии не выше 18-19%.

Положительные оценки деятельности бюрократии, даваемые чиновниками, лишь на первый взгляд выглядят как проявление некой корпоративной солидарности и стремление защитить “честь мундира”. На самом деле во многом они обусловлены уверенностью чиновников в том, что российская бюрократия действительно выполняет свои функции и способствует развитию экономики.

Таким образом, феномен “хронической” неэффективности бюрократии, отраженный в сознании большинства наших сограждан, тесно связан с образом непорядочного, испорченного властью чиновника.

Сами чиновники расставляют акценты в этом вопросе совсем по-иному. С их точки зрения ключевой проблемой эффективности работы бюрократической системы является несовершенство законодательства (об этом говорили 35,4% опрошенных чиновников), большая загруженность работой и низкая заработная плата государственных служащих (23,7 и 23,3%). Хотя следует отдать должное самокритичности этой группы опрошенных – 20,6% признали, что важную роль в неэффективности бюрократии играет безнаказанность чиновников.

Главным способом преодоления “синдрома неэффективной бюрократии” россияне считают борьбу с произволом и непрофессионализмом чиновников,

Причем борьба эта предполагает, прежде всего, усиление общественного контроля. В качестве главного субъекта общественного контроля над деятельностью бюрократии опрошенные, представляющие в исследовании “простых” граждан, и респонденты-чиновники единодушно назвали Президента России (41-43%). Причем, судя по ответам “простых” граждан, никто другой в стране не может столь эффективно, как Президент, справиться с этой задачей. СМИ, общественные организации, институты выборов и суды в рейтинге возможных субъектов контроля за деятельностью чиновников упоминаются заметно реже (20-29%). Мнения чиновников не столько однозначны. По их оценкам, в контроле за деятельностью бюрократии важная роль также должна принадлежать самим гражданам, которые могут выражать свое мнение через институт выборов (34,2%) и СМИ (33,1%).

2.2 Бюрократия при В. Путине. *

К числу “плюсов” путинского правления, как население, так и экспертная группа “бюрократов” относят, помимо успехов в экономическом развитии (определяемых скорее благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой), некоторые позитивные сдвиги в работе органов государственной власти. Что касается федеральных органов власти, то, по мнению опрошенных, произошло скорее некоторое улучшение их работы (20,5%), чем некоторое ухудшение (15,6%). Напротив, местные органы власти, по мнению населения, стали работать скорее менее эффективно (23,8%), чем более эффективно (19,1%). А мнение экспертной группы государственных служащих более оптимистично. 40,1% из них (против 8,9%) фиксируют повышение эффективности деятельности федеральных органов власти, 41,2% (против 8,2%) – повышение эффективности работы местных администраций.

По-разному воспринимают население и чиновники тенденции в изменении уровня жизни основных групп населения – первым кажется, что происходит скорее ухудшение (35,9%), чем улучшение (28,2%), вторым – наоборот (38,1% против 22,2% в пользу улучшения). И те, и другие отмечают ухудшение, причем существенное, ситуации в социальной сфере за последний год (очевидно, под влиянием монетизации льгот).

Что касается правоохранительных органов, борьбы с коррупцией, ситуации в сфере законности и порядка, прав и свобод граждан, то налицо существенные расхождения между оценками населения и экспертной группы. Первые весьма критично оценивают тенденции в этих сферах, выделяя, по собственным оценкам, явное ухудшение.

Оценки чиновников носят значительно более осторожный характер: ситуация в правоохранительных органах при В. Путине в той же мере ухудшилась, как и улучшилась. Во всяком случае, тенденции к усугублению ситуации они не видят.

Выстраивание новой бюрократической машины при В. Путине, включая ситуацию в правоохранительных органах, медленно, но продолжается.

По оценкам большинства населения, “путинская” административная реформа до конца себя не реализовала. Вероятно, данное мнение предопределяет отношение к ведущим институтам и органам власти современной России. Здесь преобладают скорее средние, “удовлетворительные” оценки. Работа Президента оценивается несколько выше: 49,2% россиян ставят ему удовлетворительную оценку, 33,3% – хорошую и только 10,4% – плохую. Зато работа правительства оценена на “тройку с минусом” (48,7% оценивают его работу удовлетворительно, 34,2% – плохо и только 6,3% – хорошо). Работу Совета Федерации более трети населения вообще не могут оценить. Наконец, оценка “плохо” преобладает в отношении работы Государственной Думы, деятельность которой вызывает традиционно явную неприязнь сограждан – независимо от “политических цветов” думского большинства. Скорее это элемент политической культуры россиян, чем выражение конкретных претензий к данному органу государственной власти.

Проведенное исследование выявило определенный парадокс. С одной стороны, общественное мнение демонстрирует негативное отношение к большинству государственных институтов, не говоря о бюрократии, в том числе и бюрократии “путинского призыва”. С другой стороны, партия “Единая Россия”, которая, по мнению большинства, отражает интересы бюрократии в большей степени, чем интересы общества, пользуется стабильной его поддержкой. Складывается впечатление, что подобная ситуация устраивает значительную часть общества, которая готова возложить ответственность за проблемы страны на госчиновников, отказываясь в их пользу от собственной доли ответственности.

Противоречивым является отношение россиян к отдельным направлениям административной реформы. Несмотря на сохраняющееся высокое доверие лично к Президенту, россияне склонны достаточно критично смотреть на вводимые им меры.

Чьи же интересы выполняет Президент? Если в начале своей деятельности В. Путин имел отчетливо выраженный имидж “выразителя интересов народа, простых людей, защитника от чиновников и бюрократов”, то сегодня с этим мнением согласны только 22,2% населения. Не меньше тех, кто полагает, что В. Путин сам является частью бюрократической системы и действует в интересах бюрократии в целом (22,7%), и тех, кто полагает, что он выражает интересы отдельных группировок и кланов в своем окружении (22,8%).

С точки зрения социологических опросов, В. Путин проделал в глазах населения эволюцию от “Президента народа” к “Президенту бюрократического класса”. Хотя сам, по его публичным выступлениям, этим классом пока очень не доволен. Сделав ставку на бюрократию как носителя идеи государственности, В. Путин не сумел качественно видоизменить саму бюрократию, она была и остается носителем эгоистических и корыстных устремлений. Хотя, с другой стороны, административная реформа, начатая Президентом, далека от завершения и вполне возможно, что ему удастся переломить неблагоприятные тенденции и в стране появятся способные менеджеры-управленцы.

2.3 Основные выводы по исследованиям

Результаты исследования подтверждают распространенные и устойчивые представления и стереотипы населения о деятельности российской бюрократии, показывают, что массовый образ чиновничества в конкретных исторических условиях может видоизменяться, наполняться новыми социальными и психологическими чертами.

За годы российских реформ отношение в обществе к чиновникам ухудшилось. Треть россиян убеждены, что в результате осуществления административной реформы самоуправство высшей бюрократии и рядовых чиновников стало еще сильнее. Что главным образом не устраивает наших сограждан в нынешнем поколении чиновничества? Данные исследования дают на этот вопрос практически однозначный ответ: откровенное слияние бюрократии с экономическим капиталом, ее обширная коррумпированность, в результате чего коренные интересы государства, населения преданы забвению.

Однако, несмотря на крайне негативную реакцию российского общества на доморощенных бюрократов, данное исследование показало, что этот вопрос мало волнует население, их больше тревожит рост алкоголизма, наркомании, постоянное повышение цен на товары и услуги, жилищно-коммунальные платежи, а соответственно с этим и снижение уровня жизни, и только затем – сращивание власти, госаппарата с криминалом.

В чьих руках сегодня находится реальная власть в стране? Как говорят результаты исследования: чиновники “пальму первенства” в этом вопросе отдают Президенту страны, а население – олигархам. При этом большинство сограждан отмечает ведущую роль Президента в воздействии на политическую жизнь общества, а влияние на экономическую жизнь оставляет за бюрократией. Консенсус между населением и чиновниками выявляется в одном вопросе – и те, и другие полагают, что российский народ практически никакого влияния на функционирование власти в стране не оказывает.

Чиновники и рядовое население едины в том, что защита гражданских прав россиян, в первую очередь, от произвола государственных органов, должна находиться под “патронажем” самого государства.

В чем отечественная бюрократия заинтересована? Как показало исследование, почти две трети россиян убеждены в том, что ее, в первую очередь, волнует сохранение и приумножение своего богатства и влияния, невзирая на низкий уровень жизни основной массы населения страны.

Во всех группах опрошенных госчиновников точка зрения о том, что российская бюрократия главным образом заинтересована в обеспечении своего богатства и влияния, является доминирующей.

Несмотря на мотивацию своей деятельности, ее негативную оценку со стороны населения, чиновники оценивают свою работу достаточно положительно, воспринимая бюрократическую систему через призму собственного положения своей профессиональной и жизненной успешности, которая на фоне всего общества выглядит весьма впечатляюще. По основным показателям удовлетворенностью жизнью (материальная обеспеченность, возможность хорошо питаться, одеваться, жилищные условия, социальный статус в обществе и др.) отечественные чиновники стоят на несколько порядков выше подавляющего большинства населения.

Из этого следует вывод: чиновники в сегодняшней России являются особой социальной группой, их обособление от остального населения очевидно не только для простых россиян, но и для них самих. Наши сограждане привыкли воспринимать засилье бюрократии как характерную черту и прошлой, и нынешней России. По данным опроса: наивысшее влияние бюрократии на общество россияне приписывают не дореволюционной России, не СССР при Брежневе или России при Ельцине, а России на современном этапе ее развития. В этом убеждены как обычное население, так и госчиновники.

В стране есть, по мнению россиян, честные, порядочные учителя, врачи, милиционеры и чиновники, и главная задача государства в том, чтобы их становилось все больше.

В целом, общение населения с органами власти, чиновничеством отягощено негативным, отрицательным опытом, который дает основание нашим согражданам наделять их прежде всего такими качествами, как безразличие к государственным интересам, непорядочность, нечестность, рвачество, стремление к легкой наживе, неуважение к людям. С подобными представлениями явно не соглашаются сами госчиновники. Большинство их полагает, что доминирующие качества бюрократии – профессионализм, знание своего дела, трудолюбие, работоспособность.

В обществе сложился своеобразный замкнутый круг. Власть, чиновничий аппарат часто игнорируют интересы и права граждан. Значительная часть общества отвечает власти той же “монетой”, стремясь обходить стороной легальные и легитимные способы решения насущных проблем, свести общение с государственными органами к минимуму, обращаясь к ним только тогда, когда нет иных способов решения той или иной проблемы. Разорвать этот замкнутый круг будет возможно только при восстановлении в обществе доверия к государственным органам всех уровней, к чиновничеству, как особой социально-профессиональной группе.

Как показало исследование, главную роль в повышении действенности отечественной бюрократии население отводит Президенту страны. Подобную позицию можно трактовать двояко. С одной стороны, это является своеобразным кредитом доверия на продолжение В. Путиным административного реформирования, причем в весьма жесткой по отношению к государственному аппарату и бюрократии форме. С другой – отсутствие видимых результатов борьбы с бюрократией и коррупцией дает право расценивать это как усиленное требование населения к Президенту сделать работу бюрократической системы более эффективной.

Глава 3: Методы повышения эффективности деятельности органов государственной власти в России

Неэффективность современной российской бюрократии очевидна. В настоящее время нежелательные процессы в ее развитии усугубляются так называемой вертикалью исполнительной власти, являющейся питательной средой для формирования серой массы бюрократов, яркие личности в которой – исключение. Такая бюрократия оказалась не готова к действиям в условиях кризиса, что обусловило переход к “ручному” режиму управления экономикой и социальной сферой России.

Повышение эффективности власти одна из важных проблем бюрократии в современной России, которая требует особого внимания со стороны самих чиновников. Стремление преодолеть различные проявления бюрократизма также вечно, как стремление усовершенствовать систему управления в целом, сделать ее более эффективной, свободной от недостатков и отвечающей потребностям общества. Современные исследователи отвечают на этот вопрос с различной степенью оптимизма. Российские специалисты в области теории управления, понимая всю сложность этой проблемы, тем не менее, предлагают основные направления, по которым можно выйти из этого тупика. Сложность преодоления заключается, прежде всего, в том, что у бюрократии очень прочны традиции, которые отложили свой отпечаток на каждого человека. Родившись, человек начинает сложный путь социализации, которая пронизана сложнейшими иерархическими системами. В этих системах и подсистемах человек приучается играть множество социальных ролей [27] , не все из которых исполняются искренне. Растущий конформизм, попадая в питательную почву, способен развиться в закоренелый бюрократизм. Поэтому различные проявления бюрократизма свойственны нам всем, “это – глубинная часть нашего “Я”[28] и начинать сложный путь выхода из этого лабиринта следует, прежде всего, с самоанализа и самоопределения. Многие исследователи сходятся во мнении, что существенным противодействием бюрократическим тенденциям может стать демократизация общественной жизни, совершенствование системы управления и создание правового государства. Так Конституция Российской Федерации 1993 г. предусматривает право граждан обжаловать в судебном порядке решения и действия (или бездействие) органов государственной власти местного самоуправления и должностных лиц.[29] Другими немаловажными принципами, сдерживающими тотальную или “универсальную бюрократизацию” должны стать развитие частно-хозяйственной деятельности и децентрализация в управлении экономикой. Кроме того, должна быть хорошо отлажена система взаимного контроля, основанная на демократическом принципе разделения властей[30] , а также разработана эффективная политика в отношении подбора и назначения кадров аппарата управления.[31] Не вызывает никаких сомнений, что для того, чтобы все перечисленные мероприятия имели положительный эффект, необходимо глубокое научное исследование феномена бюрократии, проблем бюрократии и социальной природы человека, бюрократии и аппарата управления, бюрократии и государства.

Проанализировав изъяны государственного управления можно сформулировать ряд конкретных рекомендаций и предложений.

Исправить или ослабить общественное нерасположение к чиновничеству можно в первую очередь предоставлением населению большей доли самоуправления, что поможет ему понять сложность управления общественными делами.

Далее следует улучшить материальное положение чиновничества, что позволит правительству отбирать более пригодных и достойных чиновников, которых будет привлекать хорошее денежное содержание Использовав зарубежный опыт, необходимо открыть чиновникам кредит в государственном банке, ввести бесплатную, как у офицеров, медицинскую помощь, бесплатное обучение детей, размеры пенсий и единовременного выходного пособия поставить в строгую зависимость от выслуги лет и наград за время службы, организовать жилищные кооперативы. И самое главное – создать профессиональные союзы чиновников с правлением, которое избиралось бы путем тайного и равного голосования. Именно правление стало бы посредником между властями и рядовой массой чиновников в деле решения различных профессиональных вопросов.

Необходимо также создавать условия, позволяющие объективно оценивать профессионализм чиновника. Предполагаемый выход – систематическое участие чиновников в организации своей деятельности, создание специальных комиссий по приему на работу и повышению чинов в каждом учреждении и время от времени повторяющаяся проверка профессиональной подготовки и умения выполнять управленческие функции.

Пути решения, предложенные государственными чиновниками.

В качестве приоритетных путей реформирования системы государственного и муниципального управления большинство современных чиновников (59,5% респондентов) выделили внутриорганизационные меры, связанные с рациональной организацией труда.

Второй по значимости фактор, способствующий результативности системы административного управления, по мнению респондентов, – высокий профессионализм. Причем, 41,3% респондентов назвали недостаточной квалификацию многих работников нынешних органов власти.

На третьей позиции оказалась необходимость учета интересов государственных и муниципальных служащих – на этот фактор указали 25,1% респондентов. Незащищенность государственных и муниципальных служащих от произвола отметили 15,2% респондентов, подчеркивая тем самым необходимость объективной оценки их труда.

Важным резервом повышения качества государственных и муниципальных услуг, по мнению чиновников, является использование современных информационных технологий – 23% респондентов (этот фактор оказался более значимым для молодых чиновников); совершенствование нормативно-правовой базы – 22,4%.

На основе предложенных мер воздействия на бюрократию в российском обществе можно сделать вывод: главным направлением в исследованиях управляемости процессом реформирования системы государственного и муниципального управления становится поиск сопряжения интересов чиновничества с потребностями общества и тенденциями социального развития. Жизненная и социально-профессиональная позиция чиновничества оказывается тем серьезным ресурсом, без учета которого сложно рассчитывать на эффективность функционирования административного аппарата, на оптимизацию его деятельности в соответствии с ожиданиями

И предпочтениями современного российского общества.

Так как же все-таки быть тому садовнику? Ясно одно, что “борьба” со злым растением приведет к гибели благородного, а если ничего не предпринимать, тогда корни сорняка высосут всю жизненную влагу, а орхидея зачахнет.

Заключение

В данной курсовой работе была раскрыта тема власти и бюрократии в современной России с точки зрения общественного мнения. Так как основой курсовой работы явилось исследование общественного мнения россиян на тему “Власть и бюрократия в новой России”.

В курсовой работе были глубоко освещены понятия “власть”, “бюрократия”, “бюрократизм” и их понимание россиянами (и чиновниками, и простым населением).

Заявленные цели и задачи курсовой полностью выполнены. На основании этого можно сделать некоторые выводы:

– Понятие “власть” и “бюрократия” очень тесно связаны. Власть – это способность или возможность индивидуума (группы) влиять на других людей. Бюрократия – это власть учреждений и контор, как звеньев государственного аппарата, органов управления предприятий и организаций, созданных для управления происходящими в подведомственных структурах процессами;

– Проблема ограничения бюрократии традиционно в России сочетается с запросом на сильное государство, справедливость и порядок. Отсюда двойственное отношение наших сограждан к бюрократии. Большинство россиян, хотя и не ставят знак равенства между чиновничеством и государством, признают важность бюрократии в качестве своеобразного социального “клея”, призванного цементировать государственный организм;

– Большинство населения считает деятельность российской бюрократии неэффективной (57,1%). Лишь каждый десятый оценивает функционирование российской бюрократии в той или иной степени положительно (9,6%). Утверждение, что российская бюрократия неэффективна, приобрело характер некой константы общественного мнения, присущей всем слоям и группам населения;

– Выход из “бюрократического тупика” есть, но достаточно сложен, так как у бюрократии очень прочны традиции, которые отложили свой отпечаток на каждого человека. Но существенным противодействием бюрократическим тенденциям может стать демократизация общественной жизни, совершенствование системы управления и создание правового государства.

Список литературы:

1. Аристотель. Сочинения в четырех томах. Т.4- М., 1984;

2. Байтин, М. И. Государство и политическая власть – Саратов, 1972;

3. Болл, Т. Власть//ПОЛИС.-1993.-№5; – с. 37-45;

4. Бызов, Л. Г. Бюрократия при В. Путине: субъект развития или его тормоз//СОЦИС. – 2006. – №3; – с. 9-15;

5. БЭС. – М., 1994;

6. Вебер, М. Избранные произведения. – М., 1990;

7. Власть. Очерки современной политической философии Запада. – М., 1986;

8. Гайденко, П. П. Давыдов, Ю. Н. История и рациональность. Социология Макса Вебера. – М., 1991;

9. Гайденко П. П., Давыдов Ю. Н., Проблемы бюрократии у Макса Вебера. //Вопросы философии. – 1991. – № 3;

10. Григорьев, О. В. Заметки о бюрократии. – М., 2007;

11. Дегтярев, А. А. Власть в социальном общении//Полис – 1996.- №2; – с. 16-23;

12. Дегтярев, А. А. Политическая власть как регулятивный механизм социального общения//ПОЛИС.-1996.-№3; – с. 8-14;

13. Демидов, В. И. Ценностные измерения власти//ПОЛИС.-1996.-№3; – с. 36-39;

14. Домчева, Е. Кирьянов, О. Самая вакантная должность – чиновник//Российская газета. – 2008. – №6; с. 12;

15. Журичлев, А. Л. Позняков, В. П. Социально-психологические трудности становления малого бизнеса в России (Анализ группового мнения предпринимателей) // Психологический журнал. – 1993. – №6; – с. 21-22;

16. Заславская, Т. И. Социальная структура современного российского общества // Общественные науки и современность. – 1997. – № 2; – с. 16-20;

17. Ильин, В. В. Власть//Вестник Московского Университета, серия 12.-1992.- №3; – с. 3-19;

18. Кравченко, А. И. Социология Макса Вебера. – М.,1997;

19. Краснов, Б. И. Власть как явление общественной жизни//Социально-Политический журнал. – 1991. – №11; – с. 27-35;

20. Краснов, Б. И. Теория власти и властных отношений//Социально-политический журнал. – 1994. – №6; – с. 80-84;

21. Курашвили Б. П., Борьба с бюрократизмом. – М., 1988;

22. Макаренко В. П., Бюрократия и сталинизм. – Ростов-на-Дону, 1989;

23. Маркс К., Энгельс Ф., Соч. – 2-е изд. – Т. 7. – 1985;

24. Мухаев, Р. Т. Политология. – М.,2001;

25. Оболонский, Л. В. Постсоветское чиновничество: квазибюрократический правящий класс // Общественные науки и современность. – 1996. – № 5; – с. 5-15;

26. Пономарев Л. Н., Шинкаренко В. В., Это вопрос целой эпохи: Демократия против бюрократии. – М., 1990;

27. Седова, Н. Н. Эффективность бюрократии в оценках Россиян//СОЦИС. – 2006., №3; – с. 15-20;

28. Смирнов, С. Н. Российская бюрократия и ее роль в процессах модернизации// Мир России. – 2009. – №4; – с.-15-139;

29. Соловьев, А. И. Политология. Политическая теория. Политические технологии. – М., 2001;

30. Соловьев, В. С. Соч. В 2 Т. Т. 1. – М., 1990;

31. Салоне, А. Этика бюрократии: постсоветский синдром // Общественные науки и современность. – 1995. – №4; – с. 46-49;

32. Тихонова, Н. Е. Бюрократия: часть общества или его контрагент//СОЦИС – 2006. – № 3; – с. 4-8;

33. Ткачева, Н. В. Организованные методы повышения эффективности труда государственных служащих в законодательных (представительных) органов власти//СОЦИС. – 2007. – №5; – с. 4-7;

34. Хайек, Ф. А. Дорога к рабству//Новый мир. – 1991.-№7;

35. Чевтаева, Н. Г. Социология чиновничества в России: дореволюционное наследие и современность//Мир России. – 2009. – №3; – с.85-113;

36. Шаран, П. Сравнительная Политология; Ч.1., М.,1992.

[1] Курашвили Б. П. Борьба с бюрократизмом. – М., 1988. – с. 3.

[2] Краснов, Б. И. Власть как явление общественной жизни//Социально-политический журнал. -1991. – №11 – С. 35.

[3] Аристотель. Соч. В 4 Т.- М.,1984. Т 4; – С. 376-380.

[4] Соловьев, В. С. Соч. В 2 Т. Т. 1. – М., 1990; – с. 458.

[5] Мухаев, Р. Т. Политология. – М., 2001.-с.82.

[6] Краснов, Б. И. Теория власти и властных отношений//Социально-политический журнал – 1994. -№3-6; – С. 80.

[7] Байтин, М. И. Государство и политическая власть – Саратов, 1972; – С. 112.

[8] Шаран, П. Сравнительная Политология; Ч.1., М.,1992, – с.113-114.

[9] Вебер, М. Избранные произведения. М., 1990, с. 299.

[10] БЭС. – М., 1994. – c. 184.[11] Макаренко, В. П. Бюрократия и сталинизм. – Ростов-на-Дону, 1989. – c. 30.

[12] Гайденко, П. П. Давыдов, Ю. Н. История и рациональность. Социология Макса Вебера. – М.,1991. -с. 154.

[13] Маркс, К. Энгельс, Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 7. – С. 529.

[14] Курашвили, Б. П. Борьба с бюрократизмом. – М., 1988. – с. 8.

[15] Там же. – с. 9.

[16] Там же. – с. 10.

[17] Там же.

[18] Курашвили, Б. П. Борьба с бюрократизмом. – М., 1988. – с. 12.[19] Гайденко, П. П. Давыдов, Ю. Н. Проблемы бюрократии у Макса Вебера. //Вопросы философии. 1991. № 3. – с. 178.

[20] Там же. – с. 176.

[21] Журичлев, А. Л. Позняков, В. П. Социально-психологические трудности становления малого бизнеса в России (Анализ группового мнения предпринимателей) // Психологический журнал. – 1993 г. – №6.

[22] Домчева, Е. Кирьянов, О. Самая вакантная должность – чиновник//Российская газета. -2008 г. – №6.

[23] Власть и бюрократия в новой России//СОЦИС. – 2006., №3. – с.3

[24] Там же.

[25] Материал предоставлен сайтом: http//www. levada. ru/.

[26] Материал предоставлен сайтом: http//www. bd. fom. ru/.

* Параграф написан по материалам: Бызов, Л. Г. Бюрократия при В. Путине: субъект развития или его тормоз//СОЦИС. – 2006., №3. – с. 21-25.

[27] Пономарев Л. Н., Шинкаренко В. В., Это вопрос целой эпохи: Демократия против бюрократии. – М., 1990. – с. 7.[28] Там же. – с. 8.

[29] Конституция РФ. Ч. 2. Ст. 46.

[30] Курашвили Б. П. Борьба с бюрократизмом. – М., 1988. – С. 50.

[31] 31 июля 1995 г. был принят Федеральный закон “Об основах государственной службы Российской Федерации”, который регулирует вопросы поступления и нахождения на государственной службе, квалификационные требования к служащим, замещающим государственные должности и т. д.


Власть и бюрократия в России опыт социологического исследования