Выборочный метод в социологических исследованиях

Содержание:

1. Введение…………………………………………………………………….2

2. Понятие выборочного метода……………………………………………..2

3. Ошибки выбора…………………………………………………………….4

4. Типы систематических ошибок……………………………………………9

5. Способы отбора единиц исследования…………………………………..15

6. Заключение………………………………………………………………..17

Список использованных материалов.

1. Введение.

Наряду с теоретическим большое значение в исследовании имеет методический раздел программ, который включает в себя описание методики и организации исследования. Центральное значение в этом разделе занимает обоснование выборки. Характер решаемой проблемы, цели и задачи исследования определяют, каким должен быть объект исследования. Иногда, когда объект исследования сравнительно невелик и социолог располагает достоверными силами и возможностями его изучить, он может исследовать его целиком. Тогда, говорят социологи, объект исследования тождествен генеральной совокупности (все элементы, составляющие объект исследования) и подвергается сплошному обследованию. Но проблема возникает, когда объект исследования слишком велик и о сплошном обследовании не может идти и речь социологи прибегают к выборочному методу. Без статистики и выборки, такие масштабные исследования проводить нельзя. Они могут быть страшно затратными, но совершенно неверными.

Есть такая французская пословица, которая довольно хорошо передает суть выборочного метода, и основные причины его широкого распространения: “Чтобы понять вкус супа, не стоит съедать весь котелок – достаточно одной ложки”. В этом заключается актуальность изучения выборки и пока будут проводится социологические исследования, будет возникать проблема построения выборки. Практически ни в одном исследовании, даже при идеальных условиях (большой финансовый бюджет, согласия заказчика с длительными сроками его проведения, относительная простота цели и задач), не осуществляется стопроцентное изучение генеральной совокупности, хотя бы потому, что идеальных условий в жизни не бывает. Подавляющее большинство исследований строится по следующей стратегии – аналитические выводы о социальном целом, основанные на изучении лишь части целого

2. Понятие выборочного метода

Как правило, объект социологического исследования включает в себя значительное число отдельных элементов (респондентов, торговых точек, номеров газет или журналов и т. п.), каждый из которых является источником необходимой нам информации. И было очень трудно, а чаще всего – практически невозможно, обеспечить сплошной сбор информации, т. е. опросить, например, все взрослое население какого ни будь города. Вот почему в тех случаях, когда объект исследования складывается из 500 и более элементов, социологи применяют выборочный метод сбора информации. Сущность этого метода состоит в том, что он дает возможность сделать заключение о характеристиках изучаемых признаков у объекта в целом (генеральной совокупности) , измеряя эти признаки только у некоторой части элементов, составляющих этот объект. Такая часть специально отобранных для изучения структурных элементов объекта получила название выборочной совокупности.

Правомерность использования выборочного метода в социологических исследованиях базируется на двух основных принципах.

Во-первых, на взаимосвязи и взаимообусловленности качественных характеристик и признаков социальных объектов. Иными словами, на предположении о том, что интересующие нас значения признаков связаны со значениями ряда заранее известных качественных характеристик объекта. Такими качественными характеристиками (их еще называют контрольными признаками) объекта, для социолога обычно выступают пол, возраст, уровень образования, род деятельности, место проживания и ряд других признаков, по которым имеются заранее известные статистические данные. Как показывает практика социологических исследований, от значения именно таких признаков очень часто зависят значения признаков, которые социолог изучает (например, разного рода мнения, оценки, установки, ценностные ориентации, предпочитаемые образцы поведения, мотивы и т. д.).

Во-вторых, на допустимости выводов об объекте на основании изучения его части при условии, что по своей структуре эта часть является микромоделью объекта, т. е. при условии, что выборочная совокупность воспроизводит основные характеристики генеральной совокупности. На практике это обеспечивается путем отбора в выборочную совокупность элементов из генеральной совокупности так, чтобы они воспроизводили пропорции генеральной совокупности по ряду контрольных признаков. Например, по удельному весу мужчин и женщин, лиц разного возраста, уровня образования и т. д. Обычно при построении выборочной совокупности используются значения двух-трех контрольных признаков, о которых известно, что их значения связаны со значениями исследуемых признаков. При этом предполагается, что значения исследуемых признаков в выборочной совокупности будут отклоняться от своих значений в генеральной совокупности на такую же величину, на которую отклоняются значения контрольных признаков. Такая выборочная совокупность считается репрезентативной, т. е. представляющей генеральную.

Уровень репрезентативности полученной выборки определяется с помощью специального статистического показателя – ошибки выборки, т. е. величины, на которую структура выборки отклоняются от структуры генеральной совокупности. Например, институт Дж. Гэллапа, систематически проводящий обследования общественного мнения по национальной выборке объемом 1500 человек, контролирует репрезентативность по имеющимся в национальных цензах данным о распределении населения по полу, возрасту, образованию, доходу, профессии, расовой принадлежности (белый – цветной), месту проживания, величине населенного пункта.

В исследованиях, проводимых Всероссийским центром изучения общественного мнения, надежность выборочных данных также оценивается посредством “апостериорного” контроля. В анкету мониторинга экономических и социальных перемен включены признаки (вопросы), по которым имеется информация в Государственном комитете по статистике Российской Федерации. Такими признаками являются пол, возраст, образование, тип поселения, семейное положение, сфера занятости, должностной статус респондента. Четыре показателя – пол, возраст, образование и место жительства респондента используются для выделения контролируемых групп при определении весов опрошенных – они должны соответствовать аналогичным группам в генеральной совокупности.

3. Ошибки выбора

Ошибки выборки подразделяются на два типа. Случайные ошибки уменьшаются при возрастании объема выборочной совокупности. Так кубик при достаточно большом числе бросаний будет падать примерно равное количество раз на каждую грань. При нескольких бросаниях он может показать преимущественное выпадение, например “шестерки”. Тогда мы говорим, что число наблюдений слишком мало, чтобы судить о неслучайности выпадения “шестерок”. Но если “шестерки” выпадают постоянно при сотнях и тысячах бросаний, мы говорим: крайне маловероятно, чтобы это происходило случайно. Таким образом, случайная ошибка – это вероятность того, что выборочная средняя выйдет (или не выйдет) за пределы заданного интервала. При случайном отборе следует неукоснительно соблюдать следующую заповедь: критерии доступа к единицам исследования должны быть независимы от изучаемых переменных.

Чудесное свойство случайных ошибок уменьшаться при возрастании объема выборочной совокупности делает бессмысленными обследования огромных массивов, которые предпринимаются чаще всего с целью произвести впечатление на профессионально неподготовленного заказчика. Даже национальные выборки достаточно малы.

В практике массовых опросов относительная несущественность количества обследованных для получения точных результатов демонстрировалась неоднократно. Надо заметить, что предвыборные опросы – вероятно, единственная область социологических обследований, в которых выборочные параметры получают незамедлительное подтверждение либо опровержение: параметры генеральной совокупности обнаруживают себя сразу же после подсчета голосов. В остальных обследованиях такой возможности нет, генеральная совокупность ничем себя не показывает. В получении точных данных при минимальной выборке и проявляется мастерство “поллстера”.

Итак, даже очень маленькая выборка при условии, что она хорошо распределена в генеральной совокупности, может быть вполне репрезентативной. Чем больше объем выборки, тем выше точность ее результатов, однако очевидно, что огромная выборка не гарантирует стопроцентного попадания. Плохо распределенная выборка в десять миллионов человек хуже, чем хорошо распределенная выборка в сто человек.

Со времени своего создания в 1935 г. Американский институт общественного мнения провел сотни предвыборных опросов. Средняя ошибка репрезентативности в 1936-1940гг. составляла 5,6 процентных пункта, в 1940-1944 гг. – 3,4, в 1944-1947 гг. – 2,6. В 1944 г. прогноз Гэллапа на президентских выборах был выполнен с точностью до 1,8 процентных пункта, а средняя ошибка по 48 штатам составила 2,5. В 1950-1958 гг. ошибка прогноза была 1,7 процентных пункта, в 1960-1968 гг. – 1,5, в 1970-1978 гг. – 1,1.

Второй тип ошибок выборки – систематические ошибки. Это неконтролируемые перекосы в распределении выборочных наблюдений, которые приводят к “утере” проектируемого объекта исследования. В отличие от случайных системаические ошибки распределяются вокруг средней неравномерно, при возрастании объема выборки не уменьшаются. Число опрошенных здесь уже не имеет значения, потому что фактическая генеральная совокупность – та, что соответствует выборке, уже “уехала” от проектируемой, а исследователь продолжает надеяться на репрезентативность. Систематические ошибки в отличие от случайных не поддаются предварительному контролю.

Осенью 1936 г. в истории социологических исследований произошло событие, радикально изменившее представления о построении выборки для массовых опросов. В первые десятилетия XX в. американские газеты и журналы соревновались за то, чтобы стать выразителями общественного мнения. Журнал “Литерэри Дайджест” проводил “соломенные опросы” перед выборами с 1925 г. и никогда не ошибался. Рассылались миллионы почтовых бюллетеней – тем, кто числился в телефонных справочниках и списках автовладельцев. Система работала хорошо до тех пор, пока избиратели со средними и высокими доходами голосовали в равной степени и за демократов, и за республиканцев. И наоборот: избиратели с низкими доходами были склонны голосовать за любого кандидата.

С началом “Нового курса” американский электорат стал резко стратифицироваться: люди с доходами выше среднего, придерживавшиеся демократических взглядов, переменили их на республиканские, а те, кто принадлежал к малодоходным группам, стали симпатизировать демократической партии.

В 1936 г. на пост президента США претендовали Франклин Рузвельт – демократ и Альфред Лэндон – республиканец. Журнал “Литерэри Дайджест” разослал по почте десять миллионов бюллетеней – была охвачена примерно треть американских семей. Вернули бюллетени 2 376 523 человека. Очевидно, что выборка “Литерэри Дайджест”, состоящая из владельцев телефонов и автомобилей, была обречена на смещение в пользу республиканцев. Так и получилось. Предвыборный опрос показал, что за Лэндона собираются проголосовать 57% избирателей, а за Рузвельта – 43%. На выборах же победил Рузвельт с результатом 62,5%, а за Лэндона было подано 37,5% голосов.

К этому времени службы Дж. Гэллапа, Э. Роупера и А. Кроссли уже давно вели эксперименты с выборочными опросами. В частности, Гэллап в 1935 г. установил сдвиг политических ориентации состоятельных избирателей вправо, а бедных – влево. В 1936 г. он обнаружил, что большинство владельцев телефонов предпочитают Лэндона Рузвельту, в то время как только 18% получающих пособие собираются голосовать за Лэндона. 12 июля 1936 г., когда началась предвыборная кампания, Гэллап опубликовал статью с предупреждением об ошибке “Литерэри Дайджест”, который, как считал автор, по всей вероятности, предскажет победу Лэндона над Рузвельтом со счетом 56: 44. Гэллап получил этот прогноз, разослав по почте всего 3 тыс. бюллетеней. Он подробно проанализировал причины возможной ошибки. В ответ в “Литерэри Дайджест” была опубликована сердитая статья, где редактор писал: “Никогда и никто еще не предсказывал результаты наших опросов еще до того, как они начались… Нашему доброму статистическому другу можно было бы напомнить, что эти старомодные методы обеспечивают “Дайджесту” правильные прогнозы с точностью до одной сотой процента”.

Основной источник систематической ошибки в опросе “Литерэри Дайджест” – использование для определения адресов респондентов телефонных справочников и регистрационных книг владельцев автомобилей. Естественно, выборка сместилась в сторону “верхних” слоев социальной структуры. Владельцы телефонов и автомобилей – группы, в значительной степени пересекающиеся, – и составили реальный объект исследования, в то время как проектируемый объект отождествлялся с электоратом США. В итоге сформировалась выборка из респондентов, избирательные предпочтения которых отличались от предпочтений среднего американца. Средневыборочные значения оказались смещенными в сторону более состоятельных и образованных слоев населения.

Эти социально-структурные параметры имели определяющее влияние на распределение доверия к Рузвельту среди электората. Проводимый президентом с 1932 г. “Новый курс” был основан на вмешательстве государства в сферу свободного предпринимательства, антимонопольной политике и защите интересов низших слоев населения, в том числе расширение избирательных прав для иммигрантов. Немаловажным фактором, обусловившим размежевание позиций избирателей, был и процесс крупных корпораций против Рузвельта в Верховном суде, который был выигран “капиталистами” в 1936 г. Это способствовало его популярности среди низших классов. Да и сам облик Рузвельта – человека, с молодых лет прикованного к инвалидной коляске, но сумевшего стать выдающимся политиком, импонировал демократическому большинству. Оптимальное размещение выборки в таких условиях было несовместимо с “уклоном” в сторону богатых. Этот “уклон” значительно усилился по причине пренебрежения со стороны аналитиков “Литерэри Дайджест” к динамике электоральных предпочтений в различных социальных стратах.

В предыдущих опросах “Литерэри Дайджест” анкеты рассылались тем же группам и прогнозы оправдывались, но в 1936г. не были учтены два исключительно важных обстоятельства: во-первых, дифференциация избирательных установок в зависимости от уровня доходов – эта тенденция усилилось с приходом в 1932 г. в Белый дом президента Рузвельта; во-вторых, значительное расширение избирательного ценза. Новые контингенты электората в основном принадлежали к беднейшим классам – они и предпочитали видеть Рузвельта на посту президента.

Метод исследования – почтовый опрос – также усугубил ошибку. Вероятность возврата вопросника по почте была и остается намного выше у людей с высоким образованием и доходами выше среднего, а те, кто не возвратил заполненный вопросник, как правило, принадлежали к низшим классам. Поэтому, если бы даже поллстеры из “Литерэри Дайджест” использовали списки избирателей, а не телефонные справочники, выборка все равно оказалась бы смещенной в сторону богатых и образованных.

Против “Литерэри Дайджест” работал и фактор времени. Состоятельные и более образованные люди обычно определяют “своего” кандидата на президентских выборах еще летом и, вообще, заранее имеют по этому поводу обоснованную позицию, а “простые” люди ничего заранее не умышляют. “Литерэри Дайджест” опрашивал миллионы преуспевающих американцев как раз в начале сентября, когда богатые уже определились в своем выборе, а бедные еще нет. Ошибочно предполагалось, что полученная картина сохранится до ноября, в том числе сохранится и доля тех, кто не мог сказать ничего определенного. К осени ситуация стала меняться. Количество определившихся в своем “нет” Рузвельту осталось относительно стабильным, зато подгруппа не имеющих мнения начала резко сокращаться и перетекать в “да” Рузвельту. Так величайшая по объему выборка в истории массовых опросов оказалась ошибочной, и инцидент показал, что главное для репрезентативности – не объем, а хорошее размещение единиц отбора.

“Каждая единица имеет равный шанс попасть в выборку” – первый принцип отбора в выборочную совокупность. Тогда же, в июле 1936 г., молодые и еще неизвестные поллстеры (так стали называть тех, кто проводит массовые опросы, в отличие от социологов), опросив несколько тысяч человек, точно предсказали победу Рузвельту. С этого времени начался институциональный период в истории обследований общественного мнения. Институты Гэллапа, Роупера и Харриса к началу 1960-х гг. уже были международными корпорациями.

4. Типы систематических ошибок

Почему появляются систематические ошибки? Первая и наиболее часто встречающаяся ошибка связана с давлением доступных объектов. В результате происходит необоснованная экстраполяция реального объекта на проектируемый. В выборке “Литерэри Дайджест” возможности доступа к респондентам, предоставляемые телефонными справочниками и регистрационными карточками автовладельцев, снизили у исследователей чувство опасения перед ошибкой. При использовании прессового опроса, когда на опубликованные в газете вопросы отвечают те, кто захотел отвечать и взял на себя труд вернуть анкету обратно, давление доступных объектов ощущается особенно сильно. При уличном опросе интервьюеры будут вынуждены беседовать с теми, кто согласится отвечать на вопросы.

Другой пример систематической ошибки, которая войдет в историю социологических обследований. Причины этой ошибки остаются не вполне ясными, но роль давления доступных данных несомненна. В декабре 1993 г. в России проходили выборы в Федеральное собрание. Многие социологические службы осуществляли массовые опросы и давали ориентировочные прогнозные оценки относительно исхода голосования. Результаты голосования показали, что данные опросов существенно отклоняются от реальных предпочтений избирателей. Так, за партию “Выбор России”, по данным Центральной избирательной комиссии, проголосовали 15,74% населения. Самооценка партий и политических блоков, осуществленная в начале ноября, показала цифру 38%. По данным Института социологии РАН (В. А. Мансуров), за “Выбор России” собирались голосовать 25,4%. Институт социальных технологий “Социограф” Российской академии управления (В. М. Соколов) получил достаточно близкую к истинной цифру: 13%. Институт социально-политических исследований РАН на основе опроса 1650 человек в 9 регионах России 20 ноября 1993 г. точно предсказал результат голосования по “Выбору России”: 15%.

За Либерально-демократическую партию России проголосовало 23,21% избирателей. Но ни одна из социологических служб не получила данные о собирающихся отдать свои голоса за ЛДПР больше чем 9,9% (Институт социологии РАН). Если причина ошибок заключается в погрешностях выборки, то такая погрешность была допущена всеми социологическими службами. Можно предположить, что на результаты опросов оказали давление политически информированные, активные респонденты, имеющие свое мнение о кандидатах в законодательный орган. Масса “пассивных” респондентов, по всей вероятности, не обнаружила своих политических предпочтений в ходе опросов, а на выборах отдала голоса Жириновскому, фигура которого трактовалась демократически настроенными аналитиками как одиозная. Нельзя также исключить, что предпочтения избирателей стали резко меняться за неделю до голосования. Как показали исследования ряда социологов, избиратели, затруднившиеся с ответом за неделю до выборов и, следовательно, принявшие свое решение накануне выборов, резко изменили соотношение сил в пользу Либерально-демократической партии России в группах служащих, рабочих, пенсионеров.

Причины таких сдвигов остаются неясными. Нельзя исключить ни массированного воздействия средств массовой информации, ни антиправительственных настроений среди большинства населения, особенно в периферийных регионах страны. Давление доступных данных проявилось в том, что определенные ответы по поводу предстоящего голосования дали демократически настроенные респонденты, а консервативные, скажем, подавленные развитием капитализма в России, предпочитали долгое время сомневаться – во время выборов они обнаружили свое “против”.

Второй тип систематической ошибки связан с иллюзией постоянства. В предвыборных опросах, как мы видели, иллюзия постоянства проявляется в пренебрежении группой респондентов, не имеющих определенного мнения. Ее численность, как правило, резко снижается в предвыборные дни. Далеко не все переменные устойчивы. В подавляющем большинстве случаев постоянными являются пол, социальное происхождение, группа крови, темперамент. Более лабильны семейное положение, должность и, бывает, национальность. Распределение видов деятельности в суточном бюджете времени изменяется достаточно стабильно в зависимости от времени года, пола, возраста и профессии. Например, можно с большой степенью точности сказать, сколько времени тратят пенсионеры зимой на просмотр телепередач. Социологические переменные субъективного плана – мнения, оценки, установки, намерения – меняются столь же быстро, сколь хаотично, иногда под влиянием непредвиденных обстоятельств. Социологу надо “накрыть” генеральную совокупность, но “накрыть” ее в том месте, где она появится через определенное время. Поскольку траектории социологических переменных изучены слабо – повторные и продолжающиеся исследования трудоемки и встречаются сравнительно редко – подобные экстраполяции выборки производятся эвристически, “на глаз”, но даже в таком случае полезно фиксировать прогноз динамики переменной хотя бы в терминах “возрастет”, “снизится”, “будет колебаться”. Образцовым остается исследование Б. Берельсона, П. Лазарсфельда и В. Макфи – они установили циклы электоральных предпочтений американцев в предвыборные месяцы и даже недели. Зависимость распределения времени различных социальных и возрастных групп от будних и выходных дней, летних и зимних месяцев изучалась десятки раз, и в данном случае есть все основания говорить о хорошо прогнозируемых процессах.

Часто в социологических исследованиях динамика переменных остается непрогнозируемой и выборки в данном случае имеют эпизодический характер – т. е. сама выборка являет собой не более чем эпизод. Обычно данные о субъективных и тому подобных эфемерных и ситуативных признаках привязаны к определенному периоду и за его пределами теряют смысл. Например, “рейтинг популярности” политического лидера сохраняется как факт массового сознания недолго. Мирская молва – морская волна. Примерно то же самое – реакция публики на телепередачи либо политические события. В данном случае мы имеем дело с исследованием-однодневкой. Его результаты должны появиться завтра на газетной полосе и тут же устареть. Аналогичная ситуация складывается в маркетинге – экспозиция рекламного “паттерна” требует немедленного анализа и прослеживания его влияния на сознание потенциальных покупателей, пока “паттерн” не потеряет свою эффективность. Обычно “моментные” выборки применяются в тех областях социологии, которые ориентированы не на концептуальные результаты, а на внешнего заказчика и выполняют “обслуживающие” функции.

Третий тип систематических ошибок – недостаточный учет аномальных и труднодоступных единиц исследования. Речь идет о тех, кто в силу обстоятельств имеет меньшую вероятность попасть в выборку. Если первый тип систематической ошибки связан с давлением доступных единиц, в данном случае причину ошибки можно обозначить как ненавязчивость малодоступных единиц. Их мало, и социо-лог уже на стадии проектирования генеральной совокупности должен решить, стоит ли пренебрегать малочисленными группами лиц, лишенных свободы, не имеющих определенного места жительства, работающих в отрыве от дома и т. п. Если учет малодоступных единиц не имеет существенного значения для исследования (в большинстве случаев бывает именно так), следует указать, что они исключены из выборочной совокупности. К малодоступным единицам относятся также больные, в частности, находящиеся в стационарах, очень нелегко получить возможность обследовать личный состав Вооруженных Сил (здесь может заключаться источник серьезных систематических ошибок).

Меньшие шансы на попадание в выборку имеют те, кого нет дома, и отказывающиеся сотрудничать с интервьюером. Недостаточный учет отсутствующих в месте сбора данных, как правило, по месту проживания, – четвертый тип систематических ошибок. Казалось бы, не оказаться дома в момент посещения интервьюера может любой человек (канон полевого исследования требует, как минимум, троекратного посещения). На самом деле, отсутствуют дома вполне определенные контингенты населения. По данным Н. Н. Чурилова, при первом посещении интервьюерам удается опросить большую часть женщин и меньше половины мужчин; при трехкратных посещениях обнаруживается, что в числе 4 – 7% труднодоступных респондентов также преобладают женщины. Среди рабочих труднодоступных респондентов 5%, среди служащих – 8%. Чем моложе респонденты, тем больше вероятность опросить их при первом визите интервьюера. С увеличением возраста респондентов увеличивается доля труднодоступных – это противоречит распространенному мнению, будто люди старшего возраста менее мобильны, чем остальные группы населения. Наиболее доступны респонденты, никогда не состоявшие в браке, – после трехкратных визитов интервьюеров доля опрошенных составила 99-100% [см.: 8, с. 140-146].

Пятый тип систематических ошибок – отказы от ответа, которые в зависимости от темы опроса могут составлять довольно значительный процент запланированных интервью. Особенно часто отказы от ответа наблюдаются в крупных городах. Проблема заключается в том, что в отличие от отсутствующих дома отказывающиеся отвечать, по данным исследований, существенно отличаются от сотрудничающих с интервьюером. В частности, имеющие высокое образование и информированные респонденты склонны говорить “не знаю” в противоположность малограмотным и самоуверенным, у которых есть ответ на любой вопрос.

Среди причин отказа от ответа можно указать три наиболее важных. Первая причина связана с содержанием вопросов, недостаточной осведомленностью респондента в предмете обсуждения либо нежеланием говорить на определенные темы. Некоторые исследуемые социологом переменные не реагируют на смещение выборочной совокупности, связанное с отказом отвечать на вопросы, другие более чувствительны. Например, беседа с интервьюером по вопросам интимной жизни вызывает затруднение у многих респондентов. В период перестройки (вторая половина 1980-х гг.), когда советские социологи увлекались “острыми” вопросами, трудящиеся старались воздерживаться от ответа или обнаруживали малую осведомленность в актуальных политических темах. Например, многие не могли сказать, как относятся к диссидентам, поскольку они ассоциировались и с пьяницами, и с лицами без определенного места жительства. С другой стороны, респонденты активно отвечали на вопросы, о которых не имели представления. Н. А. Клюшина показала, что высокий процент не ответивших в некоторых случаях свидетельствует о качественной информации. По ее данным, включение вопросов-фильтров при обсуждении проблем внутренней политики приводит к увеличению числа неответивших на 11% и при обсуждении внешней политики – на 16%.

Вторая причина – нежелание отвечать в силу недоброжелательной установки по отношению к интервьюеру либо к такого рода опросам вообще. Этот аспект изучен недостаточно. Каких-либо систематизированных наблюдений не имеется, хотя в литературе отмечается возрастание общего количества “заисследованных досмерти” (surveyed to death) респондентов. Скорее всего это преувеличение. Наиболее способные и опытные интервьюеры умеют завоевывать доверие респондента и преодолевать его нежелание сотрудничать.

Третья причина – внешние обстоятельства, препятствующие контакту, несмотря на информированность респондента и желание сотрудничать. Наиболее труднодоступными, поданным Н. Н. Чурилова, являются семейные респонденты – многие из них не могут выделить 40 – 50 мин для беседы с интервьюером, количество отказов от интервью составляет 2,5%, респонденты отсутствуют дома по известным либо неизвестным причинам в 5,2% случаев. По данным опроса 395 молодых рабочих в 1982 г. в Киеве, несостоявшиеся интервью связаны с отпуском респондента (0,4%), болезнью (0,4%), отказом от опроса (3,2%), декретным отпуском (3,6%), призывом в армию (1,2%), увольнением с места работы (2,0%). Другие причины отсутствия ответов обусловлены утерей анкет, отказом вернуть заполненные анкеты и т. п. Общая величина систематической ошибки, как показал Н. Н. Чурилов, составляет 3,03%, что существенно не влияет на выборочную среднюю. Уровень систематической ошибки можно несколько снизить заменой отсутствующих либо отказавшихся отвечать респондентов лицами из резервного контингента, но самым надежным способом реализации выборки являются повторные посещения. Однократное посещение обеспечивает опрос примерно 55% респондентов, второе и третье посещения увеличивают это число до 95 – 9б% [см.: 8, с. 139-149].

Повторные посещения респондентов, отсутствующих дома, обходятся довольно дорого. Поэтому в 1950-е гг. в Институте Гэллапа была разработана система интервьюирования, названная “Время-Место”. Было проведено специальное исследование и установлено: кто, когда с наибольшей вероятностью находится дома. Естественно, что опросы обычно проводятся в вечернее время и в выходные дни.

Общее количество отказов варьирует от 5% в переписях населения США до 30% в отдельных “трудных” обследованиях, например касающихся доходов или интимной жизни. Особенно много отказов в крупных городах. Менее всего расположены к сотрудничеству с интервьюером белые и высокообразованные люди. Возможно, увеличение отказов в последние годы обусловлено соображениями безопасности. Определенную роль играет и снижение уровня подготовки интервьюеров, которые в большинстве случаев рассматривают это ремесло как временную подработку.

Вряд ли возможно предвидеть все систематические ошибки, встречающиеся в массовых опросах. Например, в исследовании воспроизводства трудовых ресурсов Киева в 1984г. применялся отбор респондентов по избирательным спискам – выписывался адрес каждого сотого избирателя. В. И. Паниотто заметил, что, если начинать отбор по алфавитному списку, получат преимущество респонденты, фамилия которых начинается на букву “А”. Возникнет систематическая ошибка: в частности, большие шансы на то, чтобы попасть в выборку в Киеве, получат армяне, поскольку их фамилии часто начинаются на “А”. Чтобы избежать этого, В. И. Паниотто начинал отбор в каждом списке с номера, равного целой части числа к/7 + 6/7 , где к – номер избирательного участка, изменяющийся от 1 до 700 [см.: 5, с. 82].

5. Способы отбора единиц исследования

Каковы способы отбора единиц исследования? Н. Н. Чурилов выделяет сплошной, случайный и неслучайный способы отбора единиц исследования. К случайной выборке он относит выборку вероятностную, систематическую, районированную и гнездовую. Неслучайные методы отбора – “стихийная” выборка, квотная выборка и метод “основного массива” [8, с.13-27].

Если генеральная совокупность имеет небольшой объем и можно обеспечить равную вероятность отбора каждой единицы исследования, применяется вероятностная выборка. Это не просто случайный бессистемный отбор, а строгая процедура, чаще всего основанная на использовании таблицы случайных чисел. Такого рода процедуру можно использовать только в том случае, если единицы исследования удается пронумеровать.

Однако чаще всего приходится разделять обследуемую совокупность на более или менее однородные части и затем осуществлять отбор единиц внутри этих частей. Такое разделение совокупности на части называется районированием. Проблема заключается в обеспечении однородности выделяемых классов на основе существенных для исследователя критериев. Для решения такой задачи необходимо располагать данными о структуре генеральной совокупности и, в частности, о распределении признака районирования. Выделенные “районы” должны существенно отличаться друг от друга, но им должна быть присуща внутренняя однородность.

Противоположность районированной выборке составляет выборка гнездовая, где обследуется промежуточный объект. Первоначально гнездовая выборка разрабатывалась в сельскохозяйственной статистике. В качестве социологических гнезд могут выступать населенные пункты, районы, предприятия, бригады. Реализовать такую выборку намного легче, чем вероятностную либо районированную. Единицы исследования здесь размещены компактно. Проблемы, которые возникают при гнездовом отборе, связаны с определением величины гнезда, количеством гнезд, которые надо обследовать, и их размещением в генеральной совокупности.

Систематический отбор является упрощенным вариантом случайного отбора. В основу выборки здесь положены не вероятностные процедуры, а алфавитные списки, картотеки, схемы, которые, как предполагается, не зависят от изучаемого признака и обеспечивают равновероятность попадания в выборку всех единиц генеральной совокупности.

Квотный отбор основан на целенаправленном формировании структуры выборочной совокупности. Интервьюер получает задание опросить некоторое количество лиц определенного возраста, пола, образования и профессии. Удельный вес квоты в выборочной совокупности должен соответствовать ее удельному весу в генеральной совокупности. Обычно квотная выборка используется на последних ступенях отбора и завершает процесс районирования и применения вероятностных процедур. Например, в штате Нью-Йорк проживает 10% населения США. Следовательно, 10% интервью должны быть проведены в Нью-Йорке. Если объем национальной выборки 10 000 человек, то на Нью-Йорк приходится 1000 интервью. Далее. НьюЙорк Сити включает 40% населения штата. Следовательно, 400 интервью будут проведены в Нью-Йорк Сити. Поскольку третья часть жителей Нью-Йорк Сити живет в Бруклине, 133 интервью будут проведены в этом районе. Кроме территориальных признаков, для определения квоты выбираются социальный статус, возраст, пол, иногда раса. Распределение этих признаков в генеральной совокупности известно и нетрудно обеспечить ее идентичность структуре выборки. Но при соблюдении квот остается много возможностей для систематических ошибок. В частности, интервьюер, разыскивая респондента определенного пола, статуса и возраста в заданном районе, предпочтет беседовать с более привлекательными и коммуникабельными людьми. Дж. Гэллап отмечал, что в квотных выборках обнаруживается слишком много людей, окончивших колледж, с доходами выше среднего, республиканцев по политическим ориентациям. Поэтому вероятностный отбор обладает немалым преимуществом перед квотным: выборка меньше зависит от инициативы интервьюера.

Метод стихийного отбора внешне похож на случайный. Исследователь здесь имеет дело с максимально доступными для него единицами наблюдения и исходит по преимуществу только из критерия принадлежности респондента к проектируемой генеральной совокупности. Чаще всего в данном случае допускаются неконтролируемые систематические ошибки. Особенно это относится куличным опросам, когда фиксируется мнение тех, кто имеет возможность и желание поговорить с интервьюером. Существенную роль в данном случае играет взаимное расположение при встрече. Нередко интервьюер, получив задание провести опрос, обращается к своим знакомым. Обследования, проводимые с помощью публикуемых в газетах вопросников, строго говоря, относятся к воображаемому объекту. Оценить репрезентативность выборочных средних при стихийном отборе практически невозможно. К стихийному отбору относится и метод основного массива, преимущество которого состоит в том, что выборочная совокупность составляет значительную долю генеральной и перекрывает возможное смещение. Например, при обследовании коллектива предприятия вполне достаточно опросить “большинство” работников и это обеспечит близость выборочной и генеральной средних.

6. Заключение

Каким же должен быть объем выборочной совокупности, чтобы значения измеренных в ней признаков достаточно хорошо совпадало со значениями этих же признаков в генеральной совокупности? Поиск ответа на этот вопрос сопряжен с определенными сложностями, он потребует от социолога высокой профессиональной подготовки и определенного практического опыта. В самом же общем виде этот ответ может быть следующим. Объем вероятностных выборок определяется по специальным формулам, в которых принимается во внимание приемлемый для заказчика размер погрешности, доверительная вероятность полученных результатов, особенности вариации значений признака, и, возможно, – объем генеральной совокупности. Что касается эмпирических выборок, то их объем определяется, исходя, в основном, из эмпирического опыта социолога. Так, оптимальный объем квотной выборки может быть определен по специальным таблицам или же рассчитан социологом для ситуации, когда вариация исследуемого признака будет максимальной. Аналогичным образом можно поступить и при определении объема стихийной выборки. Однако, чтобы избежать грубых ошибок, в этом случае лучше использовать выборки большего объема. Например, при массовых опросах, если величина генеральной совокупности составляет менее 5000 человек, достаточным является объем не менее 500 человек. Если же величина генеральной совокупности более 5000 человек, отбирают 10% ее состава, но не более 2000-2500 человек. Это позволяет рассчитывать на достаточно достоверные результаты исследования.

Анализируя проблему выборки в социологическом исследовании и ее типов, можно остановиться на следующих выводах:

1. Как только встает вопрос о том, что нужно собрать информацию о некоторой группе или большой совокупности людей, возникает проблема построения выборки. “Выборка – это подмножество заданной совокупности, позволяющее делать более или менее точные выводы относительно совокупности в целом” . Наилучшим способом отбора считается вероятностная или случайная выборка, так как в ней строго соблюдается принцип равенства шансов попадания в выборку для всех единиц изучаемой генеральной совокупности. Выборочный метод позволяет не только сократить временные и материальные затраты на проведения исследования, но и повысить достоверность результатов исследования, поэтому он широко используется при проведении исследований разного рода.

2. Существует множество классификаций типов выборки, разные исследователи по-разному классифицируют свои и чужие способы формирования выборочной совокупности. В разных изданиях можно столкнуться с различными названиями одной и той же выборки, что затрудняет процесс их изучения. В данной курсовой работе предложена классификация, объединяющая все те классификации, которые рассмотрены в используемой литературе.

3. Репрезентативность – это способность выборки “правильно отражать состояние дел в генеральной совокупности, из которой она извлечена и для изучения которой предназначена”. Репрезентативность выборки определяется двумя компонентами: систематическими и случайными ошибками. Случайные ошибки уменьшаются с увеличением объема выборочной совокупности. При помощи математических средств можно устранить случайные ошибки, но не систематические, поэтому необходимо осуществить логический анализ причин появления этих ошибок и разработать меры, которые смогли бы их устранить.

4. Обеспечение репрезентативности выборки, ее объем и качество во многом зависят от программных целей и задач исследования.

5. Построение выборки – дело ответственное и сложное, и от ее качества во многом зависит достоверность результатов исследования. Задачу построения выборки нужно решать каждый раз заново, применительно к конкретным условиям.

Объектом очень многих наук является общество, но это не значит, что все они – социологии. Социология владеет способами измерять общество, но не все, кто называет себя социологами, владеет ими. Все умеют мерить температуру, но далеко не все являемся врачами. Очень сложным разделом социологического исследования является методический раздел программы, который включает в себя описание выборки (социология не мерит общество сплошняком, у нее есть приемы, благодаря которым общую “температуру” можно замерить по единичным случаям) и шкал. Абсолютно точных данных социология дать не может. Всегда есть определенная погрешность. Но прелесть социологии в том, что она может высчитать эту погрешность, это касается объема и качества выборки.

Список использованных материалов.

2. Как провести социологическое исследование / Под ред. М. К. Горшкова и Ф. Э. Шереги.- М., Политиздат, 1990.

3. Ноэль Э. Массовые опросы: введение в методику демоскопии. – М.: АВА-ЭСТРА, 1993.

4. Панина Н. В. технология социологического исследования. – К.: Ин-т социологии НАН Украины, 1998.

7. Татарова Г. Г. Методология анализа данных в социологии. – М.: NOTA BENE, 1999.

8. Чурилов Н. Н. Проектирование выборочного социологического исследования. – К.: Наукова думка, 1986.

5. Девятко И. Ф. Методы социологического исследования. – 3-е изд. – М.: КДУ, 2003. – 296с., ил.

6. Зборовский Г. Е., Шуклина Е. А. Прикладная социология: Учебное пособие. – М.: Гардарики,2004. – 176 с.

7. Кравченко А. И. Социология: Общий курс: Учебное пособие для вузов. – М.: ПЕРСЭ; Логос, 2000. – 640с.: ил. – (Современное образование).

8. Основы прикладной социологии. Учебник для вузов. Колл. авторов. Под ред. Ф. Э. Шереги и М. К. Горшкова. М.: Интерпракс, 1996. – 184с.


Выборочный метод в социологических исследованиях