Значение социологических идей Паретто

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

КРЫМСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По дисциплине: “Социология”

Тема “Социология В. Парэто”

Выполнила:

Студентка группы

___________________________

Проверил :

Преподаватель

2010

Содержание

Введение…………………………………………………………………………3

1. Идейные истоки и особенности мировоззрения……………………………4

2. Социология В. Парэто……………………………………………………….7

3. Значение социологических идей Парето………………………………….20

Заключение…………………………………………………………………….22

Литература……………………………………………………………………..23

Введение

Парето (ParetoPareto) Вильфредо (15.07.1848 -20.08.1923) – итальянский социолог и экономист, изложивший свою теоретическую социологическую концепцию в “Трактате всеобщей социологии”. Пафос позитивистской по своей сущности методологии Парето состоял в критике априорных, метафизических суждений и понятий в социологии, в сведении ее к эмпирически обоснованному знанию об обществе, базирующемуся на описании фактов, и формулированию законов, выражающих функциональные зависимости между фактами.

Парето постулировал также математическое выражение этих зависимостей. Исходным пунктом социологической теории Парето была концепция нелогического действия. Отказавшись от рационализма философии Просвещения, Парето подчеркивал иррациональный и алогичный характер человеческого поведения, отчетливо проявляющийся, по его мнению, в ходе истории. Врожденные психические предиспозиции толкают индивида к определенного рода поведению, истинные мотивы которого он маскирует при помощи псевдоаргументов, составляющих сущность всех без исключения общественных теорий. Любые теоретические построения, любые идеологии являются, по Парето, оправданием действия и имеют целью придать последнему внешне логический характер, скрыв его истинные мотивы.

Парето назвал идеологические системы, обладающие ложным содержанием, деривациями, т. е. производными от чувств (названных им “остатками”), коренящихся в иррациональных пластах человеческой психики. Они являются внутренними биологическими импульсами, детерминирующими социальное поведение человека.

На основе шести главных классов “остатков”, подразделенных на множество подгрупп, Парето пытался объяснить все многочисленные варианты человеческого поведения.

1. Идейные истоки и особенности мировоззрения

Истоки социологического мировоззрения Парето многообразны. На него несомненно повлияли познания и опыт инженера, математика и экономиста, привыкшего иметь дело с точными данными и практической эффективностью. Но были и такие влияния, которые исходили из сферы гуманитарного и социального знания. В связи с этим помимо Леона Вальраса, автора теории экономического равновесия (при этом в области общего мировоззрения Парето был антиподом Вальраса.), следует назвать, в частности, Никколо Макиавелли (прежде всего), а также социальный дарвинизм, ин-стинктивистскую психологию, Г. Лебона и Г. Тарда, итальянскую криминологическую школу, французского философа Жоржа Сореля с его теориями насилия и социального мифа, итальянского политического мыслителя Гаэтано Моску и его деление общества на управляющих и управляемых.

Хотя Парето в целом отрицательно относился к теории Маркса, рассматривая ее главным образом как одну из <идеологий>, он признавал известное научное значение исторического материализма и марксовой концепции классовой борьбы. Последняя, с его точки зрения, должна интерпретироваться шире, так как она имеет место на протяжении всей истории человечества, и классовые конфликты отнюдь не исчезнут с исчезновением конфликта <труда и капитала> [2, 829-830] .

Парето ценил некоторые социологические концепции Маркса, в частности деления общества на классы, ведущей роли классовой борьбы в истории. Однако в целом он был противником научного социализма и резко критиковал исторический материализм, неправомерно отождествляя его с “экономическим материализмом”. Он ставил перед собой задачу “превзойти” марксизм при помощи “более широкой” социологической концепции, построенной не на экономическом, а на психологическом фундаменте, который казался Парето более универсальным.

Исторический материализм, согласно Парето, <заключает в себе часть истины, которая состоит в существовании взаимной зависимости экономики и других социальных явлений. Ошибка состоит в превращении этой взаимозависимости в отношение причины и следствия> [2, 829].

Исследователи научного творчества Парето единодушно подчеркивают огромное влияние эволюции, а точнее, радикальной метаморфозы его ценностных ориентации на формирование его социологических воззрений. Первоначально он, как и его отец, был сторонником демократических, либеральных и гуманистических взглядов. Но затем, примерно к 1900 г., наблюдая политическую жизнь современной ему Италии, Парето испытал глубокое разочарование в идеалах своей молодости. Это разочарование было обострено его эгоизмом, аристократическими предрассудками, неудачами в политической карьере и личной жизни. Как это нередко бывает с глубоко разочарованными людьми, пережившими серьезный идейно-психологический кризис, доминирующими чертами его мировоззрения и характера постепенно становятся пессимизм и цинизм.

Парето постоянно и энергично, часто со злобной иронией <срывает маски> с различных политических, моральных, метафизических учений, <разоблачает> разнообразные социальные идеалы своего времени, такие, как демократия (называемая им не иначе как <плутодемократия>), свобода, гуманизм, солидарность, прогресс, равенство, справедливость и т. д. <Прирожденный бунтарь, он приветствовал всех, кто конфликтовал со своими правительствами. Его воображаемые враги были повсюду; это и демократы, и пангерманцы, и женщины, воюющие против алкоголя, и жеманницы, и те из его сограждан, которые пытались замалчивать его сочинения>, – пишет американский экономист Б. Селигмен [1, 249].

Сама наука, социология, становится для Парето средством <срывания масок>, орудием разоблачения социальных идеалов. Этот взгляд на призвание социальной науки роднит его с такими разными мыслителями, как Маркс, Гобино или Гумплович, которые также стремились доказать, что за фасадом <красивых слов> обычно скрывается неприглядная реальность, стремились принизить идеалы, считая, что социологическое объяснение предполагает сведение их к чему-либо низменному.

Парето, как и Дюркгейм, считает идеалы реальной действующей силой, но в отличие от последнего он не верит ни в один из них.

Таким образом, выступая против рационалистической модели человека, Парето стоит на позициях ультрарациональной науки, целиком основанной на логике и эксперименте. Этот рационализм ученого-социолога призван разоблачить те ложные мотивы, иллюзии, <теории>, которыми человек рационализирует свое поведение, обманывая себя и других, скрывая истинные мотивы. Учитывая общие теоретико-методологические ориентации Парето, его несомненно можно было бы считать сциентистом, если бы вера в науку не представлялась ему столь же иллюзорной, как и любая другая. Он подчеркивает, что экспериментальная истинность определенных теорий и их социальная полезность – это совершенно разные вещи: они не только не совпадают, но чаще всего противоречат друг другу [2, 843, 1681 и др.]. Объяснение истинных оснований социального устройства опасно для самих этих оснований, разрушительно для них. Вот почему Парето с присущим ему снобизмом писал, что если бы он думал, что его <Трактат> будет доступен многим читателям, то он бы его не написал.

2. Социология В. Парэто

В основе концепции действия социального Парето лежала определенная концепция человека. Подчеркивая иррациональную природу человека, он считал, что специфически человеческое состоит не в разуме, а в способности использовать разум в корыстных целях. В проблеме соотношения чувств и разума Парето отдавал приоритет чувствам, считая их истинными движущими силами истории. Исторические закономерности он сводил к закономерностям иррациональной психической жизни отдельных индивидов, а идеологии называл “языками чувств”. Поскольку психика человека, ее черты и особенности истолковывались вне и независимо от социально-экономического контекста, а эмоции полагались основой динамизма социальной системы, под последнюю подводился биологический фундамент. Утвердив основополагающую роль сфер человеческой психики, Парето выводил из них теории идеологии, социальной стратификации и смены правящих элит. Противопоставляя деривации (идеологии) истине, Парето вместе с тем подчеркивал, что их логическая несостоятельность вовсе не уменьшает их социального значения, их ценности для общества в целом и для отдельных действующих лиц. Так, он подчеркивал активную роль идеологий в обществе, их мобилизующую силу, раскрывал механизм манипулирования массовым сознанием. Подчеркивая роль неосознанных элементов человеческой психики, Парето сформулировал некоторые идеи психологии подсознания, хотя и не был знаком с трудами Фрейда.

Разоблачая, демистифицируя различные деривации, Парето показывает, что юридические теории являются не обоснованием действительного применения законов, а всего лишь использованием ложных аргументов в соответствии с корыстными целями. Моральные деривации служат сокрытию аморальных целей, религиозные – прикрывают низменные чувства, общие всем эпохам и народам. В разоблачительном пафосе Парето чувствуется влияние борьбы Маркса с идеалистическими идеологическими конструкциями, деформирующими действительность. Но у Парето нет объяснения, в силу каких причин ненаучные идеологии искажают действительность.

Социология как логико-экспериментальная наука

Парето противопоставляет свою трактовку социологии трактовке догматической; последняя же свойственна почти всей социологии, в том числе теориям О. Конта и Г. Спенсера. <До сих пор социология почти всегда толковалась догматически. Название позитивная, данное Контом его философии, не должно вводить нас в заблуждение; его социология столь же догматична, как и <Рассуждение о всеобщей истории> Боссюэ. Это разные религии, но все же религии; и такого рода религии мы находим в произведениях Спенсера, де Греефа, Летурно и бесчисленного множества других авторов> [2, 6]. В противовес <догматической>, <гуманитарной>, <метафизической> социологии подлинно научной является социология экспериментальная5. Для того чтобы стать таковой, она должна базироваться на <логико-экспериментальной> точке зрения. Эта точка зрения означает, что основаниями научного доказательства служат исключительно наблюдение, опыт и построенные на них логические выводы. Если метафизика продвигается от абсолютных принципов к конкретным фактам, то экспериментальная наука восходит от конкретных случаев не к абсолютным принципам (они для нее не существуют), но лишь к общим принципам, затем она устанавливает их зависимость от других, более общих и так далее до бесконечности. При этом общие принципы следует рассматривать лишь как простые гипотезы, <цель которых – обеспечить нам познание синтеза фактов, связать их посредством теории, обобщить их. Теории, их принципы, их дедукции, целиком подчинены фактам и не имеют иного критерия истинности, кроме хорошего представления фактов>.

Термин <экспериментальный> в итальянском и французском языках шире, чем в русском, и включает в себя не только собственно <эксперимент> как некое манипулирование исследуемыми объектами, но и область фактов (ср. понятие <экспериментальная реальность> у Парето) и методично осуществляемое наблюдение этих фактов. Этот термин примерно соответствует русскому <опытный> в широком смысле слова.

Логико-экспериментальный метод не дает знания о <сущности> вещей, о <необходимых> связях между ними. Этот метод дает сугубо вероятностное знание; устанавливаемые в нем законы представляют собой лишь некоторые единообразные связи, строго ограниченные определенными, известными нам пространственно-временными рамками.

Даже законы формальной логики, строго говоря, должны интерпретироваться подобным образом. Так, например, известный силлогизм: <Все люди смертны; Сократ – человек; следовательно, Сократ смертен> – с экспериментальной точки зрения должен выглядеть следующим образом: <Все люди, о которых мы смогли узнать, умирали; благодаря известным нам признакам Сократа, он относится к категории этих же людей; следовательно, весьма вероятно, что Сократ смертен> [там же, 97]. Но если законы формальной логики носят подобный вероятностный характер, то тем более это относится к законам социологическим.

Логические и нелогические действия

Основу теории социального поведения у Парето составляет разделение человеческих действий на логические и нелогические.

Само обращение к понятию <действие> как к единице социологического анализа весьма характерно для социологии рубежа XIX-XX вв. Мы встречаем его и в психологической социологии, и у Макса Вебера. Оно выражало растущее перемещение интереса социологов от социального макромира к социальному микромиру, аналогично тому, как это происходило в физике того времени. Парето не игнорирует проблематику макро-социальных систем, глобальных обществ, больших социальных групп, но отправным пунктом его социологических теорий служит анализ различных типов человеческих действий.

Основанием различения логических и нелогических действий для Парето служит соотношение в них средств и целей как в субъективном, так и в объективном аспекте. <Существуют действия, которые представляют собой средства, соответствующие цели, и которые логически соединяются с этой целью. Существуют и другие действия, у которых этот признак отсутствует. Эти два класса действий весьма различаются в зависимости от того, рассматриваем ли мы их в объективном или субъективном аспекте. В последнем аспекте почти все человеческие действия относятся к первому классу. Для греческих моряков жертвоприношения Посейдону и гребля были одинаково логическими средствам мореплавания> [там же, 150].

Но субъективного аспекта недостаточно для понимания указанного различия; главное значение имеют объективные критерии. Как же их обнаружить? Парето отвечает: <…Мы будем называть <логическими действиями> операции, которые логически соединены со своей целью не только по отношению к субъекту, выполняющему эти операции, но и для тех, кто обладает более широкими познаниями; т. е. действия, имеющие субъективно и объективно смысл, указанный выше. Другие действия будут называться “нелогическими”, что не означает “противоречащие логике”> [там же].

Область логических действий – это главным образом естественные науки, технология, некоторые военные, политические, юридические действия и экономика [там же, 154].

Вообще логические действия довольно редки; в социальной жизни доминируют нелогические действия. Логические действия основаны на рассуждении, нелогические – на чувстве. Последние, однако, в отличие от чисто инстинктивных действий человека, также включают в себя рассуждение. Его роль в нелогических действиях состоит в <логизации>, т. е. в рационализации этих действий: ведь люди склонны представлять свои нелогические действия в качестве логических. Этой цели служат многообразные метафизические, религиозные, моральные, политические, а также псевдонаучные теории. Распространение этих теорий совершенно не зависит от их обоснованности и логической ценности, так как они основаны не на разуме, а на чувстве.

<Чувства> играют чрезвычайно важную роль в социологической системе Парето. С его точки зрения, они составляют глубинную основу человеческих действий. Наряду с такими понятиями, как <инстинкты>, <интересы>7, <аппетиты>, <вкусы>, они выражают то огромное значение, которое он придает иррациональным сторонам человеческой природы.

Понятие <чувства> (, ) он интерпретирует очень широко, включая в него, по существу, и мнения, установки, стереотипы, предрассудки и т. п.

Модное в то время понятие инстинкта у Парето, так же, впрочем, как и у многих его современников, например у У. Джемса и У. Мак-Дугалла, не очень определенно и выступает в качестве некого автоматически действующего импульса. Оно, однако, не является у него чисто биологическим, оно включает в себя и значение ценностной установки. <Интересы> Парето определяет как вызванное инстинктом и разумом стремление индивидов и групп <присвоить полезные материальные блага или только приятные для жизни, а также стремление к уважению и почестям> [2, 2009].

Но, будучи глубинным фактором поведения, чувства сами по себе неуловимы: это своего рода <вещи в себе>. Логико-экспериментальная социология может их постигнуть только через определенные внешние проявления. Средством постижения этих чувств служит разработанная Парето теория <осадков> и <производных>.

Теории, посредством которых люди представляют свои нелогические действия в качестве логических, содержат в себе постоянный и изменчивый элементы. Первый Парето обозначает несколько странным для социальной науки термином <осадок> (итал. , франц. ), второй – термином <производное> (<деривация>). Рассмотрению <осадков> и <производных> он посвящает булыпую часть своего <Трактата>, что свидетельствует о важном значении, которое он придает этим явлениям.

Хотя Парето требует четкого определения используемых терминов, у него нет четкого определения термина <осадок>, так же, впрочем, как и многих других. Этот термин вызывает химические или геологические ассоциации8, но Парето призывает отвлечься от этимологических и обыденных его значений [там же, 119]. Будучи нелогичными, осадки представляют собой проявления базовых человеческих чувств и инстинктов. При этом он подчеркивает, что не следует смешивать осадки с чувствами и инстинктами, которым они соответствуют, так как они являются именно элементами (наиболее устойчивыми, неизменными и универсальными) <теорий>. <Осадки представляют собой проявление этих чувств и инстинктов, так же как подъем ртути в трубке термометра есть проявление повышения температуры. Только, так сказать, эллиптически, для краткости, мы говорим, например, что осадки, помимо аппетитов, интересов и т. п., играют основную роль в создании социального равновесия. Так же мы говорим, что вода кипит при 100°>, – пишет Парето [там же, 875].

Сам Парето усматривал в соотношении <осадков> и <производных> известную филологическую аналогию, сравнивая его с соотношением корней и производных, образующих слова какого-нибудь языка [2, 879].

Парето делит <осадки> на шесть классов, которые в свою очередь делятся на ряд подклассов. Ниже приводится эта классификация с перечислением подклассов только первых двух классов, которым Парето придавал особое значение.

I класс Инстинкт комбинаций

1а. Комбинации вообще

16. Комбинации подобных или противоположных вещей

1б1. Подобие и противоположность вообще

1б2. Редкие вещи; исключительные события

1б3. Страшные вещи и события

1б4. Состояние счастья, связанное с хорошими вещами; состояние несчастья, связанное с плохими вещами

1б5. Уподобляемые вещи, производящие следствия подобной природы; редко – противоположной природы

1в. Таинственная сила некоторых вещей и актов

1в1. Таинственная сила вообще

1в2. Имена, таинственно связанные с вещами

1г. Потребность в соединении осадков

1д. Потребность в логическом развертывании

1е. Вера в действенность комбинаций

II класс Настойчивость в сохранении агрегатов

IIа. Настойчивость в сохранении отношений человека с другими

Людьми и с местами

IIal. Семейные и коллективные отношения

IIа2. Отношения с местами

IIа3. Отношения социальных классов

IIб. Настойчивость в сохранении отношений между живыми и мертвыми

IIв. Настойчивость в сохранении отношений между умершим и вещами, которыми он обладал при жизни

IIг. Настойчивость в сохранении абстракции

IIд. Настойчивость в сохранении единообразия

IIе. Чувства, превращенные в объективные реальности Пж. Персонификации

IIз. Потребность в новых абстракциях

III класс. Потребность в проявлении своих чувств посредством внешних актов

IV класс. Осадки, связанные с социальностью

V класс. Единство индивида и того, что ему принадлежит

VI класс. Сексуальный осадок

Несмотря на свое требование четкости и строгости в терминологии, Парето использует иногда термин <инстинкт> в значении <осадок>.

Чрезвычайно громоздкий и расплывчатый характер приведенной классификации достаточно очевиден. Неудивительно, что кроме ее создателя ею, так же, впрочем, как и понятиями <осадки> и <производные>, в истории социальной науки практически никто не пользовался.

Сам Парето признавал предварительный характер своей классификации <осадков> (см.: [6, 170]). Тем не менее он детально анализирует каждый из выделенных классов. Главное значение он придает первым двум классам. Первый из них, <инстинкт комбинаций>, воплощает тенденцию к социальному изменению; второй, <настойчивость в сохранении агрегатов>, выражает консерватизм, тенденцию к неизменности социальных форм.

<Осадки> одного общества, как правило, существенно отличаются от <осадков> другого. Они незначительно изменяются в пределах отдельно взятого общества в целом. Но их распределение среди различных слоев внутри каждого общества весьма изменчиво.

<Осадки> – это постоянный, устойчивый элемент в <теориях>, <логизирующих> нелогические человеческие действия. Они ближе всего находятся к глубинному, подспудно существующему слою <чувств>, будучи их непосредственным проявлением.

Парето утверждает, что выделенные им шесть классов <осадков> оставались постоянными на протяжении двух тысяч лет истории Запада. В то же время подклассы внутри каждого класса гораздо менее постоянны; усиление некоторых из них может компенсироваться ослаблением других.

Американский социолог Т. Парсонс, внесший большой вклад в актуализацию идей Парето, различает у него две категории <осадков>: те, которые вызываются инстинктами, т. е. биологическими импульсами, и те, которые являются нормативными <осадками>, или, иначе говоря, ценностными установками. У Парето же обе эти категории <осадков> не различаются. Когда он утверждает, что <осадок> проявляет инстинкт (чувство и т. п.), то слово <проявляет> означает <указывает на присутствие>.

Когда же он <проявляет> ценностную установку, то это означает: <выражает ее в вербальном или ритуальном поведении> [7].

<Производные>, или <деривации>, согласно Парето, составляют изменчивый и поверхностный слой <теорий>. Это понятие близко понятию мифа у Сореля. <Производные> базируются на <осадках> и через них – на <чувствах>, в которых они черпают свою силу.

Парето подчеркивает, что <производные> не соответствуют строго <осадкам>, от которых они происходят. Отсюда главные трудности в создании социальной науки, так как нам известны только <производные>, которые зачастую скрывают породившую их основу.

<Производные> удовлетворяют потребность человека в логике или псевдологике (осадок 1д). Будучи поверхностным и изменчивым слоем, <производные>, тем не менее, играют очень важную роль в социальной системе. Они могут делать <осадки> более или менее интенсивными, усиливать или ослаблять их. Они способны эффективно воздействовать на социальное равновесие лишь при условии своего воздействия на <чувства> или превращения в них. Но, хотя <производные> и зависимы от <чувств> и <осадков>, они обладают относительно автономным существованием и способны порождать друг друга, образовывать между собой различные комбинации и оказывать воздействие на определяющую их <чувственно-осадочную> основу.

Внимание Парето сосредоточено на субъективной стороне той силы убеждения, которой обладают <производные>. Их социологическое исследование направлено на то, чтобы выявить, какие логические или псевдо-логические средства используют одни люди для того, чтобы увлечь за собой других. Исходя из этого, Парето делит <производные> на четыре класса.

Первый класс – это <простые уверения>, формула которых: <это так, потому что так> или <надо, потому что надо>. Так мать говорит своему ребенку, требуя от него послушания.

Второй класс <производных> содержит в себе аргументы и рассуждения, опирающиеся на авторитет (личности, традиции, обычая), который делает их эффективными независимо от их логической ценности.

В третьем классе <производных> <доказательство> основано на апелляции к каким-нибудь чувствам, индивидуальным или коллективным интересам, юридическим принципам (Право, Справедливость), метафизическим сущностям (Солидарность, Прогресс, Демократия, Гуманность) или воле сверхъестественных существ.

Четвертый класс <производных> черпает силу убеждения в <вербальных доказательствах>, т. е. таких, которые основаны на <использовании терминов с неопределенным, сомнительным, двойственным смыслом и не согласуются с реальностью> [2, 1543].

Можно сделать вывод, что в целом <производные> в трактовке Па-рето выполняют две противоположные функции по отношению к определенным <осадкам> и соответствующим им <чувствам>: во-первых, они обнаруживают и выражают эти <осадки> и <чувства>, во-вторых, они их скрывают, камуфлируют. В зависимости от ситуации на первый план может выступать либо одна, либо другая функция.

Общество как система в состоянии равновесия

Парето отказывается разрешать дилемму социального реализма и социального номинализма: она для логико-экспериментальной социологии просто не существует. Он отвергает представление об обществе как об особого рода существе, но признает общество в качестве особого рода единства. Индивиды, <молекулы> социальной системы, <образуют соединение, которое, подобно химическим соединениям, может иметь свойства, не являющиеся суммой свойств составных частей> [2, 66].

Парето рассматривает общество как систему, находящуюся в состоянии динамического равновесия, придает детерминирующее значение “остаткам”, лежащим в основе как дериваций, так и деления общества на элиту (“лучшие”) и неэлиту. Социальная гетерогенность обосновывается биологически, т. е. наличием определенных биопсихологических качеств индивидов. Деление на способную к управлению элиту и неэлиту Парето считает существенной чертой всех человеческих обществ, а “круговорот” элит, т. е. их стабилизацию и последующую деградацию, – движущей силой общественного развития, лежащей в основе всех исторических событий. Согласно этой концепции, индивиды, наделенные от рождения “остатками”, т. е. предрасположенностью к манипулированию массами при помощи хитрости и обмана (“лисы”) или способностью применения насилия (“львы”), создают два различных типа правления, которые приходят на смену друг другу в результате исчерпания соответствующих “остатков” с последующей деградацией элиты, приводящей ее к упадку. Если правящая элита не противодействует этому путем кооптации новых членов из низших классов, в изобилии обладающих соответствующими качествами, то наступает социальная революция, весь смысл которой, по Парето, заключается в обновлении персонального состава правящей верхушки – элиты общества.

В области хозяйственной деятельности “львам” и “лисам” соответствуют типы “спекулянтов” и “рантье”, прототипами которых являются бизнесмены и их противоположность – робкие вкладчики, живущие стрижкой купонов. Преобладание в обществе “рантье” – свидетельство стабилизации общества, переходящей затем в загнивание. Преобладание “спекулянтов” предопределяет развитие в социальной и экономической жизни. Чередование экономических и политических циклов связано в концепции социального равновесия Парето с циклами духовного производства – интеллектуального, религиозного, художественного и т. п. Здесь происходит ритмическая смена периодов веры и скептицизма, в основе которых в конечном счете лежат “остатки” первого и второго классов.

Парето рассматривает общество как систему, состоящую из взаимозависимых частей. Системная ориентация составляет одну из важнейших особенностей и достижений его социологии. Эта ориентация в истории социологии сложилась главным образом под воздействием двух редукционистских моделей: организмической (общество как организм) и механистической (общество как механизм). Из этих двух моделей Парето, в отличие, например, от Дюркгейма, выбирает вторую, хотя иногда опирается и на первую.

Согласно Парето, состояние социальной системы в данное время и в данном месте определяется следующими факторами. Во-первых, это внешние природные условия: почва, климат, флора и фауна, геологические условия и т. п. Во-вторых, это условия, внешние по отношению к данному обществу в данное время не-природного характера. К ним относятся воздействия на общество других обществ (условия, внешние в пространственном отношении) и воздействия последствий предшествующих состояний этого же общества (т. е. условия, внешние во временном отношении). В-третьих, это внутренние элементы системы, среди которых основными являются раса, <осадки> или выражаемые ими <чувства>, <производные>, стремления, интересы, способность к рассуждению, к наблюдению, состояние знаний и т. д. [там же, 2060].

Парето неустанно подчеркивает взаимозависимость всех элементов социальной системы. Вследствие этой взаимозависимости изменения, происходящие в одних элементах, неизбежно вызывают изменения в других. Парето отвергает попытки устанавливать между отдельными элементами социальной системы односторонние причинно-следственные связи: <Следует помнить, что действия и противодействия следуют друг за другом бесконечно, как в круге…> [там же, 2207]. В противовес монистическим и редукционистским теориям Парето отстаивает идею многофакторности, которая составляет необходимую предпосылку системной ориентации в социологии. Каждый элемент социальной системы может быть понят только после рассмотрения того, какую роль он играет по отношению к другим элементам. Процессы действий и противодействий в обществе нейтрализуют друг друга, поэтому общество, как правило, находится в состоянии равновесия.

Понятие равновесия, как и понятие системы вообще, Парето заимствует из механики, химии и из экономической теории Л. Вальраса. Поскольку общество постоянно эволюционирует, то равновесие социальной системы является преимущественно динамическим. Главное значение в поддержании равновесия имеют чувства.

Парето отрицает прогрессивный характер социального развития. <Прогресс> – это одна из <теорий>, которую он разоблачает. С его точки зрения, развитие социальных систем и подсистем носит маятниковый, колебательный и циклический характер. В экономике, культуре, политике и других подсистемах, так же как и в социальной системе в целом, наблюдается ритмическое чередование сменяющих друг друга тенденций. Смена этих тенденций поддерживает равновесное состояние общества.

Свое представление о циклическом характере социального развития Парето реализует прежде всего в своей теории элиты, занимающей одно из главных мест в его социологической системе.

Теория “круговорота элит” строится Парето на основе исследования врожденных биопсихологических свойств индивидов. Однако политические, идеологические и экономические изменения не являются простым следствием изменений в личном составе правящего меньшинства. Процесс циркуляции элит выражает глубокие общественные процессы, прежде всего социально-экономического характера. Политические изменения происходят тогда, когда правящие группировки не в состоянии разрешить социально-экономические проблемы, возникающие в ходе общественной практики, и вынуждены прибегнуть к политическому маневрированию.

3. Значение социологических идей Парето

Общепризнано, что Парето принадлежит к числу классиков социологии. Он внес важный вклад в формирование представления об обществе как системе. Этот вклад состоит, в частности, в разработке концепции равновесия, взаимодействия и взаимозависимости всех элементов социальной системы, в отрицании односторонних и универсальных причинно-следственных связей между элементами, наконец, в положении о том, что каждый элемент может быть понят только в свете той роли, которую он играет по отношению к другим частям социальной системы. Последнее положение позволяет видеть в Парето одного из основоположников структурно-функционального анализа в социологии.

Важное научное значение имел осуществленный в трудах Парето анализ человеческих действий и их мотивов. Термины <логические> и <нелогические действия>, <осадки> и <деривации> впоследствии практически не использовались в социологии. Тем не менее, анализ самих явлений, обозначаемых этими терминами, открыл для социологов существенную роль иррациональных и эмоциональных факторов социального поведения, разного рода предрасположений, установок, предрассудков, стереотипов, сознательно и бессознательно маскируемых и рационализируемых в <идеологиях>, <теориях>, верованиях и т. п. Тот факт, что именно такого рода эмоциональные факторы часто гораздо эффективнее, чем логическая аргументация, побуждают человека массы к активным действиям, в настоящее время широко признан в политологии, теории пропаганды и массовой коммуникации.

В своей концепции циркуляции элит он обосновал необходимость социальной мобильности для поддержания социального равновесия и оптимального функционирования социальных систем. Разработка теории элиты парадоксальным образом способствовала углублению и уточнению представления о демократии, столь нелюбимой самим Парето. Понимание истинного места элиты в обществе позволило перейти от бессодержательных и туманных положений о <подлинной> демократии как о власти Самого Народа, о Самоуправлении Народа, к представлению о демократии, в частности, как о специфической открытой системе формирования <циркулирующих> элит, публично и в равных условиях конкурирующих между собой за авторитет и власть в обществе. Правда, теория элиты у Парето отчасти входит в противоречие с его системной ориентацией. Он склонен не столько из социальных систем выводить особенности элит, сколько, наоборот, рассматривать социальные системы как следствие психических черт и деятельности элитарных групп. Между тем, способы рекрутирования, функционирование и смена элит – это не самодовлеющие явления и процессы. Они различны в различных социальных системах, поскольку обусловлены последними; вершина социальной пирамиды определяется ее основанием, всей ее конфигурацией.

Социально-практическое влияние социологических идей Парето трудно отделить от влияния его многочисленных публицистических работ. Парето постоянно выступал не столько <за>, сколько <против>. Он ревностно стремился избавиться от всех предрассудков, и это необходимое условие поиска научной истины. Но подобный поиск совсем не обязательно требовал от него фанатичной и злобной критики таких <предрассудков>, как демократия, свобода, гуманизм. Напротив, как показывает исторический опыт, без утверждения в обществе этих и подобных им ценностей никакая <логико-экспериментальная наука>, столь любезная сердцу итальянского социолога, невозможна. Карл Поппер очень точно высказался о Парето: <Если бы он смог заметить, что он сам фактически выбирал не между предубеждением и отсутствием предубеждения, а только между гуманистическим предубеждением и предубеждением антигуманистическим, то он, пожалуй, в меньшей степени ощущал бы свое превосходство> [9, 375].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, будучи, по его собственному выражению, <атеистом всех религий>, Парето стремился избавиться и от тех предрассудков, на которых вырос фашизм. В своем <Трактате>, в частности, он осуждает такие идеологии, как национализм, империализм, расизм, антисемитизм. Но основное внимание он уделил <разоблачению> господствующей в его время либерально-демократической идеологии: в результате оказалось, что у него и у Муссолини имеется один общий заклятый враг. Парето теоретически развенчивал те антитоталитарные ценности, которые затем практически подавлял фашизм.

Парето выразил сдержанную поддержку фашистскому режиму, установившемуся в Италии незадолго до его смерти. При этом важно иметь в виду, что новый режим в Италии не сразу проявил свои отвратительные черты, и некоторые представители либеральной интеллигенции вначале увидели в нем благотворную силу, способную вывести страну из кризиса. Например, известный итальянский философ Бенедетто Кроче, ставший одним из лидеров либеральной оппозиции фашизму, вначале также выразил поддержку новому режиму.

Тема <Парето и фашизм> чрезвычайно поучительна, так как позволяет лучше понять тему ответственности социолога за содержание своих научных выводов и политических выступлений. На примере Парето мы видим, как выдающийся ученый, всю жизнь стремившийся ниспровергать всех богов, в конце концов оказался в плену самого отвратительного из них.

Многие идеи Парето заимствованы структурным функционализмом. Среди западных политологов популярна его концепция идеологий как теоретических построений, призванных маскировать эмоции и предрассудки. Большое влияние имеет и его теория элит, послужившая отправным пунктом для исследований механизмов власти с различных теоретических позиций.

Список литературы

1. Волков Ю. Г., Мостовая И. В. Социология учебник для вузов / Под ред. проф. В. И. Добренькова. – М.: Гардарики, 2007. – 432 с.

2. Добреньков В. И., Власюк К. Г., Зайналабидов А. С. Основы социологии и политологии. – Ростов н/Д: “Феникс”, 2006. – 416 с.

3. Елсуков А. Н., Соколова Г. Н. История социологии: Учебное пособие. – Мн.: Выш. шк., 2008.

Капитонов Э. А. Социология XX века. – Ростов-на-Дону, 1996. – с. 364

5. Кравченко А. И. Социология: Общий курс: Учебное пособие для вузов. – М.: ПЕРСЭ; Логос, 2007. – 640 с.

6. Кравченко А. И. Социология: Учебник для вузов. – М.: Академический проект, 2006. – 508 с.

7. Основы социологии. Курс лекций. Ч. 1/ Отв. ред. Эфендиев А. Г. – М., 2005.

8. Осипов Г. В. История социологии в Западной Европе и США. Учебник для ВУЗов – М.: Издательская группа Норма-Инфра М., 2008.

9. ПаретоВ. Traiffi de sociologie gimurale // Pareto V. Oeuvres complntes. Geimve, 1968. T. XII.

10. ПаретоВ. Manuel d’uconomie politique. P., 1909.

11. Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992. Т. П.

12. Социология. Наука об обществе. Учебное пособие/Под ред. В. П. Андрущенко. – Харьков, 2005.

13. Фролов С. С. Социология. Учебник. – М.,2004.

14. Харчева В. Г. Основы социологии. Учебник. – М., 2006.

15. Щекин Г. В. Система социологического знания. Учебное пособие. – К.,2006.


Значение социологических идей Паретто